Управление спросом — универсальный метод решения современных проблем энергоснабжения

Рубрика:

Рынок

 

Авторы

Гительман Леонид, Профессор Уральского федерального университетаимени первого Президента России Б.Н. Ельцина, д. э. н.

Ратников Борис, Профессор Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, д. э. н.

Кожевников Михаил, Аспирант кафедры систем управления энергетикой и промышленными предприятиями Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина

 

    Управление спросом — это инициативная форма экономического взаимодействия энергоснабжающих организаций с потребителями, обеспечивающая взаимовыгодное регулирование объемов и режимов электропотребления. Для этого энергокомпании применяют программно-целевой подход в совокупности с мотивационными (инвестиционными и финансовыми) инструментами.
    Принципы управления спросом на электроэнергию
    Управление спросом позволяет обеспечивать перспективные балансы спроса и предложения в энергосистемах (регионах) с минимальными затратами ресурсов, более высокой надежностью и экологичностью электроснабжения. При этом появляется возможность отложить вводы новых генерирующих и сетевых мощностей либо сократить их объемы. В то же время потребители уменьшают расходы на оплату электроэнергии, а также получают доходы от реализации некоторой части спроса на мощность (энергию) на оптовом рынке, признанной нерациональной, причем, что очень важно, без первоначальных капиталовложений.
    Программы управления спросом (ПУС) предполагают два направления (инвестиции в повышение энергоэффективности и управление нагрузкой потребителей), основанных на финансовых стимулах (снижение максимума или перенос пиковых нагрузок). Соответствующие затраты несут непосредственно энергокомпании либо независимые организации, лицензируемые и регулируемые государством.
    Экономическая эффективность управления спросом как альтернатива управления предложением (вводы новых энергетических мощностей) обусловлена существенно более низкими (от двух до десяти раз) затратами в энергосбережение по сравнению с дополнительным производством, а также относительно малыми сроками окупаемости инвестиций (1—3 года). Большое значение также имеют надежность и экологическая эффективность энергетического производства.
    Применение механизма управления спросом является выгодным для всех субъектов энергорынка.
    Выгоды для потребителей. Управление спросом не означает какого-либо принуждения к абсолютному сокращению потребления электричества с неблагоприятными последствиями для экономического роста или качества жизни населения. Напротив, оно предполагает улучшение энергоэкономических параметров производства на основе повышения энергоэффективности, рационализации режимов электропотребления и снижения стоимости энергоснабжения. Речь, таким образом, идет об устранении сверхоптимального спроса на энергию и мощность в расчете на единицу объема продукции или услуг.
    Выгоды для энергокомпаний. Во-первых, устраняется угроза потери доходов генерирующих и сетевых компаний из-за наращивания собственной генерации в промышленности. Во-вторых, вследствие снижения неопределенности спроса повышается качество планирования развития энергомощностей в регионах.
    Выгода для поставщиков энергоэффективного оборудования и услуг по энергосбережению. Управление спросом будет способствовать развитию соответствующих рынков. В данном случае компании, управляющие спросом, выступают как посредники между поставщиками технических средств и услуг и потребителями.
    Между тем общественное значение ПУС нередко вступает в противоречие с традиционными коммерческими интересами энергокомпаний — потенциальных субъектов управления спросом, нацеленных на рост объема продаж и массы прибыли от реализации электроэнергии, а не на энергосбережение. В связи с этим возникает необходимость использовать в отношении таких поставщиков административно-правовое принуждение и различные методы экономического стимулирования.
    До проведения рыночных преобразований в электроэнергетике ряд стран (в первую очередь, США) практиковали различные модели управления спросом в вертикально-интегрированных компаниях, регулируемых правительством, в виде ПУС и соответствующих мотивационных мер. В послереформенный период интерес к этой деятельности стал пропадать: считалось, что рыночных механизмов достаточно для обеспечения энергоэффективности в потреблении и устойчивого формирования необходимых балансов мощности и нагрузки. Однако эта точка зрения впоследствии была признана ошибочной. Свидетельством тому является массовое распространение в последние годы ПУС в электроэнергетике многих стран, находящихся в различных частях света — от Америки и Европы до Юго-Восточной Азии и Австралии1. В числе универсальных факторов, продвигающих ПУС в мировой электроэнергетике, надлежит отметить такие, как дефицит генерирующих и транспортных мощностей, вызванный растущими инвестиционными рисками для энергокомпаний, экологические ограничения, повышение цен на электроэнергию при солидном потенциале рационализации электропотребления, проблемы с надежностью, связанные с коммерциализацией отрасли.
    Следует подчеркнуть, что для стран с реструктурированной электроэнергетикой (типа российской) управление спросом перемещается из интегрированных компаний на уровень электросетевых, контактирующих непосредственно с потребителями регионов. Это, конечно, снижает ресурсные возможности реализации ПУС и, вероятно, потребует специальных инструментов координации с генерирующими компаниями, а в ряде вопросов — с энергосбытовыми.
    Во всех странах, где внедряются ПУС в электроэнергетике, правительства контролируют, регулируют и стимулируют этот процесс посредством разнообразных административных (нормативных), организационных и финансово-экономических мер. При этом особое внимание уделяется устранению барьеров, препятствующих энергокомпаниям включиться в необычную для них сферу деятельности.
    Так, например, наличие согласованных с потребителями ПУС, может служить основанием для получения лицензии на поставку (передачу) электроэнергии или ввод новых энергомощностей. Важно, что энергокомпания не имеет права отказывать потребителям в присоединении и поставках, ссылаясь на нехватку мощностей (за исключением форс-мажорных ситуаций, оговоренных в законах об энергоснабжении). В ряде случаев законодательство устанавливает определенный процент годового дохода, который компания обязана инвестировать в проекты повышения энергоэффективности своих потребителей.
    По-разному решается вопрос организации администрирования ПУС, включая разработку, реализацию (контракты с потребителями) и механизмы стимулирования. Принципиально, что эти функции может осуществлять не только собственно энергокомпания (интегрированная или сетевая)2. В частности, один из подходов предполагает администрирование ПУС независимой организацией, которая отбирается, лицензируется и регулируется соответствующими государственными структурами. В этом случае считается, что подобная организация свободна от возможного конфликта интересов между ростом продаж электроэнергии (мощности) и снижением спроса, поскольку она находится вне энергобизнеса.
    В области ценообразования предпринимаются попытки разорвать связь между объемами продаж электричества и прибылью компании. Эта связь рассматривается в качестве главного барьера, с которым повсеместно сталкиваются энергокомпании при попытке перехода на управление спросом. Для его ликвидации предлагается, например, ограничивать доходы энергокомпаний, устанавливая фиксированную величину дохода в расчете на одного потребителя в обслуживаемом регионе. Считается, что этот инструмент делает компанию равнодушной к снижению продаж.
    Другой подход направлен на обеспечение приоритета инвестициям в энергоэффективность. В этом случае соответствующие капиталовложения включаются, наряду с инвестициями в новое строительство, в основной капитал компании, формирующий регулируемую базу тарифа в его доходной части. Энергосберегающие капвложения возмещаются также через механизм амортизации основного капитала. Но отличие состоит в том, что ставка прибыли на инвестированный капитал для вложений в энергоэффективность устанавливается на более высоком уровне, что оказывает соответствующее стимулирующее воздействие. Надо сказать, что и учет в электросетевых тарифах, формируемых по методу RAB, уровня надежности энергоснабжения (путем корректировки необходимой валовой выручки) в определенной степени будет способствовать повышению интереса к ПУС в энергокомпаниях.
    В некоторых случаях, особенно при высокой энергоэффективности ПУС, целесообразна передача энергокомпании-администратору ПУС части экономии, полученной потребителями, по определенному нормативу в виде надбавки к тарифу (что не мешает потребителям существенно снижать общую сумму платежей за электроэнергию).
    Надбавка к тарифу начала применяться также для нужд финансирования ПУС специально на реструктурированных энергетических рынках. Такой инструмент становится особенно актуальным в связи с появлением независимых администраторов ПУС (см. выше) и созданием энергосберегающих фондов в ряде стран. Как правило, размер этой надбавки незначителен, она может устанавливаться как в абсолютной величине, так и в виде процента от ежемесячной платы потребителей за электроэнергию (так, в Калифорнии она составляет 0,6%).
    Необходимо подчеркнуть, что в условиях реструктурированной электроэнергетики и инвестиционных ограничений приоритетным направлением дальнейших реформ следует считать освоение электросетевыми компаниями-дистрибьюторами методики перспективного планирования по минимальным затратам (принцип интегрированного планирования ресурсов). Это предполагает постоянный поиск наиболее экономичной альтернативы — реализацию ПУС или сооружение новых мощностей. В общем случае, конечно, речь идет об оптимальном сочетании обоих походов.
    С другой стороны, в контексте рыночных преобразований рассматривается механизм реагирования на спрос на оптовом рынке, позволяющий потребителям участвовать в торговле электроэнергией, высвобождаемой в результате изменения графиков энергопотребления (нагрузки). С этой целью применяются цены, дифференцированные по зонам и часам суток (тарифы «реального времени»), специальные контракты «на отключение нагрузки» и др. Каждый потребитель может участвовать в проблемах реагирования в зависимости от своих регулировочных возможностей.
    Особенности управления спросом на электроэнергию в России
    Рассмотрим факторы, обусловливающие общественную ценность управления спросом на электроэнергию как организационно-экономической инновации в аспектах спроса и предложения.
    Со стороны спроса (потребители):
  • рост цен на электроэнергию;
  • значительный, не реализованный потребителями, потенциал энергосбережения;
  • низкий уровень электрификации народного хозяйства;
  • тенденция к разуплотнению графиков электрических нагрузок;
  • повышенный спрос на реактивную мощность (промышленность);
  • неудовлетворительная организация приборного учета (маломощные потребители);
  • необходимость поддерживать льготные цены для населения.
    Со стороны предложения (производители и поставщики):
  • сочетание плохого инвестиционного климата, высоких инвестиционных рисков и намечающегося дефицита энергомощностей;
  • нехватка пиковых генераторов (особенно в европейской зоне);
  • критический износ основных фондов энергопредприятий;
  • необходимость больших затрат на системную надежность и надежность электроснабжения;
  • высокие потери при передаче электроэнергии (особенно в региональных сетях).
    Управление спросом имеет для российской электроэнергетики огромное значение, т.к. способствует переориентации ограниченных инвестиций энергокомпаний с нового строительства на техническое перевооружение действующих объектов, повышению надежности функционирования отрасли, сокращению затрат госбюджета на компенсацию инвестиционных рисков и прямые капиталовложения, а также на поддержание социально приемлемых тарифов на розничном рынке (при сдерживании роста цен на оптовом рынке). При этом потребители получают практически беззатратный доступ к энергоэффективным технологиям, сокращают расходы на оплату электроэнергии и мощности, повышают конкурентоспособность выпускаемой продукции и расширяют производство. Особо подчеркнем, что в промышленности создаются благоприятные энергоэкономические условия для повышения уровня электрификации, а значит эффективности производства на базе прогрессивных электроемких технологий (проще говоря, электроэнергия, сэкономленная в одних процессах, служит дополнительным ресурсом для электрификации других).
    Таким образом, концепция управления спросом построена на согласовании экономических интересов субъектов спроса и предложения, что предопределяет ее жизнеспособность. Важно также, что ПУС, интегрированные в механизм рыночных преобразований в электроэнергетике, позволяют существенно улучшить ситуацию, связанную с результатами реформ, и изменить к ней отношение общества. Для российских регионов в целом актуальны обе формы управления спросом: инвестиции в энергоэффективность и управление нагрузкой, но приоритеты могут различаться по отдельным энергосистемам.
    На первом этапе внедрения ПУС в качестве объектов инвестиций в энергосбережение целесообразно рассматривать универсальные электропотребляющие процессы в промышленности: силовые (электропривод) и освещение, на которые в совокупности приходится более 70% расхода электроэнергии. В дальнейшем круг процессов и потребителей может быть расширен вплоть до коммунально-бытового сектора.
    В части управления нагрузкой следует в первую очередь обратить внимание на энергоемкие промышленные предприятия с резкопеременными графиками нагрузки, располагающие соответствующими регулировочными возможностями для снижения пикового потребления, переноса цен на внепиковые часы суток, а также заполнения ночного спада нагрузок. При этом необходимо всесторонне учитывать затраты (потери) предприятия, возникающие при рационализации режима электропотребления и нуждающиеся в компенсации со стороны энергоснабжающей организации, управляющей спросом.
    Специальные программы должны разрабатываться с целью оптимизации потребления реактивной мощности электроприемниками промышленных предприятий (в часы максимальных и минимальных нагрузок энергосистем). Значение этого направления будет возрастать по мере обострения проблем с потерями активной мощности в сетях и стабилизацией напряжения.
    Надо сказать, что некоторые организационно-технические решения в области управления нагрузкой потребуют прямых инвестиций — например, установка непосредственно у потребителей маломощных пиковых генераторов (на базе турбинного либо дизельного привода), а также устройств компенсации реактивной мощности.
    Необходимо выделить факторы, сдерживающие энергоэффективность на промышленных предприятиях и соответственно требующие вмешательства энергокомпаний-оператов.
    Экономические факторы:
  • низкая доля затрат на электро­энергию в издержках производства (вследствие невысокого уровня электрификации и низких цен на электричество);
  • ориентация энергоменеджмента на предельно низкие сроки окупаемости капитальных вложений в энергоэффективность (1—2 года);
  • высокая стоимость энергоаудита и инвестиций в энергоэффективную технику;
  • отсутствие ценовой конкуренции на внутренних рынках промышленной продукции.
    Психологические факторы:
  • привычка к энергорасточительству (как следствие отсутствия ограничений на энергоснабжение);
  • игнорирование дешевых проектов по энергоэффективности (при этом на дорогие проекты у собственников нет денег);
  • недооценка управления издержками как фактора наращивания прибыли предприятия;
  • индифферентность к любым инновациям, не связанным непосредственно с ростом объемов производства и сбыта продукции.
    Алгоритм управления спросом в регионе включает следующие действия:
    1) отбор перспективных объектов по предварительной договоренности с энергоменеджментом предприятий;
    2) проведение энергоаудита на отобранных объектах (с возможным привлечением специализированных организаций);
    3) разработка программ управления спросом на плановый период (с предварительной оценкой их эффективности);
    4) оценка необходимых затрат (в рамках бюджета программ);
    5) выбор поставщиков энергоэффективного оборудования, приборов и устройств;
    6) заключение контрактов с потребителями (в рамках ПУС) и поставщиками техники;
    7) контроль за реализацией ПУС (включая необходимые корректировки);
    8) анализ итогов реализации ПУС в отчетном периоде;
    9) распределение финансовых эффектов от внедрения ПУС между потребителями и энергокомпаниями в данном регионе;
    10) выработка предложений по пролонгации ПУС и расширению круга объектов в данном регионе.
    Механизмы запуска и мотивации ПУС
    Когда генерация отделена от передачи электроэнергии, как это имеет место в России, региональные электросетевые компании становятся операторами ПУС, выполняя функции разработки, продвижения и мотивации соответствующих программ (что, конечно, потребует создания специальных энергосервисных подразделений). Для обеспечения финансово-технологического взаимодействия с потребителями наилучшим вариантом было бы объединение распределения электроэнергии со сбытом. По крайней мере, необходимо иметь отдельные договоры на передачу и сбыт (поставку), а не один, как сейчас, контракт на энергоснабжение со сбытовой компанией.
    На этапе запуска ПУС для преодоления психологической инерции потребуется административно-правовое воздействие на регулируемые электросетевые компании. Их необходимо обязать заниматься управлением спросом, учитывая его уникальное общественное значение. Например, целесообразно установить минимальную долю от общего объема инвестиций, направляемую на реализацию ПУС. Компания не имеет права вводить новые мощности при отсутствии работающих ПУС, при этом также исключаются пересмотр и корректировка сетевых тарифов. В случае неадекватного реагирования на установленные требования компания подвергается экономическим санкциям, в частности посредством корректировок полученной валовой выручки3. Однако все это теряет всякий смысл, если не будет разработана универсальная методика управления спросом для электросетевых компаний.
    Меры принуждения должны сочетаться с методами экономического стимулирования и поощрения. Причем значение последних возрастает в процессе освоения энергокомпаниями нового для них вида деятельности по управлению спросом. Для обеспечения эффективной мотивации следует использовать все возможности, предоставляемые ценообразованием по методу экономически обоснованной доходности на инвестированный капитал (в зарубежной практике — метод RAB). Арсенал подобных возможных механизмов хорошо известен из мирового опыта и апробирован многими странами, внедряющими ПУС в качестве альтернативы новым вводам.
    Следует подчеркнуть, что итоговая результативность управления спросом на уровне компании-оператора (поддерживаемая мотивационными механизмами) проявляется в повышении рентабельности этой компании, позволяющем поддерживать приемлемые цены для новых потребителей.
    Не секрет, что в российской действительности инертность по отношению к инновациям такого организационно-экономического профиля свойственна не только энергоснабжающим предприятиям, но и потребителям, несмотря на очевидную выгоду для них участия в ПУС, предлагаемых компаниями-операторами. Значит, для поддержки запуска ПУС потребуются меры административно-правового принуждения к взаимодействию с энергокомпаниями и для части квалифицированных потребителей. Речь идет об электроемких предприятиях, обладающих (по данным обязательного энергоаудита) солидным нереализуемым потенциалом роста энергоэффективности и (или) регулировочными возможностями для рационализации графиков нагрузок, но игнорирующих предложения региональной энергокомпании в области ПУС. В этой части среди наиболее логичных инструментов можно назвать ограничения по подключению дополнительных электроприемников (нагрузок), а также штрафы за нерациональное потребление в часы максимума энергосистемы (когда суточный пик нагрузки предприятия совпадает по времени с общесистемным пиком).
    Между тем экономическая мотивация подключения к ПУС для таких потребителей абсолютна ясна и понятна. Во-первых, внедрение энергоэффективной техники без дополнительных капиталовложений либо с минимальным долевым участием в инвестициях. Во-вторых, рационализация режимов электропотребления в обмен на снижение суммарной платы за мощность или с условием отдельной платы за уменьшение нагрузки в пиковые часы. Для этих целей за рубежом широко применяются специальные тарифы «управление электропотреблением», например ставки, дифференцированные по зонам или часам суток, контрактные тарифы «на прерывание нагрузки», различные методы оплаты реактивной мощности и др.4 Здесь важным моментом является корректное определение размера финансовых стимулов для предприятия-потребителя. Основополагающее правило: величина экономии (дохода) потребителя от участия в ПУС должна превышать все затраты, необходимые для изменения режима нагрузки (форсирование производства во внепиковые часы, корректировка графиков, организация ночных смен и т.д.). На этапе запуска и освоения ПУС в регионах наилучшим является вариант, когда указанные затраты полностью возмещаются компанией-оператором.
    Как уже отмечалось, региональные электросетевые компании финансируют инвестиции в энергоэффективность и другие затраты, составляющие бюджет ПУС, самостоятельно. При этом они имеют возможность получать норму прибыли на капитал по более высоким ставкам по сравнению с инвестициями в новое строительство.
    В то же время эффект от управления спросом получают и генерирующие компании в виде отложенных рисковых инвестиций на новые мощности, экономии эксплуатационных затрат, расширения финансовых возможностей для устранения износа и повышения технического уровня электростанций, работающих в данном регионе (энергосистеме). Следовательно, они также должны участвовать в финансировании ПУС, разрабатываемых и внедряемых электросетевыми предприятиями и получать для мотивации определенную долю экономического эффекта от этого вклада (в виде прибыли на капитал).
    Здесь уместно еще раз подчеркнуть, что концепция управления спросом основана на балансе интересов генерирующих, сетевых компаний и потребителей электроэнергии, что предопределяет ее бесконфликтность, а значит безусловную практическую результативность.
    В связи с вышесказанным целесообразным представляется вариант создания региональных фондов энергоэффективности (энергосбережения), в которых бы аккумулировались финансовые ресурсы оптовых и территориальных генерирующих компаний, а также средства, выделяемые Федеральной сетевой компанией. Для этого следует ввести нормативы отчислений в указанные фонды от чистого дохода соответствующих компаний (складывающегося из амортизации и прибыли). Таким образом электросетевые компании-операторы ПУС получают право на использование средств региональных фондов в установленном порядке, расширяя инвестиционные возможности и пополняя бюджеты ПУС.
    Управление региональным фондом энергоэффективности возлагается на независимую от энергобизнеса государственную организацию, выполняющую административно-распределительные функции, в частности сбор средств5, контроль за их использованием оператором (электросетевой компанией), распределение экономического эффекта от ПУС между компаниями-инвесторами, возврат финансовых ресурсов, не востребованных в ПУС, их владельцам. Структуры, управляющие фондом энергоэффективности, могут также выполнять функции информационного обеспечения генерирующих компаний в отношении ПУС, разрабатываемых и реализуемых электроснабжающими организациями.
    Такой подход, по нашему мнению, позволит снизить финансовую нагрузку по управлению спросом на электросетевые компании и повысить ожидаемую эффективность ПУС уже на стадии их формирования.
    В заключение отметим, что основная работа по организации внедрения механизмов управления спросом в региональных энергокомпаниях, мониторингу этого инновационного процесса и контролю результатов ПУС должна быть сосредоточена в Холдинге МРСК. Он также может взаимодействовать с поставщиками энергоэффективного оборудования.
    Выводы
    Проекция мирового опыта на российскую действительность убедительно доказывает наличие огромного потенциала управления спросом как фактора и средства кардинального повышения эффективности отечественной электроэнергетики во всех ее аспектах. Для запуска программ управления спросом в региональных энергосистемах потребуются разработка соответствующих методических материалов для электросетевых (распределительных) компаний-операторов ПУС, внесение определенных изменений в типовые организационные структуры указанных компаний, переход на прямые контракты с потребителями, применение административно-правовых и экономических механизмов стимулирования, создание региональных фондов энергоэффективности, аккумулирующих финансовые ресурсы генерирующих компаний и управляемых регулируемой государством организацией, обеспечение взаимосвязей с поставщиками энергоэффективных технических средств (на базе Холдинга МРСК).
    Главным препятствием на пути продвижения ПУС является дефицит «политической воли» у лиц, принимающих ключевые решения в сферах государственного управления и энергобизнеса. Это объясняется прежде всего сложившейся ориентацией менеджмента на краткосрочные финансовые результаты и игнорированием эффективности как стратегической цели. Отсюда исходит известный скептицизм в отношении внедрения управления спросом в электроэнергетике. Более того, многие менеджеры даже не знают такого термина, и им очень сложно понять, как можно способствовать снижению спроса и падению текущих продаж.
    Представителям энергетического истеблишмента пора осознать серьезность положения: если в ближайшее время ситуацию не удастся переломить, то в обозримой перспективе следует ожидать весьма серьезных последствий для энергобезопасности страны, а значит и для ее экономики.