Критический аспект задолженности

 

Автор

Комиссаров Иван, Маркетолог-аналитик Morgan&Stout

 

    По итогам II кв. 2012 г. объем задолженности в отрасли жилищно-коммунального хозяйства составил 569 млрд руб. (см. таблицу), рост задолженности с 1 апреля 2012 г. — 69 млрд руб., или 13,9%. Под задолженностью за жилищно-коммунальные услуги понимается задолженность конечных потребителей (физических лиц, промышленных предприятий) перед поставщиками коммунальных ресурсов и услуг — ресурсоснабжающими организациями и управляющими компаниями, а также долги предприятий ЖКХ перед поставщиками энергоресурсов. Взаимные долги ресурсоснабжающих компаний в сумме задолженности не учитываются.
    Рост задолженности ЖКХ за 2009—2011 гг. составил 288 млрд руб., или 180%. Тенденции роста задолженности в 2012 г. пока полностью повторяют таковые предыдущих лет.
    В общем объеме задолженности долги физических лиц за услуги ЖКХ по РФ составляют 113 млрд руб., долг за услуги ЖКХ по РФ на домохозяйство — 2142 руб.
    Среди федеральных округов наибольшие объемы задолженности аккумулируют самые промышленные — Уральский, Приволжский и самый населенный — Центральный. Необходимо оговорить, что использовать прямое сравнение федеральных округов по объему задолженности некорректно — округа различаются по количеству входящих регионов, по объемным характеристикам (экономическое развитие, численность населения, социальные параметры, климатические условия). В связи с этим «лидерство» того или иного федерального округа носит условный характер, т.к. объем задолженности скорее отражает масштабы региональных экономик, которые определяют объем, длительность и характер потребления коммунальных ресурсов, нежели указывает на недочеты по работе с дебиторской задолженностью (хотя и такие примеры, безусловно, есть).
    При наблюдении за динамикой роста задолженности во II кв. 2012 г. отмечено замедление темпов роста задолженности в таких федеральных округах, как Уральский (на 6,4 пунк­та) и Северо-Западный (на 2 пунк­та), однако это снижение не компенсировало общий темп увеличения объема задолженности в стране в целом.
    Наиболее полно, на наш взгляд, картину с задолженностью характеризует не абсолютный объем задолженности, а размер коммунальной задолженности населения в расчете на домохозяйство. Данный показатель демонстрирует глубину проблемы, связанную с несвоевременной оплатой услуг и ресурсов ЖКХ со стороны самой массовой группы абонентов — населения. По данному показателю абсолютным лидером остаются регионы Северо-Кавказского федерального округа. На втором и третьем месте находятся регионы Уральского и Северо-Западного федеральных округов. Необходимо отметить, что если на Северном Кавказе проблема долгов ЖКХ носит системный характер и затрагивает практически все регионы округа, то на северо-западе основной вклад в негативную статистику вносят Мурманская область и Республика Коми, а в Уральском федеральном округе — Свердловская область. Свои «чемпионы» есть и в сравнительно благополучных округах. В Сибирском ФО с наиболее низким показателем долга на домохозяйство это Республика Тыва, где показатель совершенно астрономический — 8 тыс. руб. И только низкие объемные характеристики региона позволили другим регионам Сибирского ФО сгладить общую статистику.
    В структуре коммунальной задолженности наибольший удельный вес имеют долги за ключевые ресурсы — тепловую и электроэнергию. На третьем месте — долги за водоснабжение, на четвертом — за газ. Лидирующие позиции тепла в рейтинге задолженности определяют особую роль производителей и поставщиков данного вида энергии и в системе ЖКХ страны, и в вопросах урегулирования проблемной задолженности.
    Рынок российского теплоснабжения, являясь одним из крупнейших в мире (от источников теплоснабжения (ТЭЦ, котельных) тепловая энергия передается по сетям протяженностью 172 тыс. км (в двухтрубном исчислении) для 44 млн потребителей), был фактически «забыт» при реформировании энергетики. Кризис 2008—2009 гг. продемонстрировал, что в модели оптового рынка электроэнергии не учли специфику когенерации с точки зрения технологического цикла ТЭЦ. Возникло перекрестное субсидирование между продукцией ТЭЦ: цена на электроэнергию формируется на рыночных условиях и не учитывает полностью затраты топлива, отнесенные на производство электроэнергии, а регулируемый тариф на производство тепла учитывает заниженные удельные затраты. В результате современные ТЭЦ становятся неконкурентоспособными на рынке электроэнергии, что создает для их собственников стимул к консервации мощностей и замещению ТЭЦ котельными. Это ведет к феномену, получившему название «котельнизация России», а в конечном счете — к росту тарифа на тепло, поскольку средний тариф в котельных в среднем в два раза превышает аналогичный тариф в ТЭЦ.
    Серьезные технологические и экономические проблемы связаны и с передачей тепловой энергии от источника к потребителю. Реальный срок службы тепловых сетей в России не превышает 8—12 лет (при нормативном сроке службы 25 лет). Потери тепловой энергии в сетях достигают 30% и более. Эти потери невозможно точно зафиксировать, поскольку многие сети сильно изношены и не оснащены приборами учета потребления.
    Помимо проблем ценового регулирования и изношенности сетей, негативную роль играет сложившаяся система взаимоотношений поставщик — потребитель, которая предполагает наличие неэффективных посредников в виде управляющих компаний. Реформа ЖКХ и изменение схемы организации теплоснабжения и сбыта породили проблему финансово необеспеченного посредника в системе расчетов. Испытывая постоянный дефицит оборотных средств, УК и ТСЖ получают на свои счета «подарок» в виде оплаты жильцами счетов за потребленное тепло.
    Подобное положение вещей создает условия для мошеннических схем, связанных с рождением компаний-«однодневок» с последующим хищением средств. Кроме того, даже реально работающие УК, как правило, не имеют активов и возможности кредитоваться. Свои огромные кассовые разрывы они компенсируют неплатежами в адрес ресурсоснабжающих компаний. Законодательная база в сфере управления жилым фондом допускает существование УК в рамках упрощенных организационно-правовых форм, вплоть до индивидуального предпринимателя, что фактически вводит финансово необеспеченного посредника в схему взаимодействия поставщиков и конечных потребителей. Как следствие — на проблемы неплатежей населения накладываются проблемы неплатежей со стороны УК, которые занимаются фактическим хищением средств у поставщиков ресурсов.
    Большой объем накопленной задолженности за тепловую энергию (по оценкам Morgan&Stout, 150 млрд руб. по состоянию на 01.07.12) имеет критический характер, представляет собой прямую угрозу для инвестиционной привлекательности всей энергетической отрасли и снижает эффективность финансовых вложений. При взгляде на производителей энергии со стороны трудно избавиться от ощущения, что энергетика хромает на свою «правую ногу» — электроэнергетику, и почти лишилась «левой» — теплоэнергетики. Но нельзя забывать, что большая часть производителей энергии, сконцентрированная в рамках ОГК и ТГК, работает на принципах когенерации, и без коренного реформирования тепловой части своего бизнеса говорить о привлечении средств и реализации масштабных инвестиционных программ не имеет смысла. Ведь, по сути, тепловому сектору нужно немного:

  • ценообразование — учет специфики ТЭЦ при формировании конечной цены на электроэнергию, чтобы устранить убыточность выработки тепла;
  • последовательная реализация программ оснащения жилого фонда приборами учета;
  • передача под контроль поставщиков тепла сетевого хозяйства;
  • перевод взаимоотношений поставщиков тепла и конечных потребителей — населения на прямые расчеты, минуя неэффективных посредников.
    Реализация большинства из перечисленных шагов позволит обеспечить механизмы безубыточного производства тепла по приемлемым тарифам для потребителей. Приборы учета помогут четко фиксировать объем отпуска и потребления, что устранит необходимость сверок и споров сторон по поводу выставленных счетов. Приватизация тепловых сетей обеспечит своевременную модернизацию последних. Переход на прямые расчеты с населением повысит уровень собираемости платежей до 95%. Как итог — стабильный и реальный денежный поток, финансовая устойчивость предприятий сектора, удешевление банковского кредита, возможность финансирования инфраструктурных проектов, а не кассовых разрывов.
    Масштабы теплового бизнеса в России столь велики, что перспективы реформирования в любом случае принесут успех. Впрочем, крупнейшие операторы бизнеса это прекрасно осознают и предпринимают активные шаги по оптимизации существующей структуры теплового сектора. Это касается прежде всего программ по оснащению приборами учета, перевода населения на прямые расчеты, инициативы по приватизации тепловых сетей.