Что посеешь,то и пожнешь!

    Участники опроса:
    Виталий Домнич, старший аналитик ИФК «Алемар»
    Сильвиян Сеу, генеральный директор ООО «Инженерный центр «ЭНЕРГОАУДИТКОНТРОЛЬ»
    Анатолий Яшанин. генеральный директор ОАО «Калужская сбытовая компания»
    Лев Осика, Национальный исследовательский университет «Московский энергетический институт»
    Иван Абрамов, генеральный директор ОАО «ЭСК РусГидро»
    1. Как вы оцениваете работу российской электро­энергетики в 2011 г.?
    Виталий Домнич: Несмотря на полную либерализацию оптового рынка электроэнергии, в 2011 г. государство предприняло ряд ограничений в отношении роста тарифов энергокомпаний, которые достигли апогея в тарифных решениях на 2012 г. Основные ограничения коснулись цены на мощность после того, как ФАС по итогам КОМ на 2011 г. признала неконкурентными 27 из 29 зон свободного перетока и в них был введен price cap. Однако это не помешало генераторам удержать рентабельность на уровне предшествующего года и даже превысить прошлогодние показатели некоторым наиболее эффективным компаниям. Последнее относится главным образом к контролируемым «иностраными» компаниями Э.он Россия (рентабельность продаж за 9 месяцев выросла с 24 до 28%) и Энел ОГК-5 (рост с 15 до 16%), а также «РусГидро» (рост с 53 до 56%). В секторе электросетевых компаний наблюдалось преимущественное улучшение финансовых результатов как за счет введения RAB, так и благодаря реализации программ по снижению издержек, в первую очередь потерь в сетях.
    Сильвиян Сеу: Если брать во внимание развитие электроэнергетики в предыдущие годы, то результаты 2011 г. можно назвать положительными. Зафиксированы рост инвестиций на 54% — до примерно 1 трлн руб., ввод более 6 ГВт мощности и прирост сетевой инфраструктуры. Отмечу утверждение Схемы и программы развития единой энергетической системы России на 2011—2017 гг., этот документ был ожидаемым с точки зрения регулирования планов ввода новых мощностей и сетевой инфраструктуры. Развивался и сбытовой сектор — в полном объеме запущен долгосрочный рынок мощности, разрабатываются изменения в правилах розничных рынков электроэнергии, которые давно назрели. На этом фоне недотягивает развитие проектов в сфере энергоэффективности — пока данное направление существенно «провисает», что ставит под угрозу сроки исполнения ФЗ № 261 «Об энергосбережении…».
    Анатолий Яшанин: В целом и сбытовые, и сетевые, и генерирующие компании удовлетворительно справлялись со своими задачами, хотя, конечно, в каждом регионе есть своя специфика. Общими же для всех, по крайней мере сбытовых, компаний стали те проблемы, с которыми они столкнулись.
    В 2011 г. впервые расчеты с юридическими лицами стали осуществляться только по свободным (нерегулируемым) ценам, поэтому он был неспокойным как для энергокомпаний, так и для потребителей. Начало года ознаменовалось резким повышением нерегулируемых цен на электрическую энергию. После принятых правительством страны решений и пересмотра государством регулируемых составляющих цен ситуацию на рынке удалось стабилизировать.
    Принятые в конце года Правительством России решения коснулись уже изменения самой системы расчетов на розничном рынке, в частности отмены ЧЧИМ. Полностью оценить эффективность воздействия этих мер на процесс ценообразования и развития энергорынков возможно только после вступления их в силу — с 1 апреля 2012 г. Однако уже сейчас у гарантирующих поставщиков растущую озабоченность вызывает ситуация с задолженностями на розничном рынке у ряда потребителей, в отношении которых отсутствуют эффективные законодательно установленные механизмы воздействия. Прежде всего речь идет о предприятиях ЖКХ. Так как никто не снимал и не снимет со сбытовых компаний ответственности за полноту и своевременность расчетов на оптовом рынке и с сетевыми компаниями, то для обеспечения стабильности на рынке необходимо оперативное решение этой проблемы. Банкротство финансово неустойчивых гарантирующих поставщиков либо их передача (продажа) под управление иным компаниям не решат самой сути проблемы неплатежей, но при этом могут создать дополнительные трудности потребителям, в том числе населению. В то же время, например, страхование ответственности проблемных потребителей за оплату потребленной электрической энергии могло бы снизить риски финансовой устойчивости гарантирующих поставщиков. Данный механизм либо иные меры воздействия на потребителей-должников нуждаются в утверждении на законодательном уровне.
    Лев Осика: Российская электроэнергетика в 2011 г., как и в прошлые годы, с точки зрения надежности работала в целом достаточно стабильно, я не вижу здесь тяжелых системных проблем. И это заслуга всех субъектов электроэнергетики, однако хочется отметить в первую очередь такие компании, как «Системный оператор», ОАО «ФСК ЕЭС» и «Холдинг МРСК», которые последовательно и целеустремленно продолжали развивать объекты технологической основы нашей отрасли. Да, в СМИ раздавалась и раздается критика в их адрес, но, честно говоря, там всегда больше эмоций, чем понимания сути проблем функционирования ЕЭС России и ответственности, лежащей на «сетевиках» и «диспетчерах». Надежно отработали и объекты генерации, включая ГЭС и АЭС. По моему мнению, отечественная электроэнергетика по названному показателю не уступает другим промышленно развитым странам.
    Другое дело, какой ценой (в прямом и переносном смысле) это достигается. Какая финансовая и бюрократическая нагрузка лежит на потребителях, которые, как известно, оплачивают все: и экономически обоснованные затраты, и неимоверно большие транзакционные издержки рынков, и нагрузку рекламной кампании по энергосбережению, и такие модные сейчас изыски по Smart grid, Smart metering и т.п.? Здесь я, безусловно, поддерживаю тех, кто недоволен фактическим состоянием реформирования энергетики. Не буду вдаваться в подробности, которые, думаю, известны большинству населения страны. Скажу лишь, что для меня главное: несмотря на солиднейший состав советов директоров всех компаний энергетического сектора, включая на первый взгляд безупречные имена представителей в них государства, так и не видно у нас настоящего хозяина ни в потенциально монопольных, ни в потенциально конкурентных видах деятельности.
    Иван Абрамов: Для отрасли 2011-й должен был стать первым годом полной либерализации цен на электро­энергию. К сожалению, этого не случилось, конечные цены для потребителей определялись в ручном режиме. Реальным работающим механизмом было только строительство мощности под договор предоставления мощности. Государство стало прислушиваться к мнению потребителей о ценообразовании на электроэнергию. В результате в ноябре 2011 г. вышло Постановление РФ № 877, которое должно было улучшить положение потребителей, но вместе с тем создало серьезные риски для финансовой устойчивости энергосбытовых компаний. Снижение стоимости оплаты электроэнергии в основном коснется потребителей с самой неравномерной нагрузкой. Для остальных это может привести к дестимулированию в работе по росту энергоэффективности.
    2. В 2011 г. в отрасли произошли важных кадровые изменений. Как это скажется на дальнейшем развитии отечественной энергетики?
    Виталий Домнич: По нашему мнению, кадровые изменения, затронувшие в основном представителей электросетевых компаний, носят отчасти популистский характер. Это подтверждает и тот факт, что волна увольнений охватила периферийные компании и не затронула ключевых постов в высшем руководстве. Причины атак на энергетический сектор (должностные злоупотребления и вывод прибыли через аффилированные структуры) — хронические явления для российской экономики, и энергетика здесь не исключение. В то же время для ФСК и компаний Холдинга МРСК такие кадровые решения привели к 7—9%-ной потере капитализации.
    Сильвиян Сеу: Оценить результаты можно будет позднее, пока рано говорить об этом. Наверное, будут приняты решения по повышению прозрачности различных процессов не только в электроэнергетике, но и в других важных отраслях.
    Анатолий Яшанин: Кадровые изменения в отрасли, даже столь масштабные, на самом деле не являются для энергетики чем-то принципиально новым. В период продажи РАО «ЕЭС России» акций сбытовых и генерирующих компаний частным инвесторам такого рода явление уже наблюдалось. Новым стал тот имиджевый и репутационный ущерб, который, к сожалению, понесли все предприятия электроэнергетики независимо от успешности их работы и достигнутых практических результатов. С учетом значимости электроэнергетики для всей экономики страны и тех масштабных задач по строительству генерации и развитию электросетевого комплекса энергокомпаниям предстоит приложить максимум усилий для восстановления собственной репутации.
    Лев Осика: Ответом на этот вопрос является моя последняя фраза в предыдущем ответе. Как вдруг оказалось, что облеченные доверием представители государства в советах директоров (той же ОАО «ФСК ЕЭС») взяли и пропустили объявленные В. Путиным злоупотребления, лежащие буквально на поверхности, да и винов­ных в них — не каких-то клерков, а тех, кто с ними заседал и принимал важнейшие для компаний решения?
    Но о создавшейся ситуации, когда глава государства выполняет функцию своих подчиненных, здесь говорить неуместно. Ограничусь ожидаемым утверждением: состоявшиеся кадровые изменения на дальнейшем развитии энергетики не скажутся никак. Все, кому есть о чем беспокоиться, отделались легким испугом, сразу (и это делает честь нашим топ-менеджерам) приспособились к ситуации и свели все к бюрократической переписке по поводу «конечных бенефициаров» и декларациям о доходах и связях.
    Это и хорошо, и плохо. Хорошо — потому что отрасль, как и положено устойчиво развивающемуся организму, не зависит или очень слабо зависит от личностного фактора. Плохо — потому что такими мерами не излечишь главной болезни нашего общества — практически узаконенного де-факто и спокойно (даже благожелательно) воспринимаемого всеми сверху донизу «использования служебного положения в личных целях».
    Иван Абрамов: Энергетическая отрасль — сложный механизм, предъявляющий особые требования к квалификации. Необходима преемственность руководства инфраструктурных организаций.
    3 Какие основные задачи стоят перед отраслью в 2012 г.?
    Виталий Домнич: В условиях жесткого ценового регулирования основной задачей для энергокомпаний станет снижение издержек и повышение эффективности, что позволит в лучшем случае повторить результаты 2011 г. Не исключено, что этот год станет знаковым для сектора, который после пяти лет реформирования вновь возвращается к госрегулированию. Здесь мы видим два варианта развития событий: либо регуляторам и игрокам удастся выработать подходы к устранению существующих в отрасли дисбалансов, отойти от «ручного управления» и дать возможность работать рыночным принципам, создав тем самым условия для притока инвестиций, либо сектор станет регулируемой олигополией, лишенной инвестиционных перспектив.
    Сильвиян Сеу: Определенные перспективы связаны с продолжением программ государства, нацеленных на развитие энергоэффективности и энергосбережения. В частности, ожидается открытие контрактов по обязательным энергетическим обследованиям, развитие региональных программ энергосбережения. Все эти мероприятия должны придать качественно новый рывок в технологическом развитии для всей отрасли, привести к появлению реальных рычагов энергосбережения.
    Анатолий Яшанин: Ясна главная цель, стоящая перед энергетикой, — строительство новых генерирующих и электросетевых мощностей. Но ее достижение во многом зависит от того, в каких условиях будет функционировать вся отрасль. В 2012 г. ожидается принятие новых Правил функционирования розничных рынков электроэнергии, вступление в силу Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и собственникам жилых домов, не до конца ясна ситуация с политикой в сфере энергосбережения. Все это, безусловно, создает значительную неопределенность в отрасли, компаниях и на энергорынках.
    Если говорить о том, что прозрачность и понятность механизма ценообразования на электрическую энергию являются одними из справедливых требований потребителей к энергетикам, то преобразования, происходящие на энергорынках по нескольку раз в год (пусть даже из лучших побуждений), этому явно не способствуют. Можно сказать, что сейчас ощущается потребность в формировании целостной концепции развития энергетики с учетом ввода генерации, модернизации электросетей, реорганизации оптового и розничного рынков, энергосбережения, решения проблемы перекрестного субсидирования, неплатежей потребителей, повышения качества обслуживания клиентов и качества предоставляемых услуг.
    Что касается нашей компании, то в этом году мы надеемся завершить строительство газотурбинной станции в Обнинске, запустить в работу новые интерактивные сервисы для потребителей и продолжить совершенствование деятельности в части оказания услуг по энергосбережению. Иными словами, выполнять ту работу, которая делает сбытовую компанию гарантирующим поставщиком, ориентированным на потребности и интересы своих клиентов.
    Лев Осика: Мне кажется, что мы должны дальше развиваться спокойно, взвешенно и поступательно. Есть проблемы в рынках, в оптимизации государственного регулирования, но основной сценарий всем очевиден, и я не вижу оснований его менять. Сейчас любые предлагаемые меры носят корректирующий характер, главное было достигнуто к лету 2008 г. Первоочередная проблема — привлечение инвестиций в генерацию на органическом топливе и в ВИЭ. Но мне не кажется, что эта задача сложная. Загадываю желание: пусть она решится в 2012 г.
    Иван Абрамов: Отрасли и потребителям нужны новые правила розничного рынка электроэнергии, рыночные механизмами установления цены и раскрытия информации.
    Только в условиях конкуренции и прозрачности на розничных рынках возможно реальное снижение цен для потребителей без снижения надежности энергоснабжения. Обязательными условиями должны стать решение вопросов платежной дисциплины, рыночные принципы и мотивация потребителей на установку приборов учета. Необходима детальная проработка механизма, который обеспечит экономическую состоятельность института гарантирующих поставщиков, что, в свою очередь, является обязательным условием эффективной работы всей системы.