После циклона

 

Автор

Гаврилов Алексей, Пресс-секретарь ОАО «Камчатскэнерго»

 

    Десятилетия борьбы с гололедом — история целого поколения камчатских энергетиков.
    Конец января 1971 г. надолго запомнился старожилам Камчатки. 23 января, ближе к вечеру, к полу­острову подошел циклон из Охотского моря. Но кого на Камчатке удивишь циклонами или землетрясениями? Это привычные атрибуты жизни на полуострове, которые кажутся экзотическими лишь для гостей.
    К вечеру легкий снежок превратился в мощные заряды снега, а скорость ветра превысила отметку 30 м/с. За ночь выпала месячная норма осадков, за вторые сутки — еще одна. Резко потеплело. Заряды мокрого снега перемежались с дождем. Все надеялись, что циклон вот-вот уйдет, но на смену ему подошел второй, а потом и третий. Десять суток подряд продолжалась борьба со стихией. Казалось, что еще чуть-чуть и жизнь в городе полностью остановится.
    Только гусеничная техника могла преодолеть снежные завалы. Это был единственный способ доставки продуктов в магазины и бригад скорой помощи к домам горожан. Запасы продовольствия таяли, а в бухте стояли пароходы, которые в таких условиях не могли подойти к причальным стенкам. В какой-то момент пурга отрезала дорогу на нефтебазу, что могло положить конец всем попыткам сопротивления стихии. В аэропортах Сахалина, Хабаровска, Магадана, Владивостока безнадежно застряли более 30 самолетов, направлявшихся на Камчатку. По утверждению синоптиков, сто лет не было на юге полуострова такой адской смеси из снега, дождя и ветра. В черте города с сопок начали сходить снежные лавины, одна из которых снесла несколько частных домов. В городе сложилось чрезвычайное положение, но официально об этом не объявлялось.
    На вторые сутки после прихода циклона, случилось то, чего более всего опасались: из-за обледенения начали рушиться линии электропередачи. Треть города погрузилась во тьму, вышла из строя единственная ЛЭП 110 кВ до подстанции «Приморской», расположенной в Вилючинске. Остановились 18 котельных, водонасосные станции. Самый крупный в то время энергоисточник — Камчатская ТЭЦ-1 — остался без нагрузки, и в крупнейшие районы города прекратилась подача воды. В городе из-за снегопада рухнули все воздушные телефонные линии.
    Городу была нужна энергия. Газета «Камчатская правда» в те дни писала: «То, что сейчас делают электрики — настоящий подвиг. Подвиг в самом высоком смысле этого слова. В пургу, в ураганный ветер, когда высоковольтные провода раскачиваются, как нитки, и, как нитки же, рвутся, идти на их восстановление могут только добровольцы, герои. И добровольцы находятся».
    Молодой начальник ОКС «Центральных электрических сетей» В. Леонардов впоследствии вспоминал: «В 1971 г. я стал «настоящим энергетиком» благодаря гололеду. Все поселки и город были обесточены. Моя семья сидела дома без света две недели. Печку топили дровами, и в квартире было 15—16 градусов. Семья гордилась моей работой, тем, что я занимаюсь делом, что вот-вот в домах появится свет. Все стройки были остановлены, все силы были брошены на восстановление линии электропередачи. На предприятиях «Камчатскэнерго» была объявлена общая мобилизация всех, кто мог участвовать в восстановительных работах. Была поставлена задача — все силы и средства бросить на ликвидацию последствий пурги. Все нам помогали: и обком, и горком партии, и армия. Но основными восстановителями были энергетики. Я работал на линии, которая повредилась в районе подстанции «Зеркальная». Если этот участок не восстановим, то вся линия ляжет. Работа на первый взгляд простая. Надо было найти конец оборванного провода, вытащить и соединить его. Мы переворошили десятки кубов снега. Соединяли провода овальными соединителями. Варили термитной шашкой. Возвращались в третьем часу ночи. Так продолжалось не один день. Вот тогда я почувствовал себя «настоящим энергетиком».
    «На работу на линиях, действительно, выходили только добровольцы, — вспоминает В. Семчев, глава Петропавловска-Камчатского. — Это была адская работа. Приходилось нарушать требования безопасности при работе на высоте. Мы с напарником Николаем Плюсниным, он электромонтер, а я — инженер релейной службы и автоматики, занимались тем, что срубали топорами с ВЛ-110 грозозащитные тросы от подстанции «Центральная» до «Зеркальной». На тросах по 200 мм льда. Опоры были рюмочного типа. Снег ослепляет, ветер с ног валит, а мы вдвоем забираемся наверх — каждый на свою ветку. Я рублю трос на своей стороне, а напарник в это время мертвой хваткой держится за конструкции опоры. Что происходит внизу из-за пурги не видно. В момент, когда трос со льдом срублен топором, происходил резкий рывок, и опору буквально проворачивает в воздухе. Мгновение, и уже висишь на монтажном поясе на высоте проводов. Затем рубит напарник — и все повторяется. Сползаем вниз и, утопая в снегу, перебираемся к следующей опоре. В дальнейшем на Камчатке отказались от применения грозозащитных тросов, которые из-за обледенения провисали ниже линейных проводов, создавая короткие замыкания, ломали опоры и создавали угрозу положить всю линию ЛЭП 110 кВ. Потом мы занимались линией 0,4 кВ. Эти линии порвало буквально все. С утра и до ночи мы тянули провода. На ночлег устраивались в том районе, где работали, в любом доме — нам нигде не отказывали».
    Позже государственная комиссия по расследованию причин аварии установит, что на Камчатке совершенно иные гололедно-ветровые нагрузки, чем на материковой части страны. За десять дней пурги в Петропавловске-Камчатском выпало 585 мм осадков. Много это или мало? Для Петропавловска — полугодовая норма, для Москвы — двухлетняя. Нагрузка гололеда на провода достигала в те дни 26 кг на погонный метр линии. Строительство линий электропередачи по единым строительным нормам, которые были приняты для всей России, оказалось неприемлемо. На Камчатке гололед может образоваться в течение 24 часов и полностью положить линию. Наблюдались случаи, когда при ледяном дожде критическое образование гололеда на линиях происходило менее чем за шесть часов. Это намного быстрее, чем на материковой части страны. Но тогда Камчатка по своим климатическим условиям была белым пятном для электросетевых строителей и эксплуатационников.
    Ущерб, нанесенный стихией предприятиям энергосистемы, был миллионный. Именно в те годы в РЭУ «Камчатскэнерго» занялись проблемой предупреждения образования гололеда на линиях. В этом направлении работали сетевые предприятия, производственно-технический отдел, диспетчерская служба, релейщики, связисты.
    Объединяющим центром всех работ по защите от гололеда была Центральная диспетчерская служба (ЦДС), которую в 1973 г. возглавил Н. Зуев. Именно он положил начало большой работе по борьбе с гололедом. Из воспоминаний Н. Зуева. «Когда я перешел работать в ЦДС, в первую очередь пришлось заниматься вопросами энергобезопасности, способностью камчатской энергосистемы противостоять любым явлениям: короткому замыканию, обледенению, обрывам проводов, ошибкам персонала, чтобы в конечном счете избежать «посадки на ноль». И если это случилось — исправить ситуацию в кратчайшие сроки. В неизолированной системе, если станция «села на ноль», с любой соседней станции можно подать напряжение и запустить оборудование. На Камчатке такой возможности нет. Мы вели большую работу, чтобы организовать процесс запуска ТЭЦ-1, проводили эксперименты, выполняли расчеты. <…> И научились пускать ТЭЦ-1 от дизельной станции. А борьба с гололедом! <…> Это целая история поколения камчатских энергетиков.»
    Именно ЦДС была заинтересована в обеспечении нормального функционирования всех линий электропередачи. Победить гололед на Камчатке смогли, когда внедрили многостороннюю систему предупреждения и разработали схемы плавки гололеда на постоянном и переменном токе.
    Сегодня везде, где есть параллельные воздушные линии, установлены специальные «контурные» трансформаторы. Они реконструированы из обычных силовых трансформаторов, их назначение — создать «контурный» ток, опережающий или отстающий на 90о от обычного тока нагрузки. Эти трансформаторы очень хорошо себя зарекомендовали: предупредительная плавка гололеда осуществляется без отключения потребителей и снижения надежности электроснабжения.
    Еще один способ в борьбе с гололедом на радиальных линиях — плавка гололеда постоянным током — очень хорошо был освоен энергетиками Камчатскэнерго. В г. Елизово, впервые в Советском Союзе, совместно с НИИ постоянного тока энергетики соорудили управляемое выпрямительное устройство, которое могло дать 50 кВ и 1000 А постоянного тока. Это устройство используется для плавки гололеда на линиях протяженностью более 300 км.
    Как известно энергетикам, форма гололеда бывает круглой или эллипсовидной. Эллипсовидный гололед вызывает «пляску» проводов, их закручивание-раскручивание. Провод может уйти с нижней точки провиса (например, с 8 м) вверх на такую же величину. Это вызывает сильную ударную нагрузку. Если линия в течение 10—12 часов не успокоится, то может произойти разрушение линейной арматуры.
    Чтобы исключить «пляску» проводов, в проектах воздушных линий предусматривается навешивание специальных грузиков на провода на определенном расстоянии во избежание схлестывания, а на некоторых линях применяются дополнительные межфазные изолирующие распорки. Распорки, подходящие для применяемого на Камчатке способа подвески проводов, пришлось изготавливать энергетикам Камчатскэнерго самостоятельно. Начальник района высоковольтных сетей Л. Безотечество изготовил распорку длиной 7 м. Она была испытана на нагрузку при образовании гололеда и выдержала 25 кг льда на погонный метр. Такие распорки были установлены на самых опасных участках ВЛ-201 в районе высокогорного плато вулкана Горелого.
    Еще одну проблему создавало налипание мокрого снега на провода, которое трудно отслеживать на протяженных радиальных линиях электропередачи. В условиях Камчатки налипание может происходить при температуре чуть ниже нуля градусов и приводить к обрывам проводов. При включении схемы плавки снег сначала опадает на отдельных участках, а затем лавинообразно начинает срываться с проводов. Освободившийся провод, как тетива натянутого лука, подскакивает вверх и разрушает подвесные изоляторы, а нередко даже забрасывает гирлянды изоляторов на траверсы опор. Этот фактор, а также проблемы сборки схем плавки в непогоду, отсутствие точной информации о начавшемся налипании подвели специалистов Камчатскэнерго к выводу: необходимо упреждать налипание снега везде, где это возможно.
    Там, где затруднительно произвести плавку гололеда, применяются механические способы. Например, в районе поселка Ганалы Камчатского края на пролете воздушной линии, проходящем в распадке хребта, регулярно происходило мощное налипание снега. Провод провисал под тяжестью снега почти до земли, диаметр нароста достигал 200 мм. Иногда его сбивали ударом изолирующей штанги. Нечто подобное проделывают все домохозяйки, сбивая налипший снег с веревок для сушки белья. Тогда же возникла мысль: если налипание сбивается ударом штанги, то можно придумать некое ударное устройство, которое будет самостоятельно взводиться за счет провисания провода, а в определенный момент срабатывать. Это приспособление придумал и внедрил Л. Безотечество: при отклонении гирлянды в результате налипания снега через рычажную систему взводится молот-ударник, на самом проводе закреплена подушка. Когда ударник поднимается вверх до определенной величины, срабатывает храповик и молот бьет по подушке на проводе. Наблюдения показали, что механизм работает, а опасное налипание снега на этом участке прекратилось.
    В результате усилий энергетиков Камчатскэнерго был достигнут такой уровень защиты энергосистемы, что повреждения на линиях по причине гололеда практически прекратились. Дело дошло до того, что одним из приказов Министерства энергетики РФ ОАО «Камчатскэнерго» было исключено из гололедного списка энергосистем, т.к. считалось, что на Камчатке угрозы повреждений от гололеда нет. Энергетикам пришлось доказывать, что гололед на Камчатке возможен, как и раньше — просто с ним научились бороться.