"Пока еще рынок в электроэнергетике в большей степени регулируемый, чем свободный"

Рубрика:

Рынок

 

Автор

Баркин Олег, Заместитель председателя правления НП "Совет рынка"

 

    Интервью с заместителем председателя правления НП "Совет рынка" Олегом Баркиным

    ЭР: В международной практике ни один даже самый либеральный рынок электроэнергии не обходится без государственного контроля. В связи с этим не могли бы вы оценить сегодняшний уровень свободы отечественного ОРЭМ?

    О. Б.: Действительно, энергетика без разумной доли государственного регулирования функционировать не может. Электроэнергия является ключевым жизнеобеспечивающим товаром для населения, кроме того, от бесперебойной работы отрасли напрямую зависит энергобезопасность страны. Вот как минимум два фактора, которые определяют необходимость регулирования электро-энергетики, даже в условиях конкурентного рынка. Но в либерализованном рынке оно должно осуществляться в качественно иной форме.
    В настоящее время действует прямое регулирование экономической деятельности энергокомпаний. Я имею в виду установление тарифов и предельных цен на электроэнергию. Идея преобразований в отрасли заключается в поэтапном переходе от такого типа регулирования к рыночным механизмам формирования цены. Текущий уровень либерализации ОРЭМ - 30%. Соответственно, пока еще рынок в электро-энергетике в большей степени регулируемый, чем свободный.
    Завершение ценового регулирования, как известно, датируется 2011 годом, когда рыночный спрос и предложение будет полностью определять цены на электроэнергию и мощность, за исключением объемов населения (которые в среднем составляют около 15%). Поэтому даже с наступлением 2011 года ценовое регулирование в отрасли не закончится.
    В дальнейшем прямое ценовое регулирование продажи и покупки электроэнергии должно быть полностью исключено, а функции государства будут заключаться в обеспечении недискриминационных условий для конкуренции и формировании стратегических приоритетов развития отрасли. Ценовое регулирование может сохраняться только в отношении инфраструктуры рынка, сбытовой надбавки гарантирующих поставщиков, субъектов неценовых зон и изолированных от ЕЭС энергосистем.

    ЭР:  Нерешенной до сих пор остается проблема формирования цен на розничном рынке электроэнергии. Есть ли какие-либо подвижки?

    О. Б.: Да, есть ряд вопросов при пересчете нерегулируемой составляющей оптовых цен в розничные, т. н. "трансляции", которые особенно обострились в условиях кризисного снижения потребления. Например, так как по этой причине уменьшается объем потребления, на который транслируется нерегулируемая стоимость электроэнергии и мощности, цена трансляции оказывается слишком высокой. Советом рынка уже приняты несколько решений по исправлению ситуации, а также предложены необходимые изменения Правил рынка.
    Но ключевой причиной проблем розничного рынка, на мой взгляд, является отсутствие условий для конкуренции сбытовых компаний. Пока у конечного потребителя, который, как известно, в итоге за все и платит, нет реальной возможности выбора между гарантирующим поставщиком и независимыми сбытовыми компаниями, у ГП не будет стимула к снижению затрат и стоимости кВт·ч для своих клиентов. В лучшем случае он будет выступать в роли пассивного "транслятора" оптовой цены на розницу, не пытаясь влиять на ее снижение, а в худшем - вступать в сговор с производителями электроэнергии или с управляющими компаниями, обслуживающим ЖКХ, искусственно завышая стоимость электроэнергии.
    Таким образом, если либерализация российского оптового рынка не будет проходить одновременно с либерализацией розничного, которая состоит не только в снятии регулирования цен для потребителей, но и в обеспечении конкурентных условий для сбытовых компаний, мы рискуем не получить ожидаемых эффектов реформирования: создания стимулов к снижению затрат и повышения качества обслуживания.

    ЭР: На ваш взгляд, какие сроки могут быть оптимальными для либерализации розницы?

    О. Б.: В идеале те же самые, что и оптового рынка. Как вы понимаете, это уже недостижимо. Работа над предложениями по либерализации розницы идет, но их согласование и принятие законодательных поправок, в силу сложности и значимости вопроса, неизбежно займет длительное время.

    ЭР: Возможно, в складывающихся обстоятельствах есть резон замедлить темпы либерализации оптового рынка?

    О. Б.:  Конкуренция даже в ограниченных условиях - более эффективный механизм ценообразования, чем тарифное регулирование. Есть наглядный пример: как отреагировали свободный и регулируемый сектор на кризисный спад потребления.
    В рыночной части снижение потребления автоматически привело к снижению цен на электроэнергию, т. е. рынок моментально отразил в цене новый баланс спроса и предложения.
    В регулируемой же части, несмотря ни на что, с 1 января тарифы были повышены в соответствии с ранее принятым решением. Система выстроена так, что тарифы устанавливаются на длительный период, далее они фиксируются в годовых регулируемых договорах и гибко поменять их без негативных последствий для субъектов отрасли невозможно.
    Поэтому замедлять темпы либерализации рынка будет неправильно.

    ЭР: По вашему мнению, существует ли необходимость во внедрении рыночных механизмов в процессы формирования цен на электроэнергию для населения и что этому препятствует?

    О. Б.: Для того чтобы это произошло, во-первых, следует уйти от практики перекрестного субсидирования. В настоящее время промышленность значительно переплачивает за электроэнергию. В большинстве стран ситуация обратная: цена для населения выше, чем для промышленности, поскольку затраты на доставку кВт·ч до дома или квартиры (с учетом протяженности сетей и стоимости всех операций по обслуживанию) существенно превосходят затраты на доставку кВт·ч до промышленного предприятия. Перекрестное субсидирование также является основным сдерживающим фактором для выхода на оптовый рынок крупных потребителей.
    Во-вторых, как я уже отмечал, необходимо создать условия для работы нескольких сбытовых компаний на одной территории. Для этого необходимо упростить их доступ на рынок и создать инфраструктуру розничного рынка, обеспечивающую взаимодействие нескольких сбытов и учет их потребителей. Во многих странах реформа электроэнергетики начиналась именно с решения задачи предоставления конечному потребителю возможности выбора альтернативного поставщика электроэнергии. А уже от этой задачи по цепочке следовала реструктуризация всей отрасли.
    Помимо устранения экономических барьеров в будущем потребуется и принятие политического решения об отказе от госрегулирования цен на электроэнергию для населения. Понятно, что подобное решение обречено стать непопулярным, но более эффективным стратегически.

    ЭР: В какие сроки это может быть реализовано?

    О. Б.: Сложно представить, что отказ от госрегулирования цен для населения произойдет до 2012 года. Есть мнение, что и не ранее 2016.

    ЭР: Как продвигается работа над целевой моделью рынка мощности?

    О. Б.:  Пока еще не завершено согласование концепции с участниками рынка, но есть уверенность, что нам удалось сформировать вариант, который отвечает интересам большинства субъектов. При этом также понимаем, что полного согласия достичь невозможно в силу радикально противоположных интересов поставщиков и потребителей. Видимо, ключевые разногласия по ценовым параметрам оплаты мощности будут разрешаться на уровне Правительства. В  I квартале мы передадим подготовленный проект на официальное согласование в министерства. Механизм долгосрочного рынка мощности должен начать работу до конца 2009 года, тогда мы сможем провести первые торги мощностью на 2011 год и далее.

    ЭР: На каком этапе рассмотрения сегодня находится методика определения экономической обоснованности ценовых заявок генераторов, поданных на конкурентный отбор мощности, которую разработали в конце прошлого года?

    О. Б.: В соответствии с Пос-та-нов-ле-нием Правительства НП "Cовет рынка" устанавливает факт соответствия или несоответствия ценовой заявки на продажу мощности в отношении новой генерации требованию об экономической обоснованности. Для выработки критериев и алгоритма определения экономической обоснованности были привлечены консультанты и специалисты генерирующих компаний оптового рынка. Рассматривалась методика, основанная на принципе RAB (учет доходности инвестированного капитала), и было принято решение апробировать данную методику при оценке экономической обоснованности заявок на продажу мощности на 2009 год.
    В ближайшее время НП "Совет рынка" совместно с представителями участников оптового рынка приступит к доработке указанной методики на следующий год и учету дополнительных факторов, влияющих на цену продажи мощности. При этом работа над методикой и ее согласование лишний раз убеждают нас в том, что наиболее эффективный способ установления цены на мощность - это конкурентный  рынок.

    ЭР: Одна из законодательно закрепленных функций Совета рынка - контроль над соблюдением субъектами отрасли правил работы. Часто ли возникают спорные моменты, по каким причинам?

    О. Б.: Споры, безусловно, случаются. Бульшая часть из них связана с препятствием гарантирующих поставщиков доступу на рынок новых участников. Значительная доля проблем касается неплатежей, при этом из-за ухудшения финансово-экономической конъюнктуры есть риск, что в ближайшее время этот вопрос обострится. Многие субъекты рынка не выполняют требования Правил по обеспечению коммерческого учета электроэнергии. Это, опять же, прежде всего касается гарантирующих поставщиков. Остальные причины более редкие и связаны с несовершенством самих правил и попытками компаний извлечь из этого выгоду. Мы в режиме регулярного мониторинга выявляем подобные случаи и принимаем меры по исправлению ситуации через доработку нормативной базы рынка.