О бедной энергетикезамолвите слово

Рубрика:

Рынок

 

Автор

Хнычев Валерий, Генеральный директор ОАО «Пятигорские электрические сети»,профессор, заслуженный энергетик РФ

 

    В последнее время в нашей стране одной из самых обсуждаемых в СМИ тем, стал рост цен на электрическую энергию. Сейчас только ленивый не бросит камень в электроэнергетику, обвиняя отрасль во всех смертных грехах. Но если посмотреть, не все так однозначно. По оценке председателя правления Некоммерческого партнерства гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний (НП ГП и ЭСК) Юрия Желебовского, прозвучавшей в докладе на Всероссийском совещании ФСТ России «Тарифное регулирование в 2011 г. и задачи органов государственного регулирования на 2012 г.», прошедшем в конце сентября в Сочи, долги потребителей розничного рынка за уже потребленную электроэнергию составили в этом году более 150 млрд руб. и продолжают расти. Ситуация усугубляется тем, что существуют так называемые неотключаемые потребители, которые живут по принципу «зачем платить, если можно не платить». Процветает повсеместное хищение электро­энергии потребителями. Придумана масса изощренных способов воровства — от применения магнитов до пультов дистанционного управления электросчетчиками. Большой популярностью пользуется книга «101 способ хищения электроэнергии». Поймать таких «рационализаторов» очень сложно. И даже если они пойманы с поличным, доказать в суде хищение практически невозможно. Определений арбитражных судов в пользу энергетиков единицы. Если решить проблемы неплатежей и вернуть стоимость похищенной электроэнергии, отрасль ежегодно, по самым скромным подсчетам, может получать более 200 млрд руб. Цены на электрическую энергию в этом случае не повышать — снижать можно будет. Но у нас, как известно, «самое гуманное в мире» законодательство в отношении неплательщиков и тех, кто занимается хищениями электрической энергии. Необходимо срочно исправлять ситуацию.
    Положением дел в отрасли озабочено и руководство страны. Ведь обеспечение электроэнергией является основой развития экономики и качества жизни людей. Президент Д. Медведев в одном из в своих выступлении говорил о том, что реальной угрозой для нашего экономического роста стало увеличение цен на электрическую энергию. Действительно, с 2000 г., фактически с началом реформы РАО «ЕЭС России», тарифы выросли более чем в три раза. Какая экономика способна такое выдержать? Но терпели. В этом году терпению пришел конец. Волевым решением с 1 мая рост тарифов ограничен 15%. Считаю это абсолютно правильным решением. Как гарантирующий поставщик, мы в первую очередь заинтересованы в снижении стоимости электроэнергии. Она должна быть доступна потребителю.
    Проблемы роста цен на электрическую энергию особенно актуальны для нашего региона. Ставрополье — аграрный край. Здесь почти нет крупных промышленных предприятий, как, например, в центральной России, на Урале или Сибири. Значительная часть электроэнергии потребляется сельхозпроизводителями и бытовыми потребителями. Соответственно высок уровень перекрестного субсидирования. Это ложится тяжелым бременем на мелкий и средний бизнес. Ведь им приходится оплачивать значительную часть стоимости электроэнергии названных выше категорий потребителей. Если так будет продолжаться, край останется без промышленного производства.
    Этот вопрос с успехом решили северокавказские республики. Там примерно такое же, как и у нас, соотношение категорий потребителей. Но они электроэнергию закупают с оптового рынка по ценам в два раза ниже, чем Ставропольский край. Будет правильно, если регионы с подобным соотношением категорий потребителей будут покупать электроэнергию на ОРЭ по более низким ценам.
    Некоторые поддерживают миф о том, что в росте цен на электрическую энергию виновато отсутствие конкуренции. Но насколько это справедливо? Электроэнергия — особый товар, потребляемый мгновенно и в таком количестве, какое производится. Конкуренция снижает цену товара на рынке, если есть достаточное предложение. В электроэнергетике все по-другому. Чем больше предложение, тем выше цена, т.к. мощности, которые предназначены для создания избытка предложения, необходимо содержать, а удовольствие это не из дешевых.
    Нам нужно наконец определиться, чего мы хотим: сравнительно дешевую электроэнергию или надежный резерв генерации. Существует определенный баланс между производством, потреблением и содержанием разумного резерва. Его нарушение всегда негативно отражается на цене товара. Контроль за сохранением этого баланса может осуществлять исключительно государство. Такое же положение и с электрическими сетями. Или мы платим за надежное и бесперебойное электроснабжение, или надеемся, что пронесет, и ледяного дождя не случится.
    Хочу напомнить, что в 2003 г. РАО «ЕЭС России» подготовило закон об электроэнергетике. Он представлял собой план революционных преобразований в отрасли. Единую энергосистему страны раздробили на части. Были созданы генерирующие, сетевые, энергосбытовые компании, диспетчерское управление — Системный оператор, ремонтные и энергосервисные компании. Генерацию и сбытовой бизнес назвали конкурентными, сетевой и диспетчерское управление — монопольным видом деятельности. Думаю, что с этого и начались все несчастья в отрасли. Какая конкуренция может быть между разными типами станций. Электроэнергия, выработанная на тепловых станциях, работающих на угле, не может конкурировать с электро­энергией, выработанной на станции, работающей на газе. Даже использующие однотипное топливо станции не всегда могут конкурировать между собой, т.к. у каждой своя, заложенная проектом себестоимость киловат-часа. Как говорится, выше головы не прыгнешь. Да и нужно ли это? На оптовом рынке действует так называемое маржинальное ценообразование, когда электроэнергия продается по самой дорогой из цен. Условно говоря, производитель (генерация) предлагает на рынок электроэнергию за 1 руб., а у него ее покупают по цене 1 руб. 20 коп. Зачем конкурировать, станция и так получит больше, чем хотела!
    Нет конкуренции и между сбытовыми компаниями. Это признали уже все без исключения аналитики отрасли. В самом деле, благодаря чему может возникнуть конкуренция? Электроэнергия покупается с рынка «потенциально конкурирующими» сбытовыми компаниями в одних узлах расчетной модели энергосистемы по одним и тем же ценам (если не будет отката), обеими компаниями одинаково оплачивается вся инфраструктура рынка (услуги по передаче, АТС, ЦФР, СО). Остается разной только сбытовая надбавка, т.е. вся конкуренция замыкается на величине сбытовой надбавки. Но если мы посмотрим на составляющие тарифа, то увидим, что сбытовая надбавка в нем, всего 5—6 коп. Значит, сбытовая компания может предложить своему потребителю снижение стоимости электро­энергии на 1—2 коп. Интересно ли это мелкому и среднему потребителю? Думаю, не очень. Точно так же независимым сбытам не интересен малый и средний потребитель, поскольку необходимо потратить большие деньги на создание АИИС КУ, зарегистрировать новую ГТП, при этом выполнить все требования регламентов оптового рынка. А требования такие, как будто компании предстоит совершить полет на Марс, а не просто покупать электроэнергию оптом. Кто захочет преодолевать такие трудности ради копеечной выгоды? В лучшем случае заинтересуется крупный потребитель. Но таких в регионах, особенно нашем, не так много. А те, что уже существуют, в большинстве своем давно вышли на оптовый рынок. Некоторые из крупных потребителей пошли еще дальше и построили свою генерацию. Неслучайно президент Д. Медведев в одном из своих выступлений спросил по этому поводу: «Мы что, натуральное хозяйство создаем?»
    В последнее время ведутся разговоры о том, что цена электроэнергии выросла в том числе и потому, что некоторые компании совмещают сетевую и сбытовую деятельности. Но любому здравомыслящему человеку даже без экономического образования понятно, что если вместо одного юридического лица возникают несколько, причем часто с дублирующими функциями, на содержание вновь образованных структур требуется гораздо больше средств. Как раз это и произошло с разделением единой энергосистемы. Раньше единство позволяло минимизировать расходы на выработку, передачу и распределение электрической энергии и соответственно обеспечивало минимальные затраты при получении конечного продукта. Но главное, в связи с запретом на совмещение сетевой и сбытовой деятельности, исчезло лицо, ответственное за конечный результат — надежное и бесперебойное электроснабжение потребителей. Кому предъявлять претензии в случае проблем с электроснабжением или возмещением ущерба? У потребителей договор на поставку электроэнергии со сбытовой компанией (у которой, кроме компьютеров и арендуемых офисов, ничего нет), вся инфраструктура у сетевой компании. Чтобы решить вопросы, у потребителя начинаются «хождения по мукам». Невольно вспоминается сатирическая пародия Аркадия Райкина «Кто сшил костюм?». К пуговицам претензий может и не быть — претензии есть в целом ко всему костюму.
    Но плохо не только потребителю. Проблемы возникают между сетевыми и сбытовыми компании. Их отношения давно перешли на уровень арбитражных судов. К примеру, на кого относить коммерческие потери? Энергосбыту потребитель платит по показаниям счетчиков. Электроэнергия, которая ушла, минуя счетчики, энергосбыт не интересует. Эти потери несет сетевая компания. Спрашивается, кто заплатит за коммерческие потери? Другой вопрос: оплата услуг по передаче. Гарантирующий поставщик в первую очередь оплачивает стоимость электроэнергии, купленной на рынке, т.к. там жесткие требования к платежной дисциплине, вплоть до отлучения от рынка. Если деньги останутся, сети получат свои кровные вовремя, если нет — будут сидеть без денег. Как сказал один из аналитиков отрасли, такое раньше и в страшном сне не могло присниться.
    Для коренного улучшения ситуации считаю важным пересмотреть положение ст. 6. ФЗ «Об электроэнергетике». Необходимо снять жесткий запрет на совмещение сетевой и сбытовой деятельности и дать возможность предприятиям самим решать, разделяться им или оставаться едиными. Не исключаю, что в каких-то случаях выгоднее первое, в каких-то — второе. Принудительное разделение было большой ошибкой. Гарантирующий поставщик обязательно должен совмещать эти два неразрывно связанные между собой вида деятельности. Особенно это целесообразно для гарантирующих поставщиков, получивших свой статус в соответствии с п. 36 абз. «б» Постановления Правительства № 530 «Об утверждении основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии». Это энергоснабжающие предприятия, осуществляющие поставку электроэнергии объемом не менее 50 млн кВт•ч в год, т.е в основном коммунальные электросети.
    Кто-то скажет, а как же конкуренция, ведь ради нее и делили отрасль? Могу заверить, если потребитель решит «сэкономить» две копейки, никаких препятствий не возникнет. Правда, для этого должно случиться чудо — независимый энергосбыт должен будет заключить с потребителем малого или среднего бизнеса договор поставки электрической энергии (трудности этого описаны выше). В этом случае гарантирующий поставщик, совмещающий сбыт и передачу электроэнергии, в соответствии с действующим законодательством, обязан будет заключить договор с такой энергосбытовой компанией и оказывать ей услуги по передаче. Получается, что то, ради чего разделяли коммунальные энергоснабжающие организации, можно было и не делать. Необходимо исправлять ошибки. Только в этом случае можно будет говорить о надежном электроснабжении потребителей, объективном, а не силовом снижении тарифов, исключении многих конфликтов, а главное — потребитель будет доволен. Любая реформа должна делаться не ради реформы, а для того, чтобы стало лучше людям, ведь за все платят они.
    Сейчас участники энергорынка и чиновники все чаще говорят о необходимости внесения коренных изменений в дальнейшее развитие электроэнергетики. Обещанного реформаторами снижения тарифов и золотого дождя в виде иностранных и российских инвестиций не произошло. Реформа забуксовала, рыночные отношения не заработали, а отрасль управляется в ручном режиме. Трудно с этим не согласится.
    Но могло ли быть иначе? Если вспомнить, как начиналась реформа, то все становится на свои места. Как мы знаем, в начале реформы из отрасли изгнали профессионалов. Не имея никакого законодательства и понятных правил игры, поделили единую энергосистему на множество независимых компаний. В спешном порядке начали распродавать вновь образованные генерирующие и энергосбытовые компании. Как говорил идеолог реформы А. Чубайс, главное заключалось в том, чтобы как можно быстрее пройти точку невозврата. С такой идеологией неудовлетворительный результат реформы закономерен.
    Неудержимый рост цен на электроэнергию — это не отдельные сбои реформирования, а последствия целого ряда грубых ошибок, которые можно и нужно исправлять.