"Без работы никто не останется!"

 

Автор

Аханова Екатерина, Управляющий директор департамента корпоративных финансов ООО "ИФК "Метрополь"

 

    Интервью с управляющим директором департамента корпоративных финансов ООО "ИФК "Метрополь" Екатериной Ахановой

    ЭР: Екатерина Валерьевна, расскажите, пожалуйста, о вашем сотрудничестве с российскими энергокомпаниями, в частности сетевыми.

    Е. А.: ИФК "Метрополь" в последние два года очень плотно работала с РАО "ЕЭС России" и компаниями энергоотрасли. Мы принимали участие в проектах по консолидации генерирующих активов ОГК-2,ОГК-6, ТГК-11, ТГК-14, ГидроОГК. В распредсетевом комплексе ИФК "Ме-трополь" сотрудничал с МРСК Центра и Приволжья и МРСК Северо-Запада: РАО "ЕЭС России" выбрало в качестве ведущего консультанта финансовую корпорацию "Открытие", а "Метрополь" работал с корпорацией по этим двум проектам.

    ЭР: Какие цели были поставлены перед ИФК "Метрополь" заказчиком - МРСК Центра и Приволжья?

    Е. А.: Поставленные перед нами за-дачи можно условно разнести по двум блокам. Первый включал определение справедливой стоимости реорганизуемых компаний, расчет коэффициентов конвертации и обмена, а также взаимодействие и согласование оценки с акционерами присоединяемых активов. При оценке ко всем организациям был применен единый подход, который позволил оценить вес каждой компании в самой МРСК. Второй, достаточно значимый блок работы -это взаимодействие с акционерами. Понятно, что у каждой сетевой компании помимо РАО ЕЭС и ряда владельцев крупных пакетов существует еще и огромное количество мелких инвесторов. Мы организовали работу с вкладчиками, имеющими более 1% акций, - со всеми проводили встречи, рассказывали, как и на каких условиях будет происходить консолидация. Тщательное взаимодействие с каждой группой инвесторов позволило избежать реакции: мол, мы ничего не знаем, поэтому будем голосовать "против"! Мы отвечали за то, чтобы большинство проголосовало "за", и результатом работы консультантов стало принятие решений о реорганизации АО на внеочередных общих собраниях акционеров.

    ЭР: Какие трудности, проблемы встречались во время работы?

    Е. А.: К сожалению, многих владельцев бумаг не устраивала новая конфигурация МРСК. Например, однажды произошло следующее: один из крупных инвесторов, чрезвычайно недовольный предложенной конфигурацией МРСК, пытался привлечь на свою сторону нас - чтобы мы договорились с РАО ЕЭС о консолидации распредсетевых компаний иным образом. Однако утверждение состоялось на уровне правительства, и нам пришлось достаточно долго убеждать данного акционера, что главное сейчас - сконцентрироваться на оценке при существующей конфигурации.

    ЭР: А что бы произошло, если бы не согласный с компоновкой РСК миноритарный акционер проголосовал на собрании против реорганизации?

    Е. А.: Поясню на примере присоединения ОАО "Кубанская генерирующая компания" к ОАО "ЮГК ТГК-8". ОАО "НК "Роснефть"" (а точнее, ее "дочка", ООО "Нефть-Актив"), владеющее блокирующим пакетом акций генкомпании Кубани, проголосовало против консолидации. В итоге на основании рассчитанных консультантами коэффициентов обмена владельцы бумаг, отдавшие голоса за реорганизацию, получили возможность обменять свои акции Кубанской генерирующей компании на акции ТГК-8. Иначе говоря, ОАО "Кубанская генерирующая компания" стала не филиалом, а дочерним предприятием ОАО "ЮГК ТГК-8". Аналогичная история произошла и с Кубанскими распределительными сетями. Иначе говоря, если бы акционер заблокировал присоединение РСК, консолидация МРСК завершилась бы формированием холдинговой структуры.

    ЭР: Были ли в МРСК Центра и При-волжья миноритарии с блокирующим пакетом акций?

    Е. А.: Восемь из девяти присоединяемых РСК имели блокирующих миноритарных акционеров - КЭС-Холдинг, "Еврохим", Prosperity SM, "Бриджпорт". С каждым из них мы проводили собеседования. Пер-вичные встречи были посвящены основным подходам к оценке, допущениям, которые применялись в оценке активов. Последующие - после предоставления результатов оценки - проходили в формате ответов на вопросы касательно различных сторон оценки. Важно понимать, как принималось решение о консолидации компании. Вначале на комитете по оценке при совете директоров РАО ЕЭС утверждались основные принципы оценки и допущения. Затем аудиторская компания Ernst and Young и инвестиционные банки в независимом режиме исследовали оценку активов в рамках согласованных методологий. После проведения мероприятий по оценке результат представлялся оценщиком на комитете по оценке при совете директоров РАО ЕЭС. При отсутствии замечаний и существенных расхождений в результатах работы оценщика и инвестиционных банков шло утверждение итога. Наконец выводы об оценке выносились на комитет по стратегии при совете директоров РАО ЕЭС и только после этого - непосредственно на совете директоровРАО. Следующий шаг - утверждение оценки на советах директоров присоединяемых компаний и принятие решения на собраниях акционеров. Представители основных ми-норитарных акционеров РАО ЕЭС и присоединяемых компаний - ОАО "ГМК "Норильский Никель"", ОАО "Газпром", ЗАО "КЭС", ОАО "СУЭК", фонды Halcyon Advisors, Prosperity Capital Management - являлись членами вышеназванных комитетов. И были вовлечены в процесс консолидации с самого его начала.
    Согласование занимает два - три месяца, и на всех его этапах мы как консультанты старались, чтобы абсолютно все заинтересованные стороны принимали в нем непосредственное участие.

    ЭР: Следствием работы, проведенной специалистами ИФК "Метрополь", стало принятие решения о присоединении к ОАО "МРСК Центра и Приволжья" вкладчиков всех девяти РСК. При этом количество акций, предъявленных к выкупу, оказалось мизерным. Чем можно объяснить столь успешные результаты?

    Е. А.: Естественно, как бы хорошо ни работали консультанты, существует рынок, на который ориентируются инвесторы, есть акционеры, которые в принципе недовольны и принимают решение о cash out. Как мы действовали в отношении физических лиц и других некрупных вкладчиков? В рамках нашей работы была подготовлена программа IR- и PR-мероприятий. Например, в компаниях зоны ответственности МРСК Центра и Привольжья мы устраивали встречи менеджмента межрегиональной распредсетевой компании, консультантов и представителей РАО ЕЭС с мелкими акционерами. Собирали их в одном зале, проводили презентации, посвященные процессу консолидации компаний, рассказывали о том, какие шаги в этом направлении предпринимаются, как производится оценка и почему мы считаем ее справедливой. В обязательном порядке демонстрировали возможные последствия голосования акционеров - при большинстве голосов "за", "против" или воздержавшихся. Считаю, часть инвесторов нам удалось убедить в том, что объедине-ние - это действительно выгодно. В большинстве случаев акционе-ры - физические лица - недоумевали, зачем надо консолидироваться. Мы объясняли, что объединение компании в более крупную структуру поможет повысить ее стоимость и, как следствие, весомость вложений акционеров.

    ЭР: Эти доводы, однако, убедительны лишь для мелких вкладчиков. Как удалось склонить к объединению миноритариев с крупными пакетами акций РСК - ведь они могли значительно влиять на принятие решений (соответственно, управление) в небольших РСК, а в МРСК их доли оказались размыты?

    Е. А.: Не совсем так: они получили действительно меньшую долю - но в компании с большей капитализацией. В качестве примера сравним показатели Кубанской генерирующей компании и ТГК-8. Первая торгуется на уровне 300 долл., вторая -600 долл. за киловатт установленной мощности. На самом деле основные блокирующие акционеры - "стратеги" либо крупные портфельные фонды (Prosperity и Halcyon) -всегда понимали плюсы консолидации. Большое значение имел для них вопрос справедливости оценки присоединяющейся компании. Методология оценки распределительных сетевых компаний была разработана Delloite&Touche, затем согласована комитетом по оценке и комитетом по стратегии при совете директоров РАО ЕЭС, где, как я уже упоминала, в процессе участвовали представители крупных миноритарных акционеров. Согласитесь, было бы странно, если бы миноритарии, до определенного момента поддерживавшие объединение, на собрании акционеров вдруг проголосовали "против". Можно сказать, с этой точки зрения работа с крупными миноритариями была проще, чем с мелкими.

    ЭР: Правильно ли я вас понял, что "Метрополь" оценивал нынешниефилиалы МРСК Центра и При-вол-жья (бывшие РСК) по методологии, разработанной Delloite&Touche? Какие методы были задействованы?

    Е. А.: Да, единую методологию оценки всех распределительных сетевых активов разрабатывала компания Delloite&Touche. Этот подход предполагает использование трех методов: затратного, сравнительного и DCF.К сожалению, на момент проведения оценки сделок по покупке/продаже крупных пакетов акций распределительных сетевых компаний не было, поэтому от использования сравнительного метода решили от--казаться. Затратный метод в рамках используемой методологии подра-зумевал определение параметров функционирования энергообъектов при их максимальной загрузке. Запустить генерирующий объект на максимум рабочей мощности и оценить его стоимость при функционировании в данных условиях не являлось сложной задачей на этапе консолидации генерирующих активов. При консолидации электросетевых активов ни оценщик, ни инвестиционные банки, ни какие-либо иные лица, вовлеченные в процесс объединения, не смогли разработать полностью защищаемую модель максимальной загрузки сетей. Дело в том, что каждая РСК имеет свою собственную, достаточно сложную топологию электросетевого хозяйства, и невозможно было обоснованно оценить максимальную пропускную способность РСК при наилучшем использовании сетей и учете всех законов электрофизики в рамках очерченного для нас и оценщиков времени. Мы потратили много сил на поиски решения, но все подходы, которые нам удалось выработать, оказались незащищаемыми. По этой причине комитет по оценке при совете директоров РАО ЕЭС отказался от использования затратного подхода. Таким образом, по согласованию с этим комитетом работы по оценке выполнялись с применением DCF-подхода.

    ЭР: Планируете ли вы продолжать сотрудничество с новыми субъектами отрасли? В чем оно может выражаться?

    Е. А.: Разумеется. Была реорганизована крупная отрасль, на рынке появилось более 200 компаний, и мы по понятным причинам хотим сотрудничать с ними. Сейчас все предприятия заинтересованы в повышении капитализации, поэтому некоторым из них мы уже сделали предложения по оказанию услуг в области консалтинга. Буквально месяц назад ИФК "Метрополь" за--кончил разрабатывать актуальную для Мосэнергосбыта программу повышения капитализации(в ближайшее время компания со--бирается выставить на продажу контрольный пакет своих акций). Сегодня в результате реорганизации РАО ЕЭС все инвесторы получили доли в ценных бумагах тех или иных компаний, и естественно, у части акционеров возникает желание какие-то активы дополнительно купить, что-то продать, с кем-то обменяться и т. д. По моей оценке, для инвестиционных банков открывается широкое поле деятельности. Без работы никто не останется!

    ЭР: Какие услуги инвестиционных финансовых организаций могут потребоваться сетевым энергокомпаниям?

    Е. А.: Сетевые компании только выходят на рынок. Для них ключевым на данном этапе является, конечно, листинг, также будут пользоваться спросом программы по повышению капитализации. ИФК "Метрополь", например, уже провел соответствующие встречи с МРСК Центра и Приволжья, МРСК Волги, МРСК Северо-Запада.

    ЭР: Как вы оцениваете перспективы развития электросетевого комплекса страны, сетевых компа-ний - ФСК и МРСК?

    Е. А.: Ситуация на сегодняшний день складывается плачевная, особенно в распредсетевых организациях. Объясняется это высоким процентом изношенности оборудования и значительными потерями в сетях, во многих регионах наблюдается недостаточная пропускная способность. Расстраиваться, однако, не стоит - инфраструктура всегда была перспективной отраслью, и я очень рада, что сегодня к ней проявляют неподдельный интерес и государство, и частные инвесторы. Поэтому считаю, что наш электросетевой комплекс будет развиваться бурными темпами, особенно если мы введем новую систему тарифообразования RAB. Дело в том, что акционеров сетей не устраивало отсутствие возврата доходов на вложенный капитал -то есть инвесторы, вкладываясь в дело, могли ничего не получить. Методология RAB как раз позволит ввести эту составляющую и сделать сетевые компании привлекательными. Единственный вопрос -насколько быстро это будет осуществлено. Надеюсь, все изменения произойдут без задержек, поскольку инвесторы верят в большое будущее этого сегмента и методологию RAB.

    ЭР: Как повлияет на сетевые компании и на отрасль в целом внедрение новой системы тарифообразования RAB?

    Е. А.: По-хорошему, внедрение RAB должно позитивно отразиться и на том, и на другом. Новый подход позволит инвесторам рассчитывать на определенную рентабельность вложенных средств и обеспечит приток капитала в сети.С другой стороны, акционеры уже не смогут кивать на неоправданно низкие тарифы, поэтому вся ответственность за возможные аварии будет лежать на них. Таким образом, создаются предпосылки для более качественного управления сетевым комплексом, его развития, обеспечения надежности поставок электроэнергии.

    ЭР: На ваш взгляд, оправданно ли вообще введение нового механизма?

    Е. А.: Споры о целесообразности той или иной части реформы и даже всей реформы продолжаются до сих пор, но, на мой взгляд, внедрение методологии RAB соответствует логике проводимых преобразований. В некоторых западных странах, на чей опыт ориентирована российская электроэнергетика, этот способ расчета тарифа уже доказал свою эффективность.

    ЭР: Не взбунтуются ли потребители против резко возросших цен на электроэнергию в результате внедрения методологии доходности задействованного капитала?

    Е. А.: Как показали расчеты в компаниях, с которыми мы сотрудничали, резкого роста тарифов при существующей модели постепенного перехода от одной системы тарифообразования к другой не возникнет. Результаты этих расчетов были одобрены и в РАО ЕЭС, и в МЭР, где понимают всю социальную нагрузку на этот сектор электро-энергетики.

    ЭР: Как вы считаете, что произойдет с платой за технологическое присоединение в результате внедрения RAB - будет ли она сокращена или отменена полностью?

    Е. А.: Существующая редакция методологии RAB предусматривает отмену платы за техприсоединение - но после 2011 года.