«Сегодня ситуацияна рынке труда в организациях электроэнергетики возвращается на докризисный уровень»

 

Автор

Вахрушкин Валерий, Председатель Общественного объединения «Всероссийский Электропрофсоюз»

 

    Интервью с председателем Общественного объединения«Всероссийский Электропрофсоюз» Валерием Вахрушкиным
    ЭР: Валерий Николаевич, какие тенденции в области кадровой политики энергокомпаний уже сформированы? Какое влияние на них оказал кризис?
    В.В.: К настоящему моменту практически в каждой уважающей себя электроэнергетической холдинговой компании разработана и действует кадровая политика, ориентированная в первую очередь на создание в организации устойчивого кадрового потенциала. С этой точки зрения и с учетом специфики производства — передачи и сбыта тепловой и электрической энергии в условиях частичного тарифорегулирования — нацеленность руководства энергокомпаний на внутреннюю кадровую устойчивость можно только приветствовать. Но бизнес есть бизнес, и мы видим, что высший менеджмент в любых условиях, а тем более в кризис, всегда ищет пути снижения затрат, в том числе и на персонал.
    Сегодня ситуация на рынке труда в организациях электроэнергетики возвращается к докризисной. Но за последние годы мы потеряли до 10% персонала. Причем сокращению подверглись в основном рабочие профессии, а численность менеджмента неуклонно росла и растет. Отсюда мифический «средний по больнице» рост заработной платы в отрасли при довольно скромных доходах работников основных профессий.
    Пока работодатели сдерживают рост зарплат посредством программ оптимизации расходов, в том числе связанных с социально-трудовыми отношениями. Как долго это может продлиться? Представляется, что при сохраняющемся дефиците специалистов и росте экономики мы уже в ближайшем будущем можем вернуться к докризисной ситуации, когда кадровый голод позволит влиять на политику реального роста заработной платы. Эти тенденции, безусловно, должны находиться под пристальным вниманием профсоюза, который вправе в условиях роста выработки и потребления тепловой и электрической энергии требовать увеличения зарплаты работникам. Об этом, в частности, шла речь во время коллективных переговоров между представителями работодателей и работников по подготовке и заключению Отраслевого тарифного соглашения в электроэнергетике Российской Федерации будущего периода (далее — ОТС).
    ЭР: Новое отраслевое тарифное соглашение вызвало много споров. Не могли бы Вы охарактеризовать основные позиции «спорщиков»?
    В.В.: Как известно, со 2 марта по 3 июня 2011 г. проводились коллективные переговоры между сторонами социального партнерства в электроэнергетике Российской Федерации — Общественным объединением «Всероссийский Электропрофсоюз» (ВЭП) и Общероссийским отраслевым объединением работодателей электроэнергетики (Объединение РаЭл) по подготовке и заключению ОТС. 3 июня 2011 г. представителями сторон был согласован проект ОТС в целом и принято решение о завершении коллективных переговоров. Согласованный проект ОТС был представлен на утверждение полномочным органам сторон социального партнерства на отраслевом уровне. И если наблюдательный совет Объединения РаЭл 22 июня 2011 г. одобрил проект, то президиум ЦК ВЭП в этот же день отклонил его утверждение по причине отсутствия в документе нормы, регулирующей индексацию заработной платы работникам в 2012 г. в связи с инфляцией. Собственно это и стало камнем преткновения всех разногласий сторон социального партнерства в электроэнергетике по заключению ОТС на ближайший двух- или трехгодичный период.
    Конечно, в согласованном комиссией по ведению коллективных переговоров проекте ОТС есть ряд положений и норм, которые могут казаться не очень привлекательными. Но замечу, во-первых, не будем забывать, что проект ОТС — это все-таки некий компромисс, подготовленный сторонами комиссии по ведению коллективных переговоров, а во-вторых, профсоюз в первую очередь, интересует заработная плата работников, и мы не хотим, чтобы с принятием нового ОТС наши члены могли потерять в зарплате, льготах и компенсациях.
    За многие годы социального взаимодействия с нашими партнерами — Объединением РаЭл мы достигли определенного уровня социальных гарантий работникам, зафиксированных в действующем ОТС, и не намерены этот уровень снижать. Тем более что никаких предпосылок экономического и иного характера к этому нет.
    ЭР: Какие актуальные вопросы находят отражение в новом ОТС? Какое влияние на ОТС оказывает текущая ситуация в электроэнергетике?
    В.В.: Необходимо отметить, что концептуально проект ОТС будущего периода претерпел мало изменений, если его рассматривать с точки зрения сложившейся практики формирования такого рода документов. Но в нем присутствуют и новации, которые никогда не находили отражения в практике заключения ОТС. Пока не хочется давать категоричных оценок, насколько это хорошо или плохо, потому что часто практика социально-трудовых отношений подтверждает либо опровергает разумность принятых норм. Такое бывало. Приведу некоторые примеры.
    Если проект ОТС будет подписан, с 2013 г. индексация минимальной месячной тарифной ставки рабочих первого разряда (ММТС) в электроэнергетике будет производиться в опережающем режиме на прогнозный индекс потребительских цен (ИПЦ) в РФ, а по итогам 2013 г. есть договоренность корректировать ММТС на фактический ИПЦ. При этом следует подчеркнуть, что ММТС в электроэнергетике за всю историю развития социально-трудовых отношений может превысить минимальный размер оплаты труда, установленный в Российской Федерации.
    К такому порядку индексации минимального стандарта оплаты труда в отрасли мы шли в мучительных поисках компромиссного решения, способного учитывать необходимую потребность планирования своих затрат работодателями, исходя из годичного периода формирования цен (тарифов) на тепловую и электрическую энергию. Сегодня это наиболее обсуждаемая новация согласованного проекта ОТС. В профсоюзной среде годичный период индексации ММТС преимущественно обсуждается в силу того, что всегда сложно ломать традиции. Работники в организациях электроэнергетики знали, что с прохождением очередного квартального периода их ждет повышение заработной платы на ИПЦ. В новом проекте ОТС индексация опережающая — годичная. Поэтому очень важно в переходный период предусмотреть все возможные потери работников. Это сегодня и является предметом обсуждения сторон социального партнерства, где пока нет согласованных решений.
    ЭР: Какие нововведения будут еще включены в ОТС?
    В.В.: Не вдаваясь в подробный анализ таких норм, попросту их перечислю. Впервые в ОТС может быть введено понятие минимальной заработной платы работника отрасли. При этом размер минимальной заработной платы (6368 руб.) превышает прожиточный минимум трудоспособного населения РФ.
    Опять же впервые в ОТС может быть закреплен гарантированный порог постоянной части заработной платы. Он пока не слишком велик — доля постоянной части в зарплате может составлять не менее 50%. Но, отталкиваясь от этой нормы, можно будет на следующих коллективных переговорах вести речь об увеличении доли гарантированных выплат работникам.
    Как серьезный шаг вперед можно расценивать присутствие в проекте ОТС проиндексированных на 25% минимальных значений льгот, гарантий и компенсаций работникам, перечень которых по сравнению с действующим ОТС не изменился.
    Нам удалось договориться о включении в проект ОТС нормы, предполагающей доплату в размере 40% тем, кто работает в ночное время, это в два раза превышает соответствующее минимальное значение, предусмотренное законодательством Российской Федерации.
    Можно привести целый ряд других изменений, которые нашли свое отражение в проекте ОТС. Ограничусь перечисленным, дабы не создать впечатления у читателей, что проект отраслевого соглашения во всем совершенен. Это не так. Повторюсь: обсуждаемый документ является результатом поисков и компромиссов двух сторон социального партнерства на отраслевом уровне.
    ЭР: С какими проблемами сталкиваетесь при обсуждении нового ОТС?
    В.В.: Коллективные переговоры официально завершены. Стороны рассмотрели все предложения, выдвинутые на переговорах. Не найдено лишь решение по индексации заработной платы работников по итогам 2012 г. Подчеркиваю, только 2012 г., последующие периоды индексируются. Возникает вопрос: почему работники должны нести потери?
    У профсоюза есть предложения по выходу из сложившейся ситуации. Мы их сформулировали и направили нашим социальным партнерам. Надеемся на приемлемые, конструктивные встречные предложения. В любом случае и профсоюз, и представители сообщества работодателей понимают, что ОТС нужно всем заинтересованным сторонам как своеобразный гарант социального мира и спокойствия, как источник формирования затрат работодателей на социально-трудовую среду, как инструмент развития социально-трудовых отношений на уровне организаций посредством коллективно-договорного регулирования.
    Замечу, что особенностью нынешних коллективных переговоров стало и то, что у сторон, участвовавших в переговорах, состоялись консультации с работодателями, не входящими в Объединение РаЭл и не делегировавшими ему полномочия на участие в коллективных переговорах от своего имени. Стороны учли факт поступления в адрес Объединения РаЭл и ВЭП предложений по проекту ОТС от Некоммерческого партнерства «Союз производителей энергии», участниками которого являются крупнейшие в России генерирующие холдинговые компании, позиционирующие себя как альтернативное объединение работодателей в сфере генерирующих мощностей.
    ЭР: Насколько работники электро­энергетической отрасли защищены в своих правах? Как вы оцениваете сегодняшний уровень заработной платы работников отрасли?
    В.В.: Если рассматривать первый вопрос, то я бы ответил следующим образом. У нас выстроена достаточно устойчивая система защиты членов профсоюза посредством преференций, присутствующих в нормах ОТС и коллективных договоров организаций электроэнергетики. Наши коллеги в первичных и территориальных организациях профсоюза постоянно отслеживают ход выполнения договоренностей на отраслевом уровне и уровне организаций, контролируя соблюдение обязательств работодателей по ОТС и коллективным договорам. И там, где добросовестные работодатели в полном объеме реализуют договоренности, проблем, как правило, не возникает. Но есть и другие примеры, когда в погоне за прибылью работодатели забывают о ими же пропагандируемой социальной ответственности, о том, что нельзя бесконечно заниматься интенсификацией производства без соответствующего роста заработной платы сотрудников, о невозможности роста производительности труда только за счет оптимизации работы персонала или просто об элементарном соблюдении действующего законодательства. В этих случаях мы реализуем закрепленное за профсоюзом право на осуществление контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, выполнением условий коллективных договоров, соглашений, в том числе с помощью созданных в профсоюзе технической и правовой инспекций.
    Только в 2010 г. нашими инспекторами было проведено более 500 проверок состояния охраны труда в организациях электроэнергетики. В результате выявлено 2856 нарушений законодательства об охране труда, устранено в установленные представлениями сроки 81% нарушений. Предъявлено 224 требования о привлечении к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении законодательства и нормативных актов по охране труда.
    В связи с грубыми нарушениями норм по охране труда и условиями, угрожающими жизни и здоровью работников, техническими инспекторами труда и профсоюзными работниками предъявлено 185 требований о приостановке работ, в том числе работы более 168 станков, механизмов, оборудования, транспортных средств. Поэтому, когда говорим о степени защиты работников организаций электроэнергетики в своих правах, мы в обязательном порядке делаем поправку на эффективность социального взаимодействия представителей работодателя и профсоюза в конкретной организации. Как вы понимаете, есть и положительные, и отрицательные примеры.
    Что касается второго вопроса, могу сказать следующее. Объективно за последние годы в области оплаты труда в отрасли наблюдались не очень привлекательные тенденции, которые в большинстве случаев привели к неоправданной дифференциации заработков рабочих основных профессий и менеджеров. Кратность заработной платы этих категорий работников не выдерживает никакой критики, если сравнивать ее, допустим, с европейскими мерками. Отсюда неплохие видимые средние статистические показатели в целом по отрасли. Но если поинтересоваться, сколько зарабатывает электромонтер сетевой компании где-нибудь вдали от столицы, размер заработка неприятно удивит. Причем наверняка у такого электромонтера выявят совмещение профессий и, вероятно, на него будут возложены, особенно в последние годы бесконечных оптимизаций, дополнительные функции.
    Именно поэтому мы стремимся в будущем ОТС устранить возможные риски, влияющие на уровень заработной платы работников в отрасли. При этом пытаемся объективно оценивать экономическую и социальную ситуацию в электроэнергетике, учитывая влияние существующих особенностей тарифного регулирования цен на продукцию и услуги энергокомпаний, а также позицию государства о необходимости сдерживания темпов роста цен (тарифов) на продукцию и услуги энергокомпаний, которые находятся под самым пристальным контролем государственных органов.