Рынок с долгосрочными договорами в электроэнергетике: ценообразование и риски

 

Автор

Трофименко Сергей, Генеральный директор ОАО «Мосэнергобиржа»

 

    Сейчас многие эксперты оценивают итоги преобразований, связанных с реализацией рыночной модели, методами ее реализации и социально-экономическими последствиями. Оценки даются разные, вместе с тем эксперты единодушны в том, что:

  • свободный рынок электроэнергии и мощности в России фактически так и не создан, существующая модель не является современным конкурентным и саморегулируемым рынком;
  • все сегменты рынка разрозненны, отсутствует единая система управления;
  • отсутствует долгосрочное планирование производственной деятельности;
  • нет конкуренции за конечного потребителя;
  • продолжается старение основных фондов генерирующих компаний отрасли;
  • решаются только локальные финансовые задачи в интересах отдельных групп субъектов.
    Как общий итог — управление отраслью осуществляется в «ручном» режиме.
    Реализованная модель рынка содержит определенные недостатки, которые не позволили развиться рыночным отношениям во всех сегментах ранка. Что дальше?
    В настоящее время существует несколько обсуждаемых моделей.
    1. Регулировать с помощью государства все сегменты рынка, включая цену электроэнергии на рынке «на сутки вперед» (РСВ) и цену мощности.
    2. Не изменять модель РСВ, мощность оставить как отдельный «товар» и провести долгосрочные (до 12 лет) конкурентные отборы мощности (КОМ) с установлением цен по заявкам производителей электроэнергии.
    3. Перейти к либеральной европейской модели рынка прямых договоров как основному механизму торговли электроэнергией и мощностью.
    4. Модернизировать существующую модель, сделав более конкурентным оптовый (ОРЭМ) и розничный рынки при сохранении сегментов тарификации для некоторых участников и сегментов этих рынков.
    Первая модель оправдана целью фиксации установленного государством уровня цен. Она может быть применена только в краткосрочной перспективе, иначе возникнет резкое расслоение видов генерации по доходности и, как следствие, исчезнет экономический смысл инвестирования в обновление/поддержание старой мощности. При этом следует учитывать, что невозможно совместить при равноправных условиях интересы частного бизнеса и государственного (особенно если госкомпании выступают продавцами электроэнергии) рыночного механизма и ограничений по ценам.
    Вторая модель имеет существенный недостаток — установление цен на мощность на долгосрочный период. При этом даже не важна методика их определения. Планирование и установление цен на 3—5—10 лет в сложившихся условиях — финансовый авантюризм.
    Смысл КОМ — «сварить» в одном котле всю генерацию, чтобы дорогая (старая, неэффективная) генерация «выпала на дно». Если вместо выпавшей генерации Системному оператору (СО) в этом же месте требуется другая, он должен об этом заявить (по результатам отбора). Это подаст сигнал и государству, и собственнику, что в данном месте необходимо проводить модернизацию оборудования или строить новую генерацию. Если СО в этом месте для надежности ничего не нужно, необходимо закрывать станцию (и не платить). Только таким образом и состыковываются две темы: системная надежность и качество генерации. Гарантированная оплата генераторам, особенно по ценовым заявкам, которые они формируют сами, сводит на нет все усилия, при этом полностью устраняется конкуренция между станциями за потребителя, который будет вынужден оплачивать мощность по ценовым заявкам производителей в течение очень длительного периода.
    Сценарии социально-эконо­ми­чес­кого развития, лежащие в основе прогнозов, основываются на информации из регионов, которая по большей части не соответствует действительности, поэтому возможность прогнозировать потребление на 5—10 лет сомнительна. Существует риск завышения прогноза потребления, избытка новой генерации с одновременным сохранением старой и вводом сетевых объектов, несоответствия профиля генерации профилю потребления (другими словами, ошибки прогнозирования со стороны СО), и в результате возникает риск значительного регулирования в будущем. Корректирующие ежемесячные аукционы должны нивелировать риск поставки неверного объема, если найдется покупатель на лишний объем. При этом оплата ошибок прогнозирования как со стороны СО, так и со стороны самих потребителей опять ляжет на плечи потребителей. Риск оплаты неточности в прогнозировании покупателем растет с увеличением срока КОМ. Инструментов для хеджирования ценовых, объемных и рыночных рисков для покупателя нет. Потребитель хочет иметь возможность очень простого прогнозирования расходов, связанных с потреблением электро­энергии (мощности). Для этого формирование цены должно быть прозрачным и понятным. Сохранение нескольких категорий электроэнергии и мощности, соединение «товара» и «права» не вносит прозрачности ни в ценообразование, ни в прогнозирование. Покупатель не хочет оплачивать лишнюю либо неэффективную мощность. Он сам должен выбирать, какой объем и по какой цене из предлагаемых на рынке он будет оплачивать.
    Две последние модели предоставляют потребителю такую возможность в условиях конкуренции на принципах заключения двусторонних договоров по свободной цене на электрическую энергию и мощность.
    Основные цели:
  • развитие конкуренции на оптовом и розничном рынках;
  • повышение инвестиционной привлекательности за счет продажи электроэнергии и мощности по рыночным ценам;
  • снижение финансовой нагрузки на потребителей за счет оплаты только реально востребованной электроэнергии и мощности.
    Однако методы достижения этих целей несколько различаются.
    В третьей модели основные объемы электроэнергии и мощности должны быть законтрактованы одноставочными прямыми договорами между участниками рынка. На РСВ и балансирующем рынке (БР) торгуются только остаточные объемы. КОМ не проводится, невостребованная по прямым договорам мощность не оплачивается. Эта принятая в Европе модель является двигателем конкурентного рынка. По практике участников европейского рынка большинство объемов электроэнергии законтрактовано на несколько лет вперед, что позволяет им более точно планировать свою производственную деятельность. Данная модель доказала свою эффективность на локальных европейских рынках, и сейчас Европейская комиссия выпустила методические рекомендации по целевой европейской модели, целью которой является построение полностью интегрированного европейского рынка электроэнергии до конца 2014 г.
    Практика организации торгов за рубежом показывает, что данное направление могло бы стать естественным шагом по развитию рыночных отношений в России. Вместе с тем применение европейской модели (как и любой другой модели с долгосрочным планированием цен) может быть осложнено следующими обстоятельствами.
    1. Ценовые риски. Переход к прямым договорам при наличии нескольких крупных холдингов, объединяющих генерацию и сбыт, влечет:
  • распределение электроэнергии «дешевой» генерации среди избранных потребителей, дорогая генерация достанется всем остальным, «несчастным» потребителям, либо
  • при отсутствии конкуренции на розничном рынке продажу холдингом через подконтрольный сбыт электрической энергии и мощности по самой высокой цене;
  • наличие достоверного индикатора рыночной цены, манипулятивность индикаторов при выводе из торгов на РСВ существенного объема электроэнергии.
    2. Кредитные риски. Неоплата по прямым договорам несет существенный риск для продавцов. В этой связи представляется необходимым встраивать в цепочку платежей клиринговые организации и развивать систему «быстрых» банковских гарантий.
    3. Технологические риски. Готовность СО в приоритетном порядке загружать станции, законтрактовавшие объемы по прямым договорам и развитость сетей.
    4. Важная составляющая рынка прямых договоров — прогноз цены.
    Отсутствие системы качественного прогнозирования цен — существенный риск для сторон договора. На российским рынке система раскрытия информации создана, существуют требования (стандарты), установленные Постановлением Правительства РФ от 21.01.04 № 24 «Об утверждении стандартов раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии». При этом перечень такой информации зачастую недостаточен для качественного прогнозирования цен даже на краткосрочный период. В частности, не хватает ключевых факторов, влияющих на ценообразование, связанных с ремонтом генерирующего оборудования и сетей:
  • актуального графика ремонтов генерирующего оборудования (генераторы свыше 100 МВт) до конца календарного года;
  • установленной мощности генерирующего оборудования, находящегося в ремонте;
  • количества объектов диспетчеризации, находящихся в ремонте;
  • переченя объектов диспетчеризации, находящихся во внеплановом и аварийном ремонте;
  • актуального графика ремонтов сетевого оборудования (влияющего на контролируемые сечения).
    Данная информация раскрывается СО по энергосистемам. В то же время многие участники рынка сходятся во мнении о необходимости большей детализации раскрытия данной информации — вплоть до станции.
    Раскрытие информации на европейских рынках (рекомендации СО в Европе)
    Данные по генерации:
  • планируемые ремонты;
  • данные по запасам в резервуарах гидростанций, измеряемые электроэнергией (другими словами, потенциальное количество электроэнергии, возможное к выработке гидростанциями на основе запасов воды).
    Прогноз по нагрузке, данные в реальном времени по авариям;
    Данные по сетям:
  • пропускная способность сетей в зависимости от часа (часового пояса) и сезона;
  • данные по загрузке сетей на сутки вперед с объяснением методологии и допусках, использовавшихся при расчете загрузки.
  • информация о механизме распределения мощности и нагрузки, результаты распределения и запланированные торги;
  • данные по загрузке сетей в реальном времени;
  • данные по запланированным ремонтам в сетях и их влиянию на сечения и мощности;
  • оперативная информация по авариям и нарушениям в работе сетей.
    На скандинавском рынке к раскрытию информации выдвигаются те же требования, что и на европейском рынке, и дополнительно публикуются срочные сообщения по рынку NordPool — как правило, инсайдерская информация по изменению в графике ремонтов или авариях.
    Детализация раскрытия информации, ее глубина, актуальность достоверность, возможность публикации в форматах, доступных для автоматизированной обработки, равная доступность к информации для всех субъектов, говорит о качестве рынка и о доверии к нему всех категорий участников, включая как реальных производителей/потребителей, так и финансовых институтов.
    Возможные решения: постепенный переход к европейской модели
    Переход к европейской модели влечет за собой следующее:
  • возможность заключать свободные договоры по согласованной одноставочной цене с балансом между ценой электроэнергии и мощности;
  • сохранение РСВ как индикатора рыночной цены на электроэнергию;
  • оплата потребителями только востребованной мощности — влечет отбор рынком реально необходимого объема мощности;
  • гарантированная оплата производителям минимальной стоимости мощности;
  • реальные стимулы для гарантирующих поставщиков к заключению свободных договоров с возможностью извлечения прибыли;
  • конкурентные торги частью объемов прямых договоров через публичные предложения;
  • единый порядок оплаты мощности на ОРЭМ и в розничном рынке;
  • постепенный (подготовленный) вывод объемов электроэнергии с РСВ под прямые договоры.
    Данная модель предлагалась НП «Совет рынка» и предусматривала переход к заключению участниками ОРЭМ свободных двусторонних одноставочных договоров (электроэнергия + мощность) при сохранении ценообразования на электро­энергию на РСВ. Одноставочное ценообразование в свободных договорах на ОРЭМ позволяет сбалансировать цену электроэнергии и мощности таким образом, что при росте цены на электроэнергию стоимость мощности для участников будет уменьшаться, и наоборот, что позволит повысить конкуренцию и сбалансировать цены, а также упростить ценообразование. Срок возможного применения модели — январь 2013 г.
    Считаю, что необходимо развивать рынок , опираясь на конкуренцию в тех секторах, где она возможна, упрощая модель, придерживаясь принципа равенства всех субъектов рынка в возможности заключения гражданско-правовых договоров, влияния на ценообразование. Переходить от краткосрочных договоров к более длинным следует постепенно, учитывая и снижая риски всех субъектов рынка, обеспечивая простоту и прозрачность ценообразования.