"Наша цель - построить одну из крупнейших энергетических компаний в России"

 

Автор

Слободин Михаил, Президент ЗАО "КЭС-Холдинг"

 

    Интервью c президентом КЭС-Холдинга Михаилом Слободиным

    ЭР: Михаил Юрьевич, как Вы оцениваете результаты реформирования российской электроэнергетики на сегодняшний день?

    М. С.: Результаты, безусловно, позитивны. Это можно увидеть как на примере стоимости генерирующих компаний, которая, по сути, отражает инвестиционную привлекательность сектора, так и на развитии электросетевого комплекса, куда сейчас поступает значительный объем инвестиций. В целом те результаты, на которые была ориентирована реформа - масштабное привлечение инвестиций, оздоровление отрасли и увеличение мощностей для обеспечения растущих потребностей в электрической энергии, - на мой взгляд, реализовываются.
    За последний год произошел ряд крупных событий, в том числе появление новой модели рынка, которая заработала с 1 сентября 2006 г., утверждение графика либерализации рынка электроэнергии, определение динамики цен по газу, существенным образом влияющей на ближайшую инвестиционную перспективу и эффективность генерации, начало реальной приватизации генерирующих объектов.
    Основная задача сегодня состоит в том, чтобы те темпы, которые были объявлены, и те темпы, которые взяла в настоящее время реформа, сохранялись. Ключевым событием ближайшего года будет весьма значительная, почти полная приватизация тепловой энергетики, когда большинство генерирующих компаний обретут своих стратегических инвесторов, а государство оставит за собой сетевые активы, гидрогенерацию и атомную отрасль. В этом смысле движение реформы идет нормальными темпами.

    ЭР: Какие проблемы стоят сегодня на пути успешного завершения реформы?

    М. С.: Можно отметить несколько базовых проблем. Во-первых, многое зависит от позиции государства, которая может в какой-то степени меняться. Правда, существующие в настоящее время тенденции позволяют говорить о том, что государство занимает последовательную позицию в вопросе реформирования электроэнергетики.
    Во-вторых, уже через год плановый и системный двигатель реформы - РАО "ЕЭС России" со всей инфраструктурой, аппаратом, знаниями, умениями, - будет по сути, ликвидирован. Поэтому во главу угла будет поставлен вопрос, кто будет довершать или совершенствовать реформу в последующие три-пять лет.
    Несмотря на те успехи, которые демонстрирует реформа, сегодня задействован лишь сравнительно небольшой объем инвестиций. Необходимо, чтобы процесс стал самовоспроизводящимся, а это непросто. В настоящее время инвестиции приходят под приватизацию и получение контроля в энергетических компаниях. На следующем этапе они должны приходить уже под реальную экономическую эффективность инвестиционных проектов в генерации. Инвестирование должно стать выгодным.
    Кто возьмет на себя ответственность за выполнение соответствующих функций - большой вопрос. Я надеюсь, что в ближайшие полгода будет достигнута определенность в отношении нового института, призванного обеспечивать координацию и само продвижение реформирования.
    В-третьих, существует комплекс серьезных проблем, связанных с реализацией основной идеи реформы, т. е. с инвестициями в строительство генерирующих мощностей и удовлетворением растущих потребностей в электроэнергии. В силу того, что долгие годы энергетическое строительство было "заморожено", необходимая компетенция в данной области утеряна, - сейчас стоит задача максимально быстрого и кардинального ее восстановления. В связи с этим встают вопросы подготовки персонала, менеджмента, технологического обеспечения.
    В-четвертых, может возникнуть проблема производства современного оборудования для нужд электроэнергетики. Наши и, по большому счету, западные машиностроительные заводы не полностью готовы к тому всплеску заказов, который будет вызван реализацией масштабных инвестиционных программ.
    И, наконец, проблема топлива. Без гарантированного источника топлива начинать строительство генерации - достаточно рискованное мероприятие. Это доказывает пример Северо-Западной ТЭЦ. Также очевидно, что несмотря на повышение цен на газ, угольная генерация в ближайшие пять-семь лет будет уступать по эффективности газовой. Кроме того, в условиях потенциального дефицита газа и отсутствия установленной долгосрочной договорной практики инвестиционный процесс в генерацию сталкивается с определенными трудностями. Решение вопросов, связанных с долгосрочными контрактами, имеет принципиальное значение, при этом речь идет не о цене, а именно о доступе к газу.
    Подводя итог ответу на ваш вопрос об успешном завершении реформы, я хотел бы сказать, что реформа никогда не заканчивается - она просто изменяется с течением времени. В период следующих пяти лет будет происходить адаптация и тонкая настройка тех механизмов, которые запущены сегодня.

    ЭР: Какие риски влияют на принятие инвестиционных решений стратегическими инвесторами в электроэнергетике?

    М. С.: На сегодняшний день стоимость генерирующих активов является достаточно высокой, но не подтверждена реальными денежными потоками, которые формируют генерирующие компании. Вся стоимость генерации в настоящий момент зависит от роста цены на электрическую энергию, связанного с темпами либерализации рынка.
    Одним из главных системных рисков являются именно темпы либерализации рынка электрической энергии, поскольку очень велико искушение восстановить регулирование в период значительного колебания цен в силу изменения баланса спроса и предложения. Задача правительства в том, чтобы сохранить климат, который сформирован на сегодняшний день, а также темпы и тенденции, объявленные в прошлом году.
    Другой риск, носящий технологический характер, - это проблемное состояние оборудования действующих станций. Существуют определенные технологические трудности, которые неизбежно возникают при работе энергетического оборудования в достаточно экстремальных режимах, в каких сегодня работает энергетика, особенно в осенне-зимний период.
    Еще одной проблемой, которая была упомянута выше, является топливо: доступ к нему и цены на него. Прежде всего, - это газ. Вопросы, связанные с мазутом и углем менее значимы.
    Определенным риском для частных стратегических инвесторов в электроэнергетике является инвестиционная программа ГидроОГК и атомных станций, которая финансируется частично за счет тарифов, частично - за счет федеральных средств. В данном случае перед инвесторами, которые вкладывают средства в станции и ориентируются на рост цен, возникают проблемы в том случае, если рядом с объектом их вложений строится атомная или гидроэлектростанция. В этом случае появляется перспектива неравной конкуренции с государственными активами, черпающими финансирование не из экономической возвратности, а из неэкономических механизмов. В последующем развитии ситуации данный риск будет уменьшаться, тем не менее сегодня он, безусловно, присутствует.
    Кроме того, следует отметить нехватку квалифицированных специалистов, имеющих опыт управления серьезными энергетическими объектами и их строительства.
    Существует риск, связанный с тарифным регулированием, в частности, для теплоэнергетики. В этой области необходимы долгосрочные контракты. Инвесторы в ТГК также должны понимать важность отлаженной системы взаимодействия с региональными властями.

    ЭР: Как развивается бизнес КЭС-Холдинга в энергетическом секторе? Частью стратегии КЭС является увеличение присутствия в ТГК. Как обстоят дела у компании в данном вопросе?

    М. С.: КЭС строят вертикально интегрированный бизнес, представленный во всех сегментах электроэнергетики. Мы заинтересованы в том, чтобы создать полную цепочку услуг от генерации до конечного потребителя. В стратегии развития КЭС-Холдинга заложено приобретение энергосбытовых компаний, прежде всего, в контурах ТГК, где у нас есть стратегические пакеты акций (ТГК-5, ТГК-6 и ТГК-9). Помимо этого нам интересны сбытовые компании в динамично развивающихся, растущих регионах. КЭС нацелены на участие в дополнительных эмиссиях акций вышеназванных ТГК и увеличение своей доли в них до контрольного пакета.
    Так, в мае КЭС-Холдинг выкупил дополнительную эмиссию акций ТГК-5. По ее результатам пакет КЭС-Холдинга в ТГК-5 увеличился примерно в два раза, и после выделения компании из РАО "ЕЭС России" КЭС-Холдинг станет ее крупнейшим акционером. Это, безусловно, накладывает на нас дополнительные обязательства и серьезную ответственность.
    Кроме того, КЭС-Холдинг в рамках реализации своей стратегии консолидировал пакет акций ОАО "Волжская территориальная генерирующая компания" (ТГК-7). В настоящее время структурам КЭС принадлежат 23 % ее акций. С учетом того, что их приобретение осуществлялось до разделения АО-энерго, структуры КЭС-Холдинга одновременно консолидировали существенные доли в распределительных электросетевых и энергосбытовых компаниях, расположенных на территориях Самарской, Саратовской и Ульяновской областей.
    Холдинг последовательно шел к консолидации пакета акций ТГК-7, в течение последних полутора лет осуществляя скупку акций компаний, формирующих основу Волжской ТГК, на биржевом и внебиржевом рынках. В перспективе КЭС планирует принять участие в дополнительной эмиссии акций этой компании. Последующее увеличение доли в ее уставном капитале позволит КЭС-Холдингу существенно расширить объем бизнеса и стать одной из крупнейших энергетических компаний России.

    ЭР: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы энергосбытового бизнеса в России?

    М. С.: ЗАО "Комплексные Энергетические Системы" уже достаточно долго работает в энергосбытовом бизнесе и имеет долгосрочный интерес в данной сфере. В самом начале реформы российской электроэнергетики КЭС-Холдинг стал акционером ряда АО- энерго, а впоследствии, после выделения из их состава энергосбытовых компаний, - миноритарным акционером соответствующих сбытов. В их числе ОАО "Комиэнергосбыт", ОАО "Пермэнергосбыт", ОАО "Свердловэнергосбыт", ОАО "Кировэнергосбыт", ОАО "Ростовэнергосбыт", ОАО "Владимирэнергосбыт", ОАО "Ивановэнергосбыт", ОАО "Удмуртэнергосбыт" и ОАО "Нижегородская сбытовая компания". В 2005 г. КЭС стали основным акционером крупнейшего в России оператора в сфере ЖКХ - компании "Российские Коммунальные Системы", имеющей собственные сбытовые подразделения в десяти регионах России.
    Логическим продолжением стратегии КЭС явилось приобретение на майском аукционе выставленной на продажу доли РАО "ЕЭС России" в ОАО "Оренбургэнергосбыт" (100 %), а также 49 % акций ОАО "Свердловэнергосбыт", в результате чего КЭС-Холдинг стал главным акционером Свердловэнергосбыта, сосредоточив более 78 % акций.
    Сбытовые компании представляют собой очень важный сегмент электроэнергетики. Правилами работы новой модели розничного рынка электроэнергии, действующими с сентября 2006 г., введено понятие "гарантирующий поставщик". Гарантирующие поставщики аккумулируют основной денежный поток для всех субъектов отрасли. От надежности и качества их работы будет во многом зависеть развитие других секторов электроэнергетики.
    Основной проблемой, которая касается розничного рынка электроэнергии, является несовершенство законодательной и нормативной баз. Данная ситуация существенно осложняет деятельность энергосбытовых компаний, как тех, которые были выделены из АО-энерго РАО "ЕЭС России", так и независимых энергосбытовых, таких как Русэнергосбыт, Транснефтьсервис С, КЭС и др. Окончательно не решена также проблема перекрестного субсидирования.
    Следует отметить, что в ближайшем будущем планируется проведение конкурсов на статус "гарантирующий поставщик", но правила их проведения пока находятся на согласовании. Исходя из текущих нормативов, право участия в них имеет любая организация. С одной стороны, это может быть квалифицированный участник рынка с огромным опытом работы, но и с определенным грузом задолженности, возникшей за многие годы из-за недоплат потребителей. С другой стороны- новая организация без задолженности, но не обладающая опытом работы ни на оптовом, ни на розничном рынках. И вполне возможна ситуация, когда предложение последнего поставщика может показаться более выгодным. Однако любой эксперт скажет, что подобный выбор приведет к возрастанию рисков невыполнения таким гарантирующим поставщиком своих обязательств перед субъектами рынка и в конечном итоге - перед потребителем. Все это ставит под угрозу функционирование всей энергосистемы, а для потребителей это чревато рисками ограничений в подаче электроэнергии.
    В настоящее время РАО "ЕЭС России" является единственным регулирующим органом, который эффективно решает все спорные вопросы и конфликты на розничном рынке. В этой связи вопрос о том, кто примет эти функции, весьма актуален. После расформирования энергохолдинга не останется единого арбитра и возможно возникновение ситуации, когда розничный рынок будет развиваться при отсутствии определенных правил. На наш взгляд, функции РАО "ЕЭС России" в данной сфере должна подхватить представительная отраслевая организация, единый консолидированный орган, который будет определять правила "игры", решать вопросы развития рынка, урегулирования разногласий, т. е. задачи, связанные с функционированием рынка.

    ЭР: Как Вы оцениваете текущее состояние энергосбытовых компаний, в частности приобретенных ОАО "Свердловэнергосбыт" и ОАО "Оренбургэнергосбыт"?

    М. С.: КЭС-Холдинг, являясь миноритарным акционером ОАО "Свердловэнергосбыт", принимал активное участие в разработке и реализации стратегии развития компании. Менеджмент КЭС хорошо знаком со спецификой сбытовой деятельности в этом регионе. Для нас также является "прозрачной" бизнес-политика Свердловэнергосбыта. Это обеспечивает преемственность в работе с партнерами и, в первую очередь, с потребителями.
    Покупка КЭС-Холдингом акций ОАО "Оренбургэнергосбыт" была обусловлена тем, что данная сбытовая компания является хорошо структурированной и динамично развивающейся и осуществляет свою деятельность в перспективном промышленно развитом регионе. Кроме того, наше последнее приобретение - ТГК-7 - также имеет генерирующие активы на этой территории.

    ЭР: Цена покупки сбытовых компаний первого эшелона не превысила стартовой (исключением явилась Нижегородская сбытовая компания). Как Вы прокомментируете данную ситуацию?

    М. С.: Стартовая цена была близкой по уровню реальной стоимости. В силу высокой планки цен часть покупателей приняла решение не участвовать в аукционах. Именно поэтому цена почти не выросла.
    Что касается Нижегородской сбытовой компании, то здесь сложилась достаточно уникальная ситуация, когда участники "разогнали" цену. В своем финальном виде она, по нашему мнению, оказалась существенно выше реальной стоимости компании. Такая ситуация является редкой, но тем не менее вероятной и в дальнейшем.

    ЭР: На аукционах 2007-2008 гг. должны быть реализованы все 52 энергосбытовые компании. По Вашему прогнозу, будущие продажи сбытов пройдут по цене выше оценочной?

    М. С.: Я считаю, что какие-либо прогнозы делать сложно, так как оценка этих компаний еще не утверждена. Мы не знаем наверняка, будет ли скорректирована методика их оценки на следующем этапе. Я не думаю, что произойдет кардинальное превышение стартовых цен, поскольку РАО "ЕЭС России" изначально ставит весьма высокую планку. Повторюсь, что по ряду компаний может развернуться такая же борьба, как за Нижегородскую энергосбытовую компанию, хотя это будет скорее исключением, чем правилом.

    ЭР: Какой будет стратегия управления новыми энергосбытовыми активами?

    М. С.: Вновь приобретенные энергосбытовые компании станут частью формирующейся бизнес-единицы по розничной продаже энергии потребителям. С этой целью будет сформировано соответствующее управление. Нашей задачей является развитие бизнеса на территориях, где сосредоточены данные активы.
    Помимо продажи электрической энергии мы планируем оказывать дополнительные услуги нашим потребителям, поскольку имеем с ними прямой контакт (энергосбережение, оптимизация графиков, подключение к соответствующей сетевой инфраструктуре, и другие дополнительные услуги, связанные с энергообеспечением). Таким образом, будет повышаться конкурентоспособность энергосбытовых активов. Кроме того, деятельность, связанная с предоставлением дополнительных услуг, не попадает под регулирование, и, мы соответственно будем увеличивать долю нерегулируемого бизнеса. Это традиционная логика развития всего розничного бизнеса не только в России, но и в других странах мира.

    ЭР: На какие проекты будут направлены основные усилия КЭС-Холдинга в дальнейшем?

    М. С.: В ближайшей перспективе у нас на повестке стоит большая задача, связанная с участием в дополнительных эмиссиях и получением контроля в ТГК, где мы являемся стратегическими акционерами. И, соответственно, в самих ТГК основной задачей станет реализация масштабной инвестиционной программы.
    В розничном сегменте будет осуществляться экстенсивное увеличение через новые покупки, структурирование приобретенных компаний, развитие их на соответствующих территориях с точки зрения увеличения объема продаж и количества обслуживаемых потребителей. В области коммунальной инфраструктуры планируется расширение географии бизнеса.
    Наша главная цель - построить в течение трех-четырех лет одну из крупнейших российских энергетических компаний.