Проекты Smart Grid: прогноз развития на 2012—2016 гг.

    Отчет компании Memoori Research
    Объем инвестиций в мировой рынок интеллектуальных сетей к 2030 г. составит 2 трлн долл., достигнув пика в 155 млрд долл. в 2018 г.
    В 2018 г. объем мирового рынка Smart Grid может составить 155 млрд долл., что на 50% больше текущих ежегодных расходов на оборудование для передачи и распределения электроэнергии. Для создания по-настоящему «интеллектуальной» сети потребуется серьезная модернизация как структуры снабжения, так и структуры потребления электроэнергии.
    Согласно отчету к 2030 г. мировые инвестиции в Smart Grid должны приблизится к отметке 2 трлн долл. Продажи оборудования для интеллектуальных сетей в 2010 г. составляли всего 16 млрд долл., ясно показывая, что отрасли предстоит долгий путь.
    Сокращение выбросов CO2 при сохранении существующего уровня производства электроэнергии и действующих сетей ее передачи станет фактором роста этой отрасли. Электрическая сеть должна быть способна интегрировать большое количество распределенных во­зобновляемых источников энергии, а также в режиме реального времени обеспечить поставку необходимого потребителю объема электроэнергии.
    Последние пять лет рынок слияний и поглощений уверенно развивался: с 134 млн долл. в 2007 г. он «поднялся» к 2011 г. до 10,6 млрд долл. Темпы его роста и текущее состояние свидетельствуют о готовности энергетических компаний удовлетворить потребность в новых технологиях и прогнозировать будущий спрос на продукты и системы для интеллектуальных сетей. Инвестиции в рынок также увеличились благодаря тому, что компании венчурного капитала в 2010 и 2011 гг. ежегодно направляли в производство компонентов Smart Grid около 1 млрд долл.
    Smart Grid нужны большие деньги, но будут ли они доступны?
    Согласно отчету компании Memoori, сомнений относительно перспектив Smart Grid нет — в долгосрочном периоде появление таких технологий неизбежно. Тем не менее слабым звеном данной цепи являются инвестиционные фонды, и это может привести к замедлению темпов роста интеллектуальных сетей. Эту трудность можно преодолеть при условии, что энергетические компании будут компенсировать инвестиции за счет повышения тарифов на электроэнергию. Такое решение возможно в Европе, но по политическим причинам вряд ли приемлемо для Северной Америки, даже несмотря на то, что электроэнергия там вдвое дешевле, чем в большинстве европейских стран.
    По данным, опубликованным Эдисоновским электротехническим институтом, чистая прибыль американских энергетических компаний в 2010 г. достигла 68 млрд долл. при выручке 371 млрд долл., доход после уплаты налогов — 27 млрд долл., а после выплаты дивидендов — 10 млрд долл. При этом на долю сектора передачи и распределения электроэнергии приходилось не более 30%. Средние ежегодные затраты на Smart Grid в США должны составить 22 млрд долл. и достигнуть пика в 35 млрд долл. в 2021 г. Согласно отчету компании Memoori, эту задачу выполнить нереально без значительного увеличения тарифов, на что регулирующие организации будут давать разрешение с большим трудом.
    «Бизнес энергетических компаний не слишком прибыльный, поэтому для создания интеллектуальных сетей им понадобится существенная финансовая помощь», — отмечает аналитик Джим МакХейл (Jim McHale). — В большинстве стран электрические сети в любом случае нуждаются в модернизации, таким образом, нужно найти средства на дополнительные расходы, иначе невозможно будет удовлетворить основные требования к надежности электроснабжения, не говоря уже об острой необходимости в снижении выбросов CO2».
    Потребуется помощь от государства
    Инвестиции в Smart Grid, поступавшие до сих пор из частных и государственных источников, были несравнимы со щедрыми потоками в другие секторы сферы «чистых» технологий, к которой относятся и интеллектуальные сети. Тем не менее в рамках только американских правительственных программ энергетическим компаниям было выделено порядка 4,5 млрд долл. на внедрение инноваций в области Smart Grid. Кроме того, в рамках Американского акта о восстановлении и реинвестировании Министерство энергетики США получило почти 5 млрд долл. на реализацию как минимум 27 проектов по модернизации сети.
    Таким образом, в данный момент США являются мировым лидером по вложению средств в интеллектуальные сети. С учетом суммарного количества генерирующих мощностей и масштаба системы передачи электроэнергии это неудивительно, но стимулирующие программы по Smart Grid накачали сектор первоклассными инвестициями и сыграли главную роль в выдвижении США на ведущие позиции.
    В Европе финансирование в сфере Smart Grid осуществлялось через программы ЕС, а некоторые демонстрационные проекты спонсировались в рамках программ участвующих в них стран, но гораздо в меньших объемах, чем в США. В Китае правительство само утверждает инвестиционные планы для национализированных энергетических предприятий, оказывая прямую или косвенную поддержку.
    «Эта отрасль в течение нескольких лет все еще будет нуждаться в стимулирующих фондах, чтобы развиваться такими же быстрыми темпами и играть ключевую роль в продвижении передовых решений по производству экологически чистой энергии», — говорит г-н МакХейл. — Но с учетом огромного количества стран, ищущих пути сокращения государственных расходов, правительственное финансирование интеллектуальных сетей вряд ли останется на прежнем уровне». Компании, занимающиеся информационными и коммуникационными технологиями, по мнению г-на МакХейла практически наверняка будут заинтересованы в сотрудничестве с энергетическими предприятиями по всем вопросам так называемого Интернета вещей, и у них есть средства для инвестиций.
    Высокая рентабельность капиталовложений — стимул к инвестициям
    Рентабельность инвестиций в области Smart Grid весьма высока, но большинству сфер предпринимательской деятельности в этом еще предстоит убедиться, т.к. полномасштабные испытания и демонстрации еще не завершены. Единственным исключением являются интеллектуальные приборы учета потребления энергии. В Великобритании внедрение типовых «умных» счетчиков в коммерческом или промышленном секторе обеспечивает возврат вложений в течение 10—14 месяцев. Поскольку в этом случае могут возрасти амортизационные вычеты, то уже за первый год реально возместить все расходы на установку приборов за счет налога на прибыль.
    В большинстве стран оснащение жилых домов интеллектуальными счетчиками непосредственно или косвенно финансируется владельцами зданий или жильцами и пока не обременяет бюджеты энергетических компаний. Согласно данным Информационного энергетического агентства, в США «умные» приборы учета позволяют потребителям ежегодно экономить от 60 до 180 долл. при затратах в 500 долл. на их установку. Недавнее исследование Министерства энергетики показало, что если абонент может контролировать использование электроэнергии и тепла с помощью интеллектуального устройства, то уровень энергопотребления уменьшается на 15%. Выгода, которую энергетические компании получают от «умных» приборов, заключается в сокращении расходов за счет автоматического выставления счетов и лучшем управлении денежными потоками. Полнофункциональная передовая измерительная инфраструктура будет в режиме реального времени предоставлять данные, необходимые для поддержки баланса потребления и выработки электро­энергии, а также для уменьшения ее потерь. Каждый киловатт, сэкономленный в точке потребления, позволяет снизить мощность генератора на 3 кВт. При масштабном производстве данных устройств цены на них будут падать, а рентабельность инвестиций начнет расти, хотя электро­энергия почти наверняка будет только дорожать.