Деньги на ветер?

 

Автор

Григорьев Александр, Руководитель департамента исследований ТЭКИ нститута проблем естественных монополий, к. э. н.

 

    Недавно Министерство энергетики РФ порадовало защитников озонового слоя, а также любителей всего нового и передового: вместе со всем прогрессивным человечеством мы тоже будем развивать возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Пока это лишь проект, но не за горами и появление обязательных к исполнению документов.
    Развитие ВИЭ — дело, безусловно, хорошее. Предполагается, что большая часть необходимого оборудования будет производиться на территории России, что создаст дополнительные рабочие места, а всех остальных ждет экологически чистая, безвредная электроэнергия, вырабатываемая красивыми белыми ветряками, которые так эффектно смотрятся на фоне синего неба и зеленой травы. Трава, кстати, тоже пойдет в дело — около 12% из 11 ГВт ВИЭ, которые планируется построить к 2020 г., будут представлены установками на биомассе и биогазе. В общем, будет у нас все, как в Европе. И вот это как раз скорее настораживает, чем вселяет надежду на счастливое будущее.
    В вопросах реформирования у нас действительно принято ссылаться на мировой опыт, мол, там уже люди разобрались что к чему, нам бы только грамотно использовать эти знания. Я сам являюсь поклонником этого подхода, он научен по своей сути: изучаем работы других ученых, которые уже решали схожую проблему, смотрим применимость в рамках своей задачи, в случае необходимости что-то меняем или изобретаем нечто совсем оригинальное, если вдруг нам так повезло. К сожалению, опыт стран Западной Европы, к которому столь часто апеллируют, говоря о развитии ВИЭ в России, мягко говоря, не является столь позитивным, как его порой пытаются представить.
    Начнем с целей. В Европе они следующие: снизить выбросы парниковых газов и уменьшить зависимость от внешних источников энергоносителей, т.е., по большому счету, от нас с вами — России. Как этот опыт может быть применим в нашей стране и как он соотносится с нашими интересами? Если в случае парниковых газов еще возможно какое-то обоснование, скажем, нам необходимы ВИЭ, чтобы, например, не превысить квоту по Киотскому протоколу, то в отношении зависимости от внешних поставщиков вопрос остается открытым. От кого мы так критично зависим в плане энергоносителей для электроэнергетики? Газ и уголь у нас, слава Богу, свои, и их хватит на многие десятилетия и даже столетия.
    Помимо этого, электроэнергия, получаемая от использования ВИЭ, не бесплатная, хотя за ветер действительно платить не нужно. Существенные капитальные затраты и неудобства, связанные с неопределенностью в плане постоянной доступности солнечного света и ветра, вынуждены оплачивать потребители: сначала в виде специального feed in тарифа для «зеленой энергетики», в разы превосходящего плату за обычную генерацию, а затем косвенно в виде необходимости поддержания в энергосистеме избыточных резервных мощностей той же традиционной генерации. От нее пока никуда не деться: ветер не дует по расписанию, а вот электроэнергия потребляется по графику, а это значит, что дюжину ветряков должна подстраховывать старая добрая парогазовая установка. Не бесплатно, конечно, для потребителей. Если для Германии и других стран ЕС развитие ВИЭ — вопрос национальной безопасности, и там готовы за это платить, то нашим потребителям традиционно никто ничего не объяснил — платите больше и все.
    Если вдруг в государстве российском резко образовались несколько лишних десятков миллиардов долларов, которым нельзя найти иного применения, разве что пустить на ветер, то посмею предложить этим деньгам более достойную альтернативу. Например, вложить их в создание отечественных типовых энергоблоков для газовой и угольной генерации с последующим запуском их в серийное производство. Успех, конечно, не гарантирован, да и сама идея обсуждаема — может быть, будет дешевле купить готовое решение за рубежом. Но здесь хотя бы понятно, за что мы будем платить повышенный тариф — за обеспечение национального суверенитета в энергомашиностроении, за реальные рабочие места, за перспективу появления в стране высокотехнологичной энергомашиностроительной отрасли, экономически эффективной и не нуждающейся в поддержке государства. За что мы будем платить в случае запланированного бурного развития ВИЭ в России — непонятно. Хотя выгодоприобретатели видны невооруженным взглядом уже сейчас: это зарубежные производители оборудования и инвесторы, которые через механизмы ДПМ, на основе которых будет развиваться «альтернативка», станут перекладывать все свои риски на потребителей.
    Масштабы предстоящего бедствия оцениваются разными экспертами по-разному, диапазон оценок составляет от 2 до 5% дополнительного роста стоимости электроэнергии к 2020 г. Эти дополнительные проценты прироста — плата общества за неумение и нежелание лиц, принимающих решения, прислушиваться к разумной критике. В условиях жестких межведомственных и внутриведомственных войн мнение любого эксперта воспринимается через призму того, на чьей стороне он выступает. Мысль о том, что эксперт мзду не берет, ему просто за державу обидно, при таком подходе просто не рассматривается.
    Необходима обязательная гласная технико-экономическая экспертиза предлагаемых проектов с привлечением большого числа независимых участников для ее проведения. На худой конец можно и зависимых, лишь бы была возможность увидеть хоть какое-то экономическое обоснование тех или иных инициатив.