Вот и РАО прошло,словно его и не было

 

Автор

Григорьев Александр, Руководитель отдела стратегических исследованийИнститута проблем естественных монополий (ИПЕМ), к. э. н.

 

    Миновал еще один, четвертый по счету год без РАО «ЕЭС России». Обычно летом принято подводить итоги реформы: как выросли цены, насколько отстают темпы реализации инвестиционных программ от ранее запланированных, каковы недостатки действующей модели функционирования рынков и т.д. В общем, профессионалы анализируют происходящее. Но только ли специалисты должны оценивать результат? Могут ли это сделать простые потребители?
    Через дорогу, напротив здания, где располагается Институт проблем естественных монополий, десяток гастарбайтеров на протяжении двух недель рыли траншею. Большую часть времени — просто лопатами и без особого успеха. Затем, когда, видимо, стали поджимать сроки, подогнали серьезную строительную технику — экскаватор. Правда, тот весь день простоял без дела, и лишь к концу рабочего дня мы услышали сначала рокот заведенного дизеля, а спустя пару минут — громкий хлопок, сопровождавшийся яркой вспышкой. Бригада копателей наткнулась на силовой кабель. «Ну, теперь мы хотя бы знаем, куда он идет. А вот откуда — пока еще нет», — позднее с улыбкой поведал бригадир электриков. Нам же в тот день было не до смеха: от кабеля было запитано два из трех этажей институтского здания, в том числе и наш. И это при том, что работа над небольшим, но важным отчетом была в самом разгаре. Мои коллеги оценили иронию происходящего: отчет, над которым мы трудились, был посвящен текущим итогам реформы электро­энергетики. Вот вам и «итоги».
    Я же поймал себя на мысли о том, что все это я когда-то уже видел. Почти четыре года назад мы также остались без света, и тоже под вечер. Только тогда эпопея с восстановлением энергоснабжения тянулась почти месяц, и причины перебоев были другие. Их можно назвать издержками реформы: новые правила, новые сбыты, иные договора, словом — все новое. Только массы потребителей об этом ни сном ни духом не ведали. В итоге приходит электрик и обесточивает объект: а как же, старый договор, который действовал долгие годы, недействителен, ведь у нас реформа, разделение по видам деятельности, конкуренция за потребителя, новые вывески… Обо всем этом надо было догадаться самому потребителю, т.к. никто не удосужился его оповестить. Нет, конечно, он что-то слышал о преобразованиях в энергетике, но пристально следить за этим — удел специалистов, всех остальных же может волновать лишь один аспект — цены.
    Кстати цены, как мы теперь знаем, вопреки обещаниям реформаторов, но отнюдь не вразрез с прогнозами независимых экспертов, резко пошли вверх. Мне неоднократно приходилось отвечать на вопросы знакомых представителей малого бизнеса. Сначала они спрашивали, куда делся тариф, затем — РАО «ЕЭС России», интересовались даже тем, что такое ЧЧИ. К ним вскоре присоединились мои друзья, проживающие в Восточном и Юго-Восточном округах Москвы: они хотели знать, куда вдруг исчезло «Мосэнерго» и кому теперь платить за свет.
    Все эти истории, как мне кажется, наглядно иллюстрируют то, что обычно и принято описывать в длинных и подробных отчетах о реформировании: утеря единого центра управления и ответственности, недовольство потребителей, а главное — неразбериха и неясность перспектив проводимых преобразований даже для тех, кто непосредственно занят проблемами отрасли. Что же говорить о простых потребителях? Причина, на мой взгляд, проста — изначально неверные ориентиры и расстановка приоритетов. Какой была цель нашей реформы? Привлечь инвесторов, построить для них рынок. А какие задачи, например, ставит перед собой Великобритания? Многие удивятся, но это защита интересов потребителей, снижение их затрат на электро­энергию, и лишь затем — создание необходимых условий для инвесторов, о чем прямо заявляется как с высоких трибун, так и (что более важно) в разрабатываемых документах.
    Подготовка недавно представленного британскому парламенту плана реформы проходила в обстановке полной открытости: пожалуйста, есть адрес электронной почты, можно направлять замечания и предложения, которые потом появятся на сайте Министерства энергетики и изменения климата — DECC (по крайней мере, присланное компаниями и экспертами там обнаружить удалось). Какой контраст с тем, что делалось у нас в 2000-х! Никто никому ничего толком не объяснял, да и целей таких не ставил. Они были иными и умещаются в одном слове — «побыстрей». Только вот нигде в мире, и даже в Великобритании — оплоте экономического либерализма, с реформой электроэнергетики не спешат, прорабатывая этапы ее осуществления на многие годы вперед.
    Форсирование событий, как попытка исправить ошибки в планировании, приводит к плачевным результатам, будь то реформа или рытье траншеи.