Спасение утопающего

 

Автор

Рудаков Евгений, Руководитель отдела экономико-математического моделированияИнститута проблем естественных монополий

 

    Грядущее вступление России в ВТО заставляет все чаще задаваться вопросом: что мы потеряем? И почти ни у кого не возникает желания спросить: что мы выиграем? Энергетическое машиностроение — это та отрасль, для которой перспективы от вступления в ВТО могут быть наиболее разрушительными просто потому, что отрасль еще жива и ей есть что терять в отличие от некоторых других секторов промышленности, которым терять практически нечего — «мертвым не больно»…
    Официальной статистики, оценивающей состояние внутреннего рынка энергетического машиностроения, не существует. Остаются только экспертные оценки, результаты которых очень сильно разнятся. Попробуем сами оценить ситуацию, используя очень простую методологию. Для этого следует лишь воспользоваться данными Системного оператора о вводах новых мощностей и по открытым источникам проанализировать, какое основное энергетическое оборудование эксплуатируется на этих объектах.
    Результаты расчетов, по которым можно судить о динамике конкурентоспособности российского энергомаша, довольно неутешительны: его доля на внутреннем рынке неуклонно сокращается — с 95,6% в 2008 г. до всего 30,8% в 2011 г. (см. рисунок).
    Я сознательно не включил в расчет вводы АЭС. Не только потому, что их большая единичная мощность сильно искажает результаты, но и потому, что искренне считаю и надеюсь — АЭС на иностранном оборудовании появятся в России не раньше, чем американские самолеты на вооружении российской армии.
    Результаты расчета очень показательны — доля российского оборудования сокращается, несмотря на то что физические объемы вводов на нем довольно стабильны. Почему же весь дополнительно генерируемый рынком объем прочно занят зарубежными производителями? Причин несколько.
    Во-первых, российские компании пока не осознали роль кооперации в борьбе за рынок. При известном и стабильном качестве и характеристиках российской и зарубежной техники, предпочтение последней очень часто отдается благодаря тому, что иностранцы предлагают комплексный продукт (все основные агрегаты, АСУТП, послепродажное обслуживание и гарантия). Российские компании возможностями синергии практически не пользуются, каждая компания поставляет свой агрегат и отвечает только за него. Представьте себя в роли покупателя, которому нужны гарантии работоспособности электростанции, а вам предлагают отдельную гарантию на котел, отдельную — на турбину, отдельную — на генератор и т.д. Вас это устроит?
    Во-вторых, производственные возможности российского энергомаша сильно ограничены. По заявлениям самих производителей, совокупный предел производственных возможностей составляет около 4—5 ГВт. Однако в эту цифру включено и морально устаревшее оборудование. Судя по графику, максимальный объем производства современного, пользующегося спросом оборудования не превышает 2 ГВт. Именно поэтому весь дополнительный спрос и покрывается импортом.
    Российскому энергомашиностроению есть что терять, поэтому наверняка в правительство будут поступать письма с просьбами о поддержке и помощи в конкурентной борьбе с импортом. Сохранение энергетического машиностроения — вопрос национальной безопасности, поэтому это мнение наверняка будет услышано. С другой стороны, российские энергомашиностроители должны и сами начать действовать в направлениях кооперации и активного инвестиционного развития. И если слияние ОАО «Силовых машин» и «ЭМАльянс» — уже свершившийся факт, от которого ждут появления действительно сильного национального игрока, то примеров агрессивного инвестиционного развития гораздо меньше. И дело не в том, что у компаний нет средств, просто направляются они зачастую не по прямому назначению. Самый яркий пример — компания «Силовые машины», которая собирается заниматься бизнесом по строительству жилья в Санкт-Петербурге на тех освобождаемых площадях, с которых производственные объекты выводятся за пределы города. Цена вопроса — 10,5 млрд руб., притом что ежегодная инвестиционная программа Силовых машин не превышает 4,5 млрд руб. Уверен, что ни Siemens, ни GE не отвлекают инвестиционные ресурсы на реализацию собственных девелоперских проектов.