Энергосбережение с барьерами

 

Автор

Анастасия Колчева, пресс-секретарь компании Kamstrup

 

    Курс на энергосбережение был взят в России уже более полутора лет назад1. Но одно дело — поставить задачу, и совсем другое — выполнить ее. Только небольшая часть населения и отдельные бизнесмены на собственном опыте оценили выгоды энергосбережения. В целом же, несмотря на все призывы, в нашей стране продолжается бесконтрольное использование энергоресурсов. Так, эффективность отечественного теплоснабжения сегодня втрое ниже, чем, например, в Дании, климатические условия которой очень близки к российским. В чем же причина сложившейся ситуации?
    Счетчик для менталитета
    Традиционно низкие цены на энергоносители (главным образом на газ), действующие на российском внутреннем рынке, делают тепло и электричество значительно более дешевыми для потребителей, чем в Европе и большинстве стран СНГ. В 2008 г. разница в стоимости газа составила более 600%, а в 2009 г. она оказалась почти пятикратной. По-
    этому мы позволяем себе даже не задумываться об энергосбережении. Результат налицо: по оценкам экспертов, сегодня в России впустую расходуется как минимум 20% энергоресурсов от общего объема их потребления. При этом основные потери приходятся на сектор ЖКХ, где они достигают 40—70%, тогда как во всем мире нормой считается 7—8%.
    Так, в России уже давно стало привычным регулировать температуру в квартирах путем открывания форточек в мороз. И это не говоря уже о постоянно «парящих» теплоцентралях. Но потребитель этого просто не замечает, так как независимо от фактических затрат и теплопотерь каждый месяц платит фиксированную сумму. С таким же успехом мы могли бы впустую жечь нефть, газ или уголь. В масштабах страны речь идет о сотнях миллиардов рублей. Поэтому первое и самое серьезное препятствие на пути энергосбережения в России — отсутствие учета потребляемых энергоресурсов.
    Показательно, что еще в начале 1970-х теплоснабжение Дании — признанного лидера в области энергосбережения — мало чем отличалось от российского. Кардинальные перемены в отрасли начали происходить под влиянием последствий нефтяного кризиса, когда резкий рост цен на энергоресурсы поставил энергетику страны на грань коллапса. Причем первоначально разработанный датским правительством комплекс мер по повышению энергоэффективности не принес ожидаемых результатов. Очень быстро стало ясно, что потребители не готовы следовать рекомендациям властей, не имея никаких экономических стимулов. В то время плата за тепло в датских городах производилась по нормативу, как это принято до сих пор в России, поэтому никакие меры по энергосбережению со стороны пользователей не могли повлиять на ее размер.
    Однако датчане быстро осознали ошибку и пересмотрели свое отношение к учету энергоресурсов. Сегодня в Дании расчеты за тепло по факту являются стандартом взаимоотношений между потребителями и коммунальными службами. Причем собственники жилья освобождены от забот, связанных с монтажом и обслуживанием приборов учета. Эти функции выполняют теплоснабжающие организации, а стоимость их услуг и оборудования включена в ежемесячную абонентскую плату.
    В России же, несмотря на то, что расходы на отопление составляют в среднем половину коммунальных платежей, приборы учета тепла остаются экзотикой. Но без них невозможно оценить масштаб энергопотерь и поставить конкретные задачи по исправлению ситуации. Кроме того, установка приборов учета тепла является главным стимулом для экономии ресурсов. Только так процесс внедрения энергосберегающих технологий может быть запущен «снизу», а не «из-под палки» правительства. Практика показывает: как только в домах появляются теплосчетчики, люди сразу же задумываются о том, какие меры позволят им уменьшить размер коммунальных платежей. Население готово к снижению энергопотребления, если видит реальную выгоду. Когда дело касается состояния собственного кошелька, менталитет мгновенно меняется.
    Почему в России невыгодно экономить
    Возвращаясь к датскому опыту, следует отметить, что введение приборного учета и мотивация потребителей к энергосбережению привели в конечном итоге к модернизации всей энергетики страны. Масштабное сокращение теплопотребления заставило тепловые компании искать способы минимизации издержек производства и транспортировки энергии.
    Россия же находится в самом начале этого пути: у нас до сих пор продолжаются споры о целесообразности повсеместной установки теплосчетчиков. Многие понимают необходимость перехода на приборный учет тепла, вопрос лишь в том, чтобы он стал обязательным. «Сегодня в российском теплоснабжении сложилась не вполне здоровая обстановка, — объясняет Николай Суслин, директор компании «Теплосервис» (г. Реутов). — На каждой границе балансового раздела сталкиваются интересы двух сторон — теплосети и ее абонентов, одна из которых заинтересована во внедрении приборного учета, а другая, наоборот, очень этого не хочет. Кто из них какую позицию занимает, зависит от различных местных условий: состояния теплотрасс и подключенных к ним объектов, действующих нормативов и тарифов на тепловую энергию и пр. Побеждает в этом споре тот, у кого более мощные административные рычаги. Неудивительно, что в такой ситуации проблемы энерго­сбережения беспокоят стороны меньше всего».
    Если говорить о промышленном секторе, то применяемая многими отечественными энергетическими компаниями тарифная политика стимулирует абонентов не к экономии, а, напротив, к завышению объемов потребления. Объясняется это тем, что топливо (газ) тем дешевле, чем больше его расход, а за недобор оговоренного в контракте количества полагается штраф. Причем размер аналогичного «взыскания» за выход из лимита, как правило, существенно ниже. Вот и получается, что у коммерческих компаний нет стимулов для использования энергоэффективного оборудования, тем более что его стоимость достаточно высока.
    В таких условиях гораздо выгоднее жечь доступное топливо, чем инвестировать средства в энергосберегающие технологии — даже невзирая на то, что модернизация промышленности позволит предприятиям не только снизить себестоимость продукции, но и в перспективе иметь значительные доходы от торговли квотами на выбросы парниковых газов в рамках Киотского протокола.
    Однако сильно урезать цены на энергоносители тоже нельзя. К подобным мерам экономика должна быть готова, иначе отсутствие энергосберегающих технологий и возможности их экстренного внедрения способно привести к коллапсу. Либерализация цен станет реальной только в том случае, если будут созданы правовые механизмы для поддержки потребителей, нацеленных на экономию. Пока что устаревшее законодательство фактически запрещало регионам поощрять энергоэффективность.
    Эффективен ли Закон «Об энергоэффективности»?
    Изменить положение призван Закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности», который вступил в силу в конце ноября 2009 г. Благодаря его нормам государство сможет поддерживать те компании, которые перей­дут на энергосберегающие технологии. В частности, им будут предложены налоговые льготы, а также возмещение процентов по кредитам на реализацию проектов в области энергосбережения.
    Кроме того, одним из ключевых пунктов закона является регламентация обязательной установки приборов учета энергопотребления (ст. 13). Так, юридические лица должны оборудовать занимаемые площади узлами учета до 1 января 2011 г., собственники жилых помещений — до 1 января 2012 г. Но могут ли эти меры гарантировать сокращение расхода энергии?
    Как уже было сказано, сами по себе приборы учета не дают экономии энергии, но способствуют тому, чтобы потребитель к этому стремился. Ведь с теплосчетчиком каждая гигокалория буквально конвертируется в рубли. Европейский опыт уже неоднократно подтверждал преимущества строгого учета. Проведенный там эксперимент показал, что гарантированный уровень снижения теплопотребления после установки приборов учета тепла в жилых домах достигает 15—17%. Причем для районов с индивидуальной и малоэтажной застройкой его величина составляет 30%. Можно ожидать, что российская экономика получит схожие результаты.
    Однако способы воплощения в жизнь идеи всеобщего «оприборивания» России вызывают у экспертов опасения. «Пока установкой счетчиков будет заниматься потребитель, порядка не будет, и энергоэффективности мы не добьемся. Приборы учета тепла должны закупаться и монтироваться только тепловыми сетями, а оплачиваться через постоянную составляющую тарифа», — считает Татьяна Кислякова, директор по продажам и маркетингу российского представительства компании Kamstrup. Напомним, что в Дании установкой таких приборов занимаются теплоснабжающие организации, а стоимость их услуг и оборудования включена в фиксированную часть ежемесячной платы за тепло.
    Российский же закон закрепляет следующую схему: оборудование оплачивают потребители, приобретают и монтируют — ДЭЗы (или другие подразделения, имеющие лицензию на соответствующие работы), а эксплуатируют его тепловые сети. «Существующий порядок не только многократно усложняет процедуру установки. Вопрос контроля качества выбранного оборудования и его обслуживания остается нерешенным. В результате мы можем столкнуться с тем, что у нас будут формально установленные, но не работоспособные узлы учета», — добавляет Т. Кислякова. Получается, что даже при наличии нового закона ситуация по-прежнему будет требовать вмешательства со стороны властей.
    Ученье — свет
    Однако нельзя объяснить низкую энергоэффективность одними только экономическими и законодательными барьерами. По мнению экспертов Всемирного банка и Международной финансовой корпорации (IFC), налицо и недостаточная информированность потребителей и инвесторов относительно потенциала энергосбережения.
    Так, по данным исследования IFC, руководители российских предприятий оценивают его в 8—10%, хотя на практике этот показатель составляет не менее 20%, а в некоторых случаях и 35—40%. Одни только энергосберегающие лампочки в здании московской мэрии за месяц сохранили 100 тыс. руб. налогоплательщикам2. И это только одно здание и лишь одна конкретная мера.
    Конечно, чтобы экономия энергоресурсов стала популярной идеей, ее преимущества и пути осуществления необходимо разъяснять гражданам в доступной форме. И сегодня подобный опыт в России есть.
    Так, в течение нескольких лет в Череповце была реализована инициированная городской администрацией программа повышения энергоэффективности ЖКХ. В первую очередь 70% жилого фонда оборудовано узлами учета тепла для получения точных данных о результативности предусмотренных мер. Кроме того, в домах появились тепловые пункты, были утеплены подвалы, подъезды и трубопроводы. Однако несмотря на наличие современной погодозависимой автоматики, жильцы продолжали регулировать температуру в квартирах по старинке — открывая форточки.
    Изменить ситуацию помогла продуманная городскими властями кампания пропаганды энергосбережения среди населения. «Мы подготовили цикл публикаций в СМИ, провели серию телевизионных передач, встречи граждан с депутатами городской думы и представителями коммунальных структур, — рассказывает Татьяна Тасенко, начальник отдела аналитической работы в сфере ЖКХ департамента ЖКХ города Череповца. — Цель этих мероприятий — научить жителей управлять теплопотреблением, объяснить им, как строится система расчетов за тепло, как можно экономить на платежах за отопление». Примечательно, что поставленная цель была достигнута: показатели энергосбережения в среднем по городу выросли на треть.
    Итак, повышение энергоэффективности — один из главных стратегических ресурсов российской экономики. Но использовать его мы сможем только в том случае, если на всех уровнях будет претворяться в жизнь последовательная и комплексная политика, направленная на экономию энергии. Сегодня нам нужны новые законы, новые правила игры на рынке и новая система ценностей. Не будет преувеличением сказать, что энергосбережение может стать той самой национальной идеей, которая должна объединить государство, бизнес и народ в решении общих задач.