Низы не могут, верхи не хотят?

Рубрика:

Рынок

 

Автор

Михайлов Василий, Председатель совета СРО Российская ассоциация «Коммунальная энергетика»

 

    В последние годы в энергетике постоянно случаются «неожиданности». То они связаны с числом часов использованной мощности (ЧЧИМ) — непредсказуемый рост тарифов для конечных потребителей два года назад. То увеличился тариф в этом году — при одновременном переходе на свободные цены и долгосрочные тарифы на передачу. То вдруг выяснилось, что нельзя брать с потребителей за недобор и перебор мощности — оказывается, «нехорошие» сбытовые компании на этом наживаются. Каждый раз предпринимаются героические усилия в поисках выхода из ситуации. А поскольку они направлены на решение конкретного вопроса без учета иных последствий, эти иные последствия не могут не повлечь за собой следующих коллизий. Характерный пример — то же ЧЧИМ. Постановлением Правительства РФ от 04.11.11 № 877 это понятие устранено: тариф един для любого числа часов использованной мощности. Но почему то при принятии этого кардинального решения не обратили во внимание на то, что ЧЧИМ — объективный фактор для оптимизации загрузки сетей и генерирующих мощностей и, таким образом, для реализации энергосбережения и повышения энергоэффективности его можно использовать как стимул для планирования потребителями своего энергопотребления. Нужно было решать эту задачу? Очевидно, что нужно. Однако решение тянулось два года и закончилось не лучшим образом.
    Другой пример — технологическое присоединение к электрическим сетям. Споры о принципах оплаты технологических присоединения с переменным успехом идут много лет. Вначале одержало победу мнение, согласно которому для развития сетевого хозяйства необходима плата за присоединение. В течение короткого отрезка времени эта плата дошла до несусветных размеров (порой выше стоимости строительства генерирующих мощностей, соответствующих требуемой мощности присоединения). С этим стали бороться. Как следствие — в состав платы за присоединения не должны были включать средства для развития существующих сетей, планировалось учитывать их в инвестиционной составляющей тарифа. Чем это закончилось? Стоимость услуг по передаче, отчасти и из-за этого, возросла настолько, что потребовала неимоверных усилий по преодолению: в соответствии с Постановлением Правительства № 1172 в первом полугодии текущего года «произведена корректировка тарифов на услуги по передаче» практически по всей России. При этом никто не говорит о том, что потребителей все равно нужно присоединять практически безвозмездно, т.е. даром. Если средства у сетевых компаний МРСК все же есть, то для сетевых компаний муниципального масштаба, которые не перешли на RAB-регулирование с повышением стоимости их услуг, но при этом стоимость их в соответствии с Постановлением РФ № 1172, была снижена, ситуация стала критической.
    В то же время постоянно ведется деятельность по «усовершенствованию» нормативно-правовой базы электроэнергетики. Во все основные документы ежегодно, а то и чаще, вносятся те или иные изменения.
    Представляется, что пора вспомнить, какие задачи преследовало реформирование, и посмотреть, что в результате получилось.
    Главная задача, конечно, повышение надежности, страшно сказать — ограничение роста тарифов и т.д. посредством внедрения рыночных механизмов, и прежде всего — конкуренции.
    Как следует из доклада ФАС, «региональные розничные рынки электроэнергии по-прежнему отличаются высокой степенью концентрации и неразвитой конкуренцией», сформированы «локальные рынки электроэнергии, на которых энергосбытовые компании имеют 100%-ную долю». «Доминирующее положение занимают энергосбытовые компании, выделенные при реорганизации АО-энерго — от 70 до 100% в регионах». При всем при этом продолжается принудительное разделение предприятий по видам деятельности: в 2009 г. — 20 решений, в 2010 г. — 17 решений.
    Вспомним, чем должны были быть «гарантирующие поставщики», — организацией, которая должна «подхватить» любого потребителя, оставшегося без сбытовой компании (не выдержавшей конкуренции). Скажите, есть ли такие примеры? И сколько за эти годы случаев, когда гарантирующие поставщики захватывали рынки сбыта, в том числе путем противостояния при попытках выхода на оптовый рынок?
    Передача электроэнергии — естественная монополия. Кто-нибудь из федеральных исполнительных органов проанализировал, насколько возросли так называемые операционные расходы после разделения по видам деятельности? Почему у разных сетевых компаний в сопоставимых условиях стоимость услуг по передаче различается в разы, причем в разы различаются условия оплаты труда, затраты на ремонт, инвестиционная составляющая, амортизационные отчисления? В свое время эти различия закрылись через котловые тарифы, но это не значит, что их нет. К тому же закономерность обратно пропорциональна экономическим законам: чем больше объем передачи, тем больше затраты на единицу продукции.
    Почему-то кажется, что если бы у РАО «ЕЭС России» были такие доходы, как суммарные доходы компаний, которые из него получились, результаты развития генерации, строительства и оптимизации сетевого хозяйства сейчас были бы на порядок выше.
    Пора признать, что результаты реформирования сегодня далеки от поставленных целей. Особенно это заметно в сфере розничных рынков — при непосредственном взаимодействии с потребителями, ради блага которых все и затевалось. Кстати, того, на чем должно быть основано это взаимодействие, — Правил коммерческого учета, как не было, так и нет. Более того, сейчас полномочий по их подготовке нет ни у одного федерального ведомства, хотя такой серьезный документ должен утверждаться не ведомственным актом, а постановлением правительства.
    Отдельные решения, принимаемые в последние годы, — вынужденные, направлены для устранения последствий предыдущих решений и, к сожалению, как правило, имеют свои негативные последствия.
    В течение I кв. 2012 г. должны быть подготовлены изменения в основные рыночные документы — Правила розничных рынков и Правила оптового рынка. Представляется, что исчерпывающих, а главное, сбалансированных решений не получится — просто не хватит времени. Во всяком случае, каких-то цельных проектов изменений этих документов пока нет. Наверное, на этом этапе необходимо решить наболевшие вопросы, возможно, наметить пути комплексных решений принципиальных проблем, которые просто нельзя не решать.
    В связи с этим предлагаем Федеральной антимонопольной службе, как наиболее независимому федеральному исполнительному органу, совместно с Минэнерго России и ФСТ РФ, с привлечением экспертного совета ФАС по энергетике, территориальных антимонопольных органов провести анализ результатов, в том числе и финансовых, реформирования, определить необходимые условия достижении целей, поставленных 10 лет назад (что следует делать для создания условий конкуренции; нужно ли на самом деле ограничение в совмещении видов деятельности, и если нужно, то при каких условиях; какие критерии, в том числе и для создания равных условий, должны быть при определении неоходимой валовой выручки для сетевых компаний; какие возможности с точки зрения их социально-экономического состояния есть у регионов; что должно быть сделано для согласования интересов потребителей и сетевых компаний в части технологического присоединения и т.д.).
    По итогам анализа должен быть подготовлен блок документов: изменения в закон об электроэнергетике; новые редакции Правил работы розничных рынков электроэнергии, включающих в себя принципиальные положения, касающиеся коммерческого учета; увязанные с ними Правила работы оптового рынка, Правила технологического присоединения, Основы ценообразования. Эти документы должны быть согласованы между собой и с документами смежных сфер — нормативно-правовой базой функционирования ЖКХ, повышения энергоэффективности и т.д.