Из истории отечественного инжиниринга

 

Автор

Осика Лев, Начальник отдела управления по сопровождению инвестиционных проектов ООО «Газпром энергохолдинг»

 

    Наверное, многие помнят, как в перестроечную эпоху у телезрителей вызвала веселье фраза участницы одного из международных телевизионных «мостов»: «А у нас секса нет!». Работающие сегодня в сфере строительства электростанций вот так же иногда задают себе вопрос: «А существовал ли инжиниринг в советский период?»
    Слова такого, конечно, никто не знал и не произносил, но предметная область инжиниринга все же была «охвачена» соответствующими специалистами и структурами, сосредоточенными в большинстве своем в трех основных блоках:

  • проектно-изыскательские, на­учно-исследовательские отраслевые институты;
  • управления (отделы) капитального строительства министерств, ведомств, промышленных предприятий и объединений, а также дирекции строящихся объектов;
  • производственно-технические отделы строительно-монтажных и наладочных организаций.
    Далее мы остановимся только на истории деятельности по разработке проектной строительной документации, так как в условиях централизации и абсолютизации задач проектных институтов именно на ней базировался весь «инжиниринг» советского периода2. УКСы (ОКСы) и ПТО выполняли функции заказчика документации, «инженера» по проверке, согласованию, корректировке заложенных в ней технических решений, организатора поставки оборудования и материалов по требуемым спецификациям и т. д.
    Плановая экономика бывшего СССР с позиций управления процессом разработки документации и проектов строительства кажется ущербной, но на самом деле благодаря ей накоплен ценный опыт, который еще надлежит осмыслить и проанализировать в будущем. Разными, далеко не самыми отсталыми, методами были успешно реализованы как колоссальные проекты общенационального масштаба (строительство крупнейших АЭС, ГЭС, трансрегиональных ЛЭП), так и более мелкие, — и зачастую гораздо эффективнее, чем за рубежом.
    История инжиниринга в нашей стране началась еще во времена промышленной революции. В конце XIX — начале XX вв. в России открылись несколько частных контор, которые занимались проектированием: фирма Бари3 оказывала услуги в разработке стальных конструкций, Чаплина4 — сантехники, Гука5 — железобетонных конструкций, Линдлея6 — систем водоснабжения. Были также «совмещенные» предприятия по проектированию, строительству и эксплуатации зданий и сооружений — «Строитель», «Архитектор», «Инженер» и др.
    После Октябрьской революции, уже в начале 1920-х гг., в РСФСР появились первые комплексные проектно-изыскательские организации. Инженерные, архитектурные, экономические решения носили тогда индивидуальный характер, что, собственно, и определяло особые («техноценологические7») свойства це­хов, производств, заводов, электростанций. Кроме того, технологические, объемно-планировочные и конструктивные проработки, сметные нормативы и методики расчета сметных цен на строительные материалы и ресурсы еще не были унифицированы. Поэтому встал вопрос о создании государственных комплексных научно-практических организаций по проблемам проектирования. Первым был основан Научно-исследовательский и проектный институт путей сообщения, а затем и другие отраслевые и межотраслевые бюро и институты: по разработке стальных конструкций — Техническое бюро на базе фирмы Бари; в области вяжущих материалов — «Госинсиликат» (1922 г.); по проектированию сооружений для переработки зерна — «Хлебопродукт» (1923 г.); проектная контора «Дон­уголь» (1925 г.); Бюро по проектированию промышленного транспорта (1926 г.). Для расчетов металлоконструкций в 1925 г. был составлен первый советский сортамент проката. С 1925 по 1930 гг. издано 36 выпусков технических норм.
    Декретом Совнаркома от 28.06.1918 г. все крупные промышленные предприятия, в том числе и электротехнические, были национализированы и преобразованы в трест ОГЭП (Объединенные государственные электротехнические предприятия), в составе которого действовали всего две секции: «Электросила» — на базе национализированных предприятий фирмы «Сименс-Шукерт» и ВЭК — на базе предприятий Всеобщей компании электричества.
    В тот же период стали зарождаться и проектные институты энергетического профиля, старейшим из которых является «Теплоэлектропроект», отметивший свое 90-летие в октябре 2008 г. История института началась 22 октября 1918 г. В этот день на первой сессии Центрального электротехнического совета ВСНХ было принято решение о создании в составе Управления электротехнических сооружений («Электрострой») бюро по разработке проектов электрических станций на местном топливе в подмосковном районе.
    Позднее, 22 декабря 1920 г., VIII Всероссийский съезд Советов утвердил Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО), согласно которому в стране должно было быть развернуто масштабное энергетическое строительство. Для его реализации потребовалось усилить производственные возможности вышеназванного проектного бюро. Пройдя множество этапов становления, оно было расширено и трансформировано в институт «Теплоэлектропроект». По его проектам (в том числе отделений и филиалов) возведено свыше 80% энергетических мощностей в России, других республиках бывшего СССР, множество зарубежных объектов. Институт разработал проекты более 70 теплоэлектростанций как в СССР, так и за пределами страны.
    В 1921 г. при научно-техни­ческом отделе Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) учрежден Государственный экспериментальный электротехнический институт (впоследствии — ВЭИ им. Ленина). В 1923 г. создана проектно-изыскательская организация по гидротехническому строительству, на базе которой в дальнейшем образован институт «Гидроэнерго-проект».
    Со времен Великой Отечественной войны в СССР существует и второй по значимости и величине институт по проектированию тепловых электростанций — ВНИПИ­энер­го­пром. Он основан в 1942 г. (как трест «Промэнергопроект») приказом Народного комиссариата электростанций (НКЭС) СССР от 16.11.1942 г. № 188А в связи с острой необходимостью энергообеспечения предприятий, переброшенных на Урал и в восточные районы страны, в условиях военного времени. Послевоенное восстановление и развитие народного хозяйства, в том числе энергетики, потребовали решения новых масштабных задач. Постановлением Совета министров СССР от 06.04.1951 г. № 1137 и приказом министра электростанций от 12.04.1951 г. № 155 трест был преобразован в институт «Промэнергопроект» (Государственный союзный проектный институт по проектированию строительства промышленных теплоэлектроцентралей для энергоснабжения промышленных предприятий отраслей народного хозяйства Министерства энергетики и электрификации СССР), призванный выполнять функции головной организации по проектированию промышленно-отопительных ТЭЦ и котельных. Новый этап характеризовался разработкой более совершенных в техническом отношении проектов, ориентированных на повышение индустриальности и экономичности сооружаемых ТЭЦ. Начался этап коренной перестройки типовых проектов. С 1961 г. «Пром­энергопроект» приступил к созданию схем развития городов и промышленных комплексов. Институт получил статус крупной проектной организации, ответственной за формирование технической политики в области централизованного теплоснабжения. В 1973 г. специальным постановлением Совета министров СССР «Промэнергопроект» был преобразован во Всесоюзный государственный научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт по промышленной энергетике и рациональному использованию в промышленности топлива, электрической и тепловой энергии (ВНИПИэнергопром).
    Санкт-Петербургский институт «Атомэнергопроект» (ныне ОАО «СПбАЭП») был создан 1 сентября 1929 г., когда приказом государственного треста «Энергострой» на базе Ленинградского гидротехнического бюро начало функционировать ленинградское отделение этого треста, специализировавшееся на ведении проектно-изыскательских работ по гидравлическим (ГЭС) и тепловым (ТЭС) электростанциям. В 1986 г. на его основе возникло ленинградское отделение Всесоюзного государственного научно-исследовательского, проектно-конструкторского и изыскательского института «Атомэнергопроект» (ЛОАЭП).
    В 1953 г. на базе проектных подразделений треста «Главэлектромонтаж» был организован институт «Тяжпромэлектропроект». В 1978 г. его деятельность расширилась за счет научного направления, а институт получил всесоюзный статус и был переименован во ВНИПИ «Тяжпромэлектропроект им. Ф.Б. Якубовского».
    В 1954 г. в системе Минмонтажспецстроя СССР появился второй специализированный электротехнический институт — «Электропроект».
    В 1951 г. согласно политике дальнейшей централизации, монополизации и концентрации проектные организации были укрупнены, их общее количество сократилось с 1600 до 1050. Однако впоследствии сеть проектных институтов продолжала расти, и к 1990 г. их стало уже 1800. Все они находились в 199 городах страны, в ведении 63 министерств и ведомств, численность персонала достигала 240 тыс. чел.
    В 1952 г. была утверждена «Инструкция по составлению проектов и смет на объекты промышленного и жилищного строительства». До 1950 г. проектные организации работали на хозрасчете по договорам с заказчиками, стоимость проекта составляла 1,5—2% от сметной стоимости объекта, что гораздо ниже современных расценок (от 3 до 10 или даже 15% в зависимости от сложности объекта).
    Поставленная задача улучшения проектирования за счет укрупнения и централизации соответствующих учреждений не была в должной степени реализована по ряду объективных причин. Власти предприняли попытку исправить положение с помощью Постановления Совета министров СССР от 24.03.1955 г. «О мерах по улучшению работы проектных организаций» и совместного Постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР от 04.11.1955 г. «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», направленного, главным образом, на удешевление строительства промышленных и гражданских объектов. Было введено двухстадийное проектирование. Проектное задание теперь практически заменяло технический паспорт по составу, объему материалов и значению в финансировании. Госстрой СССР разработал и внедрил в 1955 г. «Строительные нормы и правила» (СНиП), состоящие из четырех частей: 1) «Строительные материалы, изделия, конструкции и оборудование»; 2) «Нормы строительного проектирования»; 3) «Организация и технология строительного производства»; 4) «Сметные нормы». Данными постановлениями и актами, по существу, и было завершено создание системы проектирования, которая существовала до развала СССР.
    Сложившаяся практика оплаты проектных работ за счет госбюджета вызвала необходимость планирования ведомствами проектных работ, создания подразделений, которые могли бы принимать решения на начальных стадиях проектирования (по обобщающим показателям и упрощенным заданиям). Такой подход исключал отдельные стадии: трехступенчатое (ТЭО — проект — рабочие чертежи) проектирование сократилось с 80% в 1951 г. до 20% в 1956 г.
    В 50-е гг. происходило дальнейшее наращивание проектного комплекса. На 1 января 1957 г. в СССР действовало уже 1100 проектных институтов разного профиля с общей численностью сотрудников до 260 тыс. чел., в том числе 22 института, персонал которых насчитывал 1 тыс. и более специалистов. Кроме того, функционировали и самостоятельные территориальные проектные организации. В 1957—1958 гг. началось укрупнение проектных учреждений, было ликвидировано более тысячи мелких контор. Строительная область проектирования перешла в ведение спе­циализированных подразделений строительных министерств и ведомств, а изыскательскими работами стали заниматься единые организации. С 1958 г. устанавливался порядок передачи первичных чертежей и смет строительно-монтажным организациям не позднее чем за 3 месяца до начала работ. Очевидно, что это растягивало инвестиционной цикл, проект и оборудование несколько устаревали. Такое решение было вызвано усилением централизации планирования, желанием жестко регламентировать все стороны процесса, в большинстве случаев — вопреки здравому смыслу.
    Неэффективная концепция индустриализации, принятая в 30-х гг., не менялась, а следовательно, нельзя было ожидать коренного улучшения дел в строительстве и проектировании. Не повлияло на ситуацию и принятое в 1959 г. Постановление Совета министров СССР «Об улучшении проектного дела в строительстве», которое распределило головные проектные организации по всем отраслям народного хозяйства и видам проектирования (150 институтов). Завершая реализацию идеи централизации, ЦК КПСС в 1962 г. возложил на Госстрой СССР функции по проведению единой технической политики в области строительного проектирования и передал в его подчинение специализированные проектные организации (в 1956 г. проектные организации технологического проектирования и комплексные институты находились в ведении вновь созданных отраслевых министерств).
    В этот период продолжалось формирование проектного комплекса энергетики на основе специализации и укрупнения отраслевых проектных структур. В соответствии с приказом министра строительства электростанций СССР от 29.06.1962 г. № 127 был создан Научно-исследовательский и проектно-изыскательский институт по проектированию энергетических систем и электрических сетей «Энергосетьпроект», объединивший под своим началом около 30 региональных отделений и отделов комплексного проектирования, располагавшихся в столицах союзных республик и крупных городах СССР. Вплоть до 1992 г. «Энергосетьпроект» имел статус генерального проектировщика ЕЭС СССР.
    Необходимо упомянуть также и о становлении в 60-е гг. учебно-строительного комплекса, базовым учреждением которого являлся Московский инженерно-строительный институт им. Куйбышева (МИСИС). В 1967 г. в МИСИС был организован факультет теплоэнергетического строительства для подготовки инженеров проектных, научно-исследовательских и строительных организаций теплоэнергетики, атомной энергетики и атомной промышленности. За годы своего существования факультет выпустил более 10 тыс. инженеров-строителей высокой квалификации. Уже после преобразования МИСИС в Московский государственный строительный университет в 2005 г. в его структуру вошел Институт энергетического, водохозяйственного и природоохранного строительства (ИЭВПС) — самое крупное на сегодняшний день учебное заведение в этой системе, объединяющее 15 кафедр, 23 учебные и научно-исследовательские лаборатории.
    В середине 60-х гг., на новом витке экономического развития возникла потребность в научно-проектном обеспечении строительства планируемых объектов, и эти тенденции были отражены в Постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР от 28.05.1969 г. «Об улучшении проектно-сметного дела». Данный документ вводил двухстадийное (технический проект и рабочие чертежи) и одностадийное (техно-рабочий проект) проектирование. Заказчик платил за объект в целом или за крупный объем производимых работ. Постановления Совета министров СССР «О переводе в виде опыта на новую систему планирования и экономического стимулирования проектных и изыскательских организаций» (1970 г.) и «Об оплате труда работников проектных и изыскательских организаций» (1969 г.) позволили несколько отойти от системы должностных окладов в сторону материального стимулирования каждого работника. В целях совершенствования проектного дела Постановлениями Совета министров СССР «Об улучшении экспертизы проектов и смет на строительство (реконструкцию) предприятий, зданий и сооружений» (1973 г.) и «Об авторском надзоре» на проектные организации возложили ответственность за качество проведения строительно-монтажных работ согласно проектным решениям.
    В середине 70-х гг. в стране функционировало порядка 1,5 тыс. проектных и изыскательских организаций с персоналом около 730 тыс. чел., выполнявших работы на 2 млрд руб. в год. В 1962 и 1973 гг. Госстрой СССР дважды пересматривал «Строительные нормы и правила». В это время все отчетливее проявлялась тенденция тотального нормирования всей технической части проектной деятельности вплоть до регламентации методов расчетов и конструктивных решений, не влияющих на безопасность и надежность объектов. Имея официально признанные методики, инженеры все реже заглядывали в популярные ранее справочники и монографии. Это, конечно, обеднило знания технических специалистов, так как любой нормативный документ является простым указанием, некой программой действий, никак не объясняющей суть процессов проектирования, причины и следствия различных внешних воздействий. Тем не менее еще долгое время оставались актуальными такие без преувеличения выдающиеся специализированные источники, как «Справочник для проектирования электрического освещения» замечательного ученого и практика Г.М. Кнорринга, выдержавший к концу 60-х гг. шесть изданий, или справочная серия «Теплоэнергетика и теплотехника» в 4-х томах под общей редакцией В.А. Григорьева и В.М. Зорина, а также монография [5], по которой обучалось несколько поколений проектировщиков ТЭС.
    Попытка коренного улучшения инвестиционного процесса нашла свое воплощение в Постановлении ЦК КПСС от 12.07.1979 г. «О дальнейшем совершенствовании хозяйственного механизма и задачах партийных и государственных органов» и Постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы». Содержащиеся в них положения диктовали необходимость прогнозного проектирования. Все более осознаваемая системность народного хозяйства сделала очевидным решение вопросов его развития на перспективу, комплексно, не только на отдельном предприятии (объекте), а в рамках отрасли, региона, страны в целом (что и было официально закреплено в упомянутых документах).
    Главным показателем при планировании и анализе деятельности строительных организаций стал запуск производственных мощностей и объектов по оказанию услуг, оцениваемых товарной строительной продукцией, стоимостью строительно-монтажных работ, сданных заказчику объектов. Стал утверждаться и лимит капитальных затрат на весь запланированный период ввода в эксплуатацию готовых предприятий, мощностей и объектов. Декларировался переход к планированию капитального строительства и действующего производства как единого целого, а также принцип непрерывного финансирования капитальных вложений на основе титульных списков на весь период строительства в пределах предусмотренных сметой сумм с расчетом только за завершенные и сданные объекты, пусковые комплексы, очереди и предприятия без промежуточных платежей.
    К 1980 г. предполагалось перевести научно-исследовательские, конструкторские, проектно-кон­структорские и технологические, опытные (экспериментальные) организации, научно-производственные и производственные объединения (предприятия) на хозрасчетный метод работ по созданию, освоению и использованию новой техники. Министерствам — изготовителям основного технологического и энергетического оборудования — заказы на поставку должны были поступать на весь период строительства, а на поставку строительных материалов и металлоконструкций — не менее чем на два года. Эти перспективы предопределили выход пакета документов относительно проектирования промышленных предприятий. ЦК КПСС и Совет министров СССР 31.03.1981 г. приняли Постановление «О мерах по дальнейшему улучшению проектно-сметного дела», которое заменило одноименное постановление 1969 г. Было отмечено, что действующая система проектирования не способствует ускоренному внедрению в народное хозяйство достижений науки и техники и выполнению задач в области капитального строительства. На разработку проектной документации затрачивается слишком много времени, а ее объем неоправданно завышается, поэтому требуются многочисленные согласования принимаемых проектных решений. В связи с длительными сроками проектирования и строительства проектные решения устаревают, а сметная стоимость объектов значительно возрастает; в проектах и организации строительства не всегда учитываются новейшие научно-технические разработки и передовые технологии. Во многих случаях отсутствуют нормативы экономного расходования материальных ресурсов и повышения производительности труда.
    Постановления предписывали выстраивать схемы развития и размещения производительных сил в экономических районах и союзных республиках не менее чем на 15 лет (по пятилеткам), через каждые 5 лет вносить в них необходимые уточнения и составлять новые на следующее пятилетие с перечнем (по годам) строящихся, реконструируемых и расширяющихся действующих предприятий. Проектирование предприятий, зданий и сооружений предполагалось осуществлять:
  • в одну стадию («рабочий проект») со сводным сметным расчетом — при строительстве технически несложных объектов или по типовым и повторно используемым проектам;
  • в две стадии: 1) «проект» со сводным сметным расчетом стоимости и 2) «рабочая документация» со сметами — когда проектную документацию планировали применить на других объектах строительства, в том числе крупных и сложных.
    Проекты полагалось разрабатывать непосредственно на основе соответствующих материалов с необходимыми расчетами, выполненными в составе схем развития и размещения отраслей и схем производительных сил по экономическим регионам (республикам). Стоимость отдельных объектов определялась по сметам, составленным по рабочим чертежам. Установленная сметная стоимость являлась лимитирующей на весь период строительства. Проектно-сметная документация на строительство предприятий, зданий и сооружений, подготовленная в соответствии с нормами, правилами, инструкциями и государственными стандартами (удостоверенная соответствующей записью ГИПа в материалах проекта8), не подлежала согласованию в органах государственного надзора.
    Машиностроительные министерства были обязаны выполнять разовые (единичные) заказы на конструирование машин и сложного технологического оборудования с длительным циклом изготовления для намечаемых к проектированию и строительству (расширению, реконструкции, техническому перевооружению) предприятий до открытия титульных списков на их проектирование. В их функции входили:
  • опытно-конструкторские работы по новому и модернизируемому оборудованию;
  • выдача заказчикам исходных данных для проектирования объектов.
    Заказчик, генеральный подрядчик, генеральный поставщик оборудования и проектная организация должны были нести ответственность за строительство согласно проекту и утвержденной сметной стоимости, а также за освоение проектных мощностей.
    С целью конкретизации указанных ключевых решений строительные нормы СН 202-76 и СН 401-69 заменила «Инструкция о составе, порядке разработки, согласования и утверждения про­ектов и смет на строительство предприятий, зданий и сооружений» (СН 202-81). К 1980 г. количество проектных, проектно-технологических, конструкторских и изыскательских организаций увеличилось до 1750, численность сотрудников составила 800 тыс. чел., а объем проектных работ — 2,9 млрд руб. (при общей величине капитальных вложений в 134 млрд руб.). Был создан межотраслевой институт ЦНИИпроект, задачей которого стала разработка методологии организации, экономики и автоматизации проектирования и инженерных изысканий.
    К середине 80-х гг. негативные тенденции в капитальном строительстве усилились, и это повлекло за собой появление новых властных инициатив. Было выпущено Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 29.04.1984 г. «Об улучшении планирования, организации и управления капитальным строительством». В части же проектно-сметного дела Совет министров СССР 28.01.1985 г. издал Постановление «О дальнейшем совершенствовании проектно-сметного дела и повышении роли экспертизы и авторского надзора в строительстве», в котором предложил проектным, изыскательским, научно-исследовательским, конструкторским и технологическим организациям принять меры по коренному повышению качества проектирования. Были введены в действие СНиП 1.02.01-85 (взамен СН 202-81) и «Инструкция о составе, порядке разработки, согласования и утверждения проектно-сметной документации на строительство предприятий, зданий и сооружений», содержащая требование о сокращении объема такой документации. С целью учета ведомственной специфики отраслевые органы управления начали утверждать собственные нормативные документы по проектированию и эталоны рабочих проектов.
    Решения о проектировании объектов (фактически — обоснование инвестиций) стали приниматься по схеме, которая в общих чертах сохраняется и поныне:
  • по самым важным народнохозяйственным объектам — на основании правительственных актов;
  • по крупным и сложным предприятиям и сооружениям — на основании ТЭО;
  • по другим объектам — на основании ТЭР, доказывающего хозяйственную необходимость и экономическую целесообразность строительства.
    Подтверждался уже сущест­во­вавший порядок разработки проектно-сметной документации: в две стадии — «проект» и «рабочая до­кументация» или в одну стадию — «рабочий проект». Существенно возрастала роль ГИПов, которые должны были нести ответственность за технико-экономический уровень строящихся предприятий, зданий и сооружений, качество проектов и правильное определение сметной стоимости, достижение предприятиями в срок проектных показателей.
    К концу 80-х гг. разработка проектной документации — ключевого инструмента внедрения достижений научно-технического прогресса в практику — приобретала все большее значение, и это потребовало совершенствования процессов экспертизы и согласования, что узаконило Постановление Совета министров СССР от 03.08.1989 г. № 608. В том же году (30.09.1989 г.) вышло Постановление Совета министров СССР № 809 «О некоторых мерах по улучшению положения дел в капитальном строительстве», которое делало обязательным переход с 1990 г. на расчеты, формирование дохода (прибыли) и фондов экономического стимулирования после ввода в действие предприятий, их очередей и объектов (то есть после сдачи генеральному подрядчику комплекса завершенных работ).
    Новые экономические отношения в 90-х гг. прошлого столетия практически не затронули основ инжинирингового бизнеса, который ждал своего возрождения на иной основе вплоть до начала XXI в., когда страна встала на путь интенсивного экономического роста.
    Как следует из вышеизложенного, благодаря общим экономическим тенденциям в бывшем СССР и России 90-х гг. развитие межотраслевого проектного комплекса «Строительство» шло за счет создания крупных проектных организаций, проводящих государственную политику и способных реализовать намеченные планы.
    Такой подход имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Несмотря на громоздкость структуры и отсутствие стимулов к ее совершенствованию, в данной базе были сконцентрированы информация, материальные ресурсы, профессиональные кадры, осуществлялась их подготовка, повышение квалификации и переобучение.
    Сложившаяся в то время система типового проектирования вообще не имела аналогов в мире. Этот богатый потенциал являлся плодом созидательного труда многих выдающихся инженеров и организаторов производства в области проектирования ТЭС, среди которых следует особо отметить В.Н. Охотина, в 1971—1997 гг. главного инженера института «Теплоэлектропроект». Под его методическим и научным руководством была выстроена вся современная схема разработки типовой, индивидуальной и экспериментальной проектной документации для тепловых электростанций, принимались и внедрялись технические решения, не уступавшие мировым стандартам и даже превосходившие их.
    В энергетической сфере в советский период был накоплен бесценный опыт строительства таких крупнейших объектов, как Братская, Усть-Илимская, Саяно-Шушенская ГЭС, Сургутские ГРЭС-1 и 2, Экибастузские ГРЭС-1 и 2, Калининская и Ленинградская АЭС и многих других. К счастью, этот опыт не пропал и был увековечен в трудах отечественных ученых-энергетиков, в частности в монографиях Ф.В. Сапожникова «Организация, планирование и управление строительством ТЭС и АЭС» [2] и «Серийное строительство тепловых электростанций» [3], не утративших своей значимости и в настоящее время.
    Теория и практика крупномасштабного энергетического строительства, включая инжиниринг, получила свое дальнейшее развитие при сооружении первых современных энергообъектов в 90-х гг. прошлого столетия и в первой половине 2000-х гг.:
  • ПГУ 450 МВт на Северо-Западной ТЭЦ в Санкт-Петербурге и ПГУ 210 МВт на Тюменской ТЭЦ-1;
  • второго энергоблока Нижневартовской ГРЭС мощностью 800 МВт.
    Выдающиеся достижения советской системы инженерного обеспечения используются сегодня в строительстве Богучанской ГЭС и при реализации инвестиционных программ ОГК и ТГК в рамках договоров о поставке мощности.
    Управление процессом разработки проектной документации в 80—90-х гг. было ориентировано на автоматизацию всех этапов деятельности. Эту систему («АСУ-проект») по сегодняшним меркам можно отнести к области строительного инжиниринга — она обеспечивала создание технических и экономических моделей, управление проектами, связь науки с производством9 и пр.
    К сожалению, на протяжении последнего десятилетия прошлого века в условиях перестройки, общего упадка в инвестиционно-строительной сфере проектные организации России оказались в столь сложном положении, что из-за отсутствия заказов их численность по стране сократилась в среднем в 4 раза. Наметилась тенденция к разукрупнению. Если в 1990 г. в СССР существовало около 1800 проектных институтов с персоналом более 800 тыс. чел., то к середине первого десятилетия нового века в России насчитывалось свыше 10 тыс. организаций, имеющих лицензию на проектирование объектов, и в них числилось порядка 240 тыс. сотрудников. В это время методология разработки документации все больше отставала от мирового уровня, в частности оказалась невостребованной автоматизированная система управления проектами. Очевидная идея перехода к принятым в большинстве стран современным стандартам у нас в силу ряда причин (по крайней мере, в проектных институтах) воплощается крайне медленно. Почти все проектные организации России сохранили структуру — функциональную либо матричную. В итоге осталась прежней и практика многопроектного управления, или, по новой терминологии, управления портфелем проектов.
    К началу наметившегося с 2005 г. бума строительства ТЭС, вызванного реализацией крупномасштабной инвестиционной программы РАО «ЕЭС России», энергостроительный инжиниринг западного образца у нас находился в зачаточном состоянии, поскольку чрезвычайно малый объем вводов новых мощностей в предшествующие годы не позволял серьезно задумываться о качественном развитии этого вида бизнеса.
    При длительном отсутствии в энергетическом строительстве крупных регулярных заказов очень многие организации, которые можно причислить к инжиниринговым, были существенно ослаблены, потеряли часть квалифицированного персонала и накопленный за долгие годы потенциал. Например, по данным А.В. Мильто (ЗАО «СибКОТЭС»), крупнейший в Сибири проектно-изыскательский институт — Новосибирский ТЭП — при средней численности работников в 1500 чел. (в 80?е гг.) к началу 2007 г. имел в своем распоряжении менее 300 специалистов.
    При этом большинство проектных организаций не могли контролировать все этапы строительства крупного энергоблока в комплексе ввиду отсутствия ряда узких специалистов по таким направлениям, как гидротехнические сооружения, системы топливоподачи угольных ТЭС, автоматизация систем управления технологическими процессами и т. п. Аналогичное положение сложилось в пусконаладочных фирмах и на монтажных предприятиях. Крайне остро ощущался дефицит опытных руководителей комплексного строительства и главных инженеров проектов. Спрос на специалистов такого уровня на рынке труда значительно превышал предложение.
    Данная ситуация была обусловлена и рядом факторов, не зависящих напрямую от количества заказов. Среди них можно выделить:
  • отсутствие эффективной корпоративной стратегии с четкими приоритетами и механизмами взаимодействия в рамках корпорации;
  • острый дефицит квалифицированных кадров, который может быть покрыт лишь в ближайшие 5—10 лет, учитывая сроки обучения и получения необходимого производственного опыта;
  • большой возрастной разрыв между сотрудниками, достигающий в ряде проектно-изыскательских институтов 30—40 лет;
  • низкая производительность труда и культура производства, слабое техническое оснащение;
  • недостаточный уровень автоматизации производства;
  • серьезное отставание предлагаемых технологий и решений от мировых аналогов (котлы с ЦКС, ГТУ, ПГУ и т. д.);
  • отсутствие ориентированного на клиента подхода и гибкости при заключении контрактов, получении исходных данных и выполнении дополнительных работ.
    Кроме того, персонал компаний зачастую был нацелен на процесс, а не на результат, ему была важнее отметка в табеле о присутствии на рабочем месте.
    В этих обстоятельствах огромную роль сыграли энтузиасты современного инжиниринга — руководители и специалисты различных профилей, создавшие, по сути, с нуля целую отрасль. Хочется особо выделить П.В. Безукладникова, главу компании «Е4» в самые непростые годы ее становления, внесшего неоценимый вклад в процесс инженерного сопровождения строительства ТЭС в России. В своих выступлениях в печати и на конференциях он впервые в нашей стране ставил и решал вопросы стратегии и тактики инжиниринга как области знаний и сферы приложения бизнеса. Им же были обоснованы многие практические модели деятельности в самых разных условиях, включая финансовый кризис 2008 г. и постепенный выход из него в период нового промышленного подъема.
    На раннем этапе развития современного российского рынка инжиниринговых услуг, в 2004—2008 гг., наиболее приемлемым было признано слияние и поглощение компаний с образованием крупных инжиниринговых холдингов и корпораций. По мнению аналитиков, этому способствовали следующие объективные причины:
  • расширение предприятий и увеличение объемов единичных заказов требовало соответствующего усиления подрядных организаций;
  • клиенты инжиниринговых компаний все больше склонялись к централизации ответственности;
  • ужесточилась конкуренция со стороны зарубежных инжиниринговых структур;
  • обязательными условиями участия в масштабных проектах все чаще называли предоставление финансовых гарантий и страхование рисков;
  • возникла необходимость в разработке и внедрении новых технологий в энергетике.
    Указанным путем прежде всего пошли инженерные фирмы, принадлежавшие в то время РАО «ЕЭС России». На базе крупнейших проектных институтов были созданы региональные научно-технические и инженерные центры, структура которых приведена в таблице.
    Несмотря на объединение и накопленный опыт в сфере проектирования на территории России и СНГ, инженерные центры испытывали серьезные трудности в организации совместных работ и давление со стороны зарубежных инжиниринговых фирм, таких как Jaаkko Poyry, AF Enprima, Fichtner, Black & Veatch и др. Серьезную конкуренцию им также составляли некоторые относительно молодые российские компании — Группа «Е4», ПИЦ «УралТЭП», «Интертехэлектро — Новая генерация», «ЕвроСибЭнерго-инжиниринг», ИК «Кварц». Последние аккумулировали в себе практически весь набор необходимых компетенций в области собственно инжиниринговой деятельности (в ее предметной области, определенной в первой статье цикла). Кроме того, рядом компаний были привлечены дополнительные возможности научно-исследовательских институтов прикладного профиля и энергосервисных организаций. Так, в Группе «Е4» начали развиваться следующие направления:
    1. Проектирование, наука и конструкторские разработки в области энергетики:
    «СибКОТЭС» (Новосибирск) — проектирование ТЭС, котельных, электрических сетей;
    Центральный котлотурбинный институт им. И.И. Ползунова (Санкт-Петербург) — крупнейший в России научно-технический комплекс по созданию энергетического оборудования ТЭС, АЭС, ГЭС;
    «Киевэнергопроект» (Киев) — проектирование АЭС, ТЭС и сетевых подстанций.
    2. Строительство и монтаж энергетических и промышленных объектов:
    «Центроэнергомонтаж» (Мо­сква) — монтаж тепломеханического оборудования ТЭС и АЭС, технологического оборудования промышленных производств в металлургической, химической, нефтехимической, деревообрабатывающей промышленности и др.;
    ГК «Инжиниринговый центр» (Новосибирск) — монтаж, реконструкция и модернизация ТЭС и ГЭС, монтаж оборудования промышленных предприятий в Сибирском федеральном округе;
    ГК «ЭФЭСк» (Санкт-Петербург) — строительство ЛЭП и подстанций, в том числе в условиях Крайнего Севера.
    3. Сервис и ремонт энергетического оборудования:
    дивизион «Центр» (Москва) — сервис и ремонтное обслуживание энергетического оборудования в Центральном, Южном и Уральском федеральных округах;
    дивизион «Северо-Запад» (Санкт-Петербург) — сервис и ремонтное обслуживание энергетического оборудования в Северо-Западном федеральном округе;
    ГК «Инжиниринговый центр» (Новосибирск) — комплекс работ в области сервиса и ремонтного обслуживания «Ново­сибирск­энерго» и других генерирующих компаний в Сибирском федеральном округе.
    4. ИТ-сопровождение и поддержка:
    «Модульные Системы Торнадо» (Новосибирск) — разработка и внедрение программно-технических комплексов для автоматизации системы управления энергетическими объектами (АСУ ТП);
    «Информационные технологии и связь» (Новосибирск) — ИТ-сопровождение и поддержка энергетического бизнеса.
    5. Комплектация и логистика:
    две компании — в Москве и в Новосибирске.
    Другой пример — Инжиниринговый центр холдинговой компании «Электрозавод», который с самого начала вошел в бизнес, используя все ресурсы холдинга в данном направлении деятельности, в том числе компетенции специализированного Проектного института теплотехники и энергетики, занимающегося проектированием объектов генерации и распределения электроэнергии и тепла. Сервисные центры холдинга, расположенные в Москве, Уфе и Запорожье, предлагают также обширный спектр услуг по монтажу, ремонту и диагностике оборудования.
    Еще одной важной особенностью рассматриваемого периода стало создание мощными отраслевыми компаниями собственных крупных инжиниринговых организаций:
  • «Газпром» — «Газпромстройинжиниринг»;
  • РУСАЛ — «Русская инжиниринговая компания»;
  • «Базовый Элемент» — «Евро­Сиб­Энерго-инжиниринг»;
  • КЭС-Холдинг — «КЭС-Энерго­Строй­Инжиниринг»;
  • Росатом — «Атомэнергопром»;
  • ЛУКОЙЛ — «Глобалстрой-Инжи­ни­ринг».
    Финансовый кризис, разразившийся в 2008 г., сильно ударил по рынку инжиниринговых услуг в целом и негативно повлиял на содержание самого бизнеса, имеющего даже в гораздо лучших условиях венчурный характер [4]. Снижение капитализации активов, нехватка ликвидности и неопределенность дальнейших перспектив вынудили энергокомпании скорректировать принятые еще в бытность РАО «ЕЭС России» инвестпрограммы и отказаться от строительства отдельных объектов новой генерации. Теперь их проблемы концентрировались вокруг пересмотра объемов ввода энергетических мощностей.
    Борьбу за выживание в сложных экономических условиях участники рынка инжиниринговых услуг начали с оптимизации издержек и повышения эффективности деятельности. Одним из самых результативных инструментов при этом, по общему признанию, стало расширение спектра услуг: предложение заказчикам комплексных решений от проектирования до строительства; организация сервисного обеспечения и ремонтного обслуживания энергообъектов; обучение персонала. Так, «Энергостройинвест-Холдинг» приступил к развитию промышленного инжиниринга, строительству дорог, мостов, тоннелей, тепловых сетей, промышленной и бытовой инфраструктуры и даже возводил жилые микрорайоны в г. Тосно Ленинградской области. «Инженерный центр ЕЭС» занялся проектированием мусоросжигательных заводов, систем опреснения воды, объектов альтернативной энергетики. Портфель заказов компании «ЕвроСибЭнерго-инжиниринг» предусматривал в том числе ремонтные работы, от которых невозможно отказаться даже в условиях кризиса, и проекты модернизации энергооборудования, позволявшие повысить эффективность производства при меньших инвестиционных затратах.
    Главной задачей в условиях кризиса и постепенного выхода из него стало сохранение кадрового потенциала и ключевых компетенций в современных технологиях производства, передачи и распределения электроэнергии. Государство также не отступило от своих планов строительства, реконструкции и технического перевооружения объектов электроэнергетики. Кроме того, дополнительные возможности инжиниринговым компаниям предоставил взятый правительством курс на повышение энергоэффективности, основные положения которого прописаны в ряде законодательных актов, принятых в ноябре — декабре 2009 г. Большой потенциал применения инженерных знаний лежит и в коммунальной энергетике — самой отсталой пока сфере ЖКХ.
    Современные проблемы инжинирингового бизнеса в энергетике будут рассмотрены в заключительной статье данного цикла.
    Литература:
    1. Мильто А.М. Формирование корпоративной стратегии инжиниринговой компании, соответствующей современному состоянию рынка энергетического строительства // Вестник СамГУ. 2007. № 5/2 (55).
    2. Сапожников Ф.В. Организация, планирование и управление строительством ТЭС и АЭС. М.: Энергоатомиздат, 1982.
    3. Сапожников Ф.В. Серийное строительство тепловых электростанций. М.: Энергия, 1977.
    4. Осика Л.К. Системные риски независимых инвестиций в строительство тепловых электростанций // Электрические станции. 2007. № 7.
    5. Рыжкин В.Я. Тепловые электрические станции. М.: Энергоатомиздат, 1987.