Теория относительности и изменение структуры в энергетике

 

Автор

Фисун Андрей, Директор по организационному развитию ОАО «Энергострой-М.Н.»

 

    Многолетний опыт практической работы позволяет сделать выводы о том, что в стране с государственным регулированием рыночной экономики бизнес относится скорее к сфере искусства, чем науки, при этом бескорыстное интеллектуальное любопытство является источником жизненной силы подлинной цивилизации, а в основе современной структуры энергетики лежит модель «рационального человека», стремящегося в бизнесе к своей выгоде и точно знающего, в чем она состоит.
    Чтобы сделать правильно малое, надо знать многое
    Предположим, что данная модель верна, тогда зачем «рациональному человеку» изучать теорию относительности и верить в ее правильность? Знание этой теории вряд ли поможет быстро заработать миллиарды или привлечь огромный капитал для развития структуры, но и теория построения структурно-логических схем управления также не гарантирует быстрого достижения указанной цели. Однако теория относительности носит практический, прикладной характер, и ее изучение повышает общий культурный уровень человека и интеллект его деятельности, направленной на обеспечение будущего тех людей, ответственность за которых несет нынешнее поколение. Мы наблюдаем, что в мире, как и в жизни, все относительно, и это самый очевидный аргумент в пользу применения теории относительности в энергетике, где энергия «не видима глазу» и подчиняется еще не до конца изученным физическим законам. Теория может стать базовым элементом создания новой структуры «энергетического пространства» — «умной энергетики» («умной генерации», «интеллектуальных сетей», «умного сбыта»).
    В общей теории относительности постулируется, что гравитационные эффекты обусловлены не силовым взаимодействием тел и полей, а деформацией самого пространства —времени, в котором они находятся, и деформация эта связана, в частности, с присутствием массы — энергии.
    Начиная с XX в. теория относительности используется в физике и астрономии, она затмила собой 200-летнюю механику Ньютона и в корне изменила восприятие мира. Более того, Альберт Эйнштейн пересмотрел фундаментальные взгляды на время и пространство.
    Мы в энергетике постоянно говорим об энергии «невидимой глазу», делаем расчеты, прогнозы, спорим о правильном расположении и эксплуатации энергообъектов в «энергосетевом пространстве», в том числе и ВИЭ, для эффективного естественного снижения потерь, увеличения выработки и выполнения задач по энергосбережению. Тем не менее на протяжении последних 20 лет износ энергоустановок в среднем составляет более 50%, оборудование все больше нуждается в периодической профилактике, техническом обслуживании и своевременном ремонте, а в некоторых случаях — и в срочной замене. Мы периодически корректируем политику распределения инвестиционного капитала: 40% — на новое строительство, 60% — на реконструкцию, а потом делаем на­оборот — 60 и 40%, и т.д. Мы каждый раз кричим о росте тарифов, нехватке денежных средств на инвестиционные программы, об ограниченных возможностях привлечения дополнительных кредитов, отмене «авансирования» подрядчиков и о внедрении новых систем инвестирования (например, 25/75), и все это на фоне директив о недопустимости удорожания энергии для потребителя. Одновременно мы ищем способы высвободить капитал и направить его — не на словах, а на деле — на модернизацию энергетической отрасли России и создание интеллектуальной энергетики (с активно-адаптивной сетью). Заявляем о необходимости построения новой модели «умная энергетика», которая позволила бы в дальнейшем ускорить развитие распределительной энергетики, оптимизировать управление спросом потребителей и предложением производителей, повысить надежность и качество энергетики и приостановить ежегодное увеличение тарифов на энергию, в том числе электрическую.
    В искусстве и науке, как и в других областях человеческой деятельности, справедлив диалектический закон отрицания отрицаний, следовательно, для всех организационных структур не существует единственно правильной и на все времена тео­рии управления. Благодаря научно-техническому прогрессу и росту производственного потенциала взгляды на управление обществом постоянно меняются, а значит, становится иной структура управления государством, предприятиями и организации1. Каждая теория имеет ограничения и допущения и строится на аксиомах, которые представляются истинными, и поэтому любая теория может описывать лишь некоторые аспекты действительности.
    В каждой теории есть доля правды, поэтому только знакомство со всеми, как правило, противоположными взглядами отражает достоверность подхода к формированию структуры управления государства, предприятия или организации. Знание различных теорий не только расширяет кругозор, развивает способность самостоятельно мыслить, но и воспитывает уважение и терпимость к иным воззрениям, т.к. в каждом из них есть рациональное зерно, а это путь к познанию истины. Неслучайно для тоталитарного общества характерно стремление утвердить в качестве истины одну точку зрения, одну теорию. Известно также, что структуру управления обществом в значительной степени определяют политика и идеология и в меньшей — нравственность и религия. Правильность этого суждения наглядно подтверждается при сравнении сильно отличающихся друг от друга и неокончательных моделей управления государством и предприятиями в 1990-е и 2000-е гг. В мае 2006 г. Президент РФ выступил с Посланием о государственной политике в области энергосбережения, эффективности использования энергии и инноваций, что послужило толчком к созданию соответствующих государственных и коммерческих структур по ее реализации.
    Да, все в мире относительно, и ранее взятый курс на глобализацию на основе новых банковских технологий привел мировые державы к кризису. В жизни все «весьма относительно», и в решении мелких и глубоких проблем человечество подсознательно пытается руководствоваться данным принципом — как в физических процессах, так и в быту, частенько забывая о том, что от принятых сегодня мер зависит наше будущее.
    Построение модели управления
    Итак, мы выяснили, что в основе современной структуры энергетики лежит модель «рационального человека», стремящегося в бизнесе к своей выгоде, но зачем «рациональному человеку» изучать организационные структуры управления с их преимуществами и недостатками, да еще и с учетом опыта зарубежных стран?
    Описывая рыночную модель управления государством, предприятием или любой организацией, один руководитель подчеркивает ее конфликтность и противоречивость, а другой представляет себе всеобщую гармонию интересов, поскольку в рыночных отношениях есть и то и другое. Во многом это зависит еще и от разницы мировоззрений и от пристрастий главы государства или компании. Как пример: приход к власти новых людей, как правило, сопровождается пересмотром торговых соглашений, приватизацией в стране и, как результат, появлением программ структурной перестройки, включая перемену в философии властей.
    Всем известно, что организационная структура управления — это форма разделения управленческого труда, закрепляющая определенные функции за структурными подразделениями и аппаратом управления. Все эти организационные структуры квалифицируются как жесткие (бюрократические) и гибкие. К жестким относят линейную, функциональную, комбинированную (линейно-штабную и ограниченного функционализма) структуры, систему управления по проекту и матричную систему управления; к гибким — продуктовую, дивизионную и региональную.
    Выбор структуры управления — сложный шаг для руководителей всех уровней — и государства, и компаний. Принимая решение о создании управленческого аппарата, необходимо многое учитывать и знать принципы проектирования организационных структур, специфику деятельности подразделений, их соподчиненность и взаимосвязь. Выстраивается все это с таким расчетом, чтобы обеспечить достижение целей государства или компании с наименьшими затратами трудовых, материальных и финансовых ресурсов, а формирование организационных структур управления должно быть направлено на концентрацию однородных видов управленческой деятельности, ликвидацию многоступенчатости и устранение лишних звеньев (пересечений).
    При проектировании организационных структур управления во внимание принимаются такие принципы, как соответствие организационной структуры содержанию деятельности объектов управления, способность к трансформации, оперативность в передаче управляющего воздействия, оптимизация уровней управления, сбалансированность прав и полномочий, равномерность нагрузки на все звенья и скоординированность (согласованность) работы всех подразделений компании.
    Если рассматривать этот вопрос на примере частных структур, то у владельцев компаний, предприятий и наемного персонала модели построения бизнеса разные и носят принципиальный и взаимоисключающий характер. Приемы и подходы владельцев компаний к управлению значительно отличаются от тех, которые применяют наемные менеджеры. В крупных акционерных обществах, управляемых менеджерами по методам МВА, тоже возникают проблемы — по прибыли, бонусам, подчинению финансового директора, оценке активов, использованию амортизации, делегированию полномочий. Все это существенно влияет на качество управления и, как следствие, организационной структуры компании, т.к. архитектура предприятия является результатом распределения обязанностей (зон компетенции, полномочий и ответственности).
    Вместе с тем большинство успешных международных компаний имеют сетевую конструкцию, и наряду с ней существуют функциональные (традиционные или классические) и дивизионные структуры. Опыт зарубежных стран показывает, что сетевые организационные структуры защищают интересы собственников предприятия, а не наемного персонала, и создаются они исключительно владельцами, т.к. у наемного персонала в этом отсутствуют мотивация и желание реализовать свои способности.
    Тем временем учебники описывают и восхваляют любимое детище теоретиков — матричные структуры, несмотря на то что все практики мира их буквально проклинают. Не следует забывать, что на курсах МВА готовят неких универсальных управленцев, якобы способных работать в любой отрасли (без опыта практической деятельности в этой сфере) и в любой конкурентной обстановке. В учебниках приоритеты расставлены таким образом, чтобы защищать интересы наемных управляющих, но не владельцев, а потому и функциональные структуры преподнесены так, что первые лица компаний становятся незаменимыми, а их ошибки — неисправляемыми, что дает им возможность «поиграть в лидера» с делегированием полномочий. Уверен, что успешный бизнес базируется не на лидерстве, а на технологическом подходе к делу (технологии и психология творчества).
    Методика работы консалтинговых компаний раскрывает суть построения модели управления компаниями. В основу их деятельности заложена, по сути, методика «функционально-стоимостного сравнительного анализа» (ФСА)2, т.е. рассмотрение и сравнение относительно «чего-то уже существующего». Правильность этого суждения наглядно подтверждает следующий пример. Специалисты — эксперты консалтинговых компаний (в том числе зарубежные) утверждают, что нет такой компании, в которой не содержались бы лишние затраты. Это значит, что практически в каждой компании есть скрытые резервы, выявление которых позволит снизить издержки и сделать ее конкурентоспособной на рынке оказания услуг, потребления и производства. Они проводят анализ существующей утвержденной структуры и после его завершения описывают бизнес-процесс компании — «как есть». Далее на основании «своего опыта» (опыта аналогичных успешных компаний) приступают к поиску нужных технических решений с учетом специфики работы подразделений организации, их соподчиненности и взаимосвязи и дают описание бизнес-процессов — «как надо». По сути, производится ФСА (сравнение) относительно действующей модели управления и предлагаются корректирующие мероприятия для перехода от одной схемы к другой или вносятся поправки в существующую модель.
    Как развиваются компании на стадии производства в условиях рыночной экономики? Смею утверждать — по принципам постоянного совершенствования, которые заложены в ИСО 9001. Из этого можно сделать вывод о том, что независимо от типа организационной структуры для построения идеальной модели управления изначально требуется наличие актуализированной и утвержденной организационной структуры с актуализированными распределенными функциональными обязанностями (зонами компетенции, полномочий и ответственности). При этом организационная структура должна быть адаптирована под существующий технологический процесс с учетом специфики деятельности подразделений организации, их соподчиненности и взаимосвязи и формы собственности. Это позволяет на любом этапе развития проводить функционально-стоимостной сравнительный анализ и выявлять возникающие в повседневной работе проблемы и противоречия на стыках подразделений. При динамичном развитии общества в компании периодически появляются совершенно новые для подразделений функции (не разовые 30% поручений), которые следует выделять в отдельный блок или вменять в обязанность существующим структурным подразделениям, подходящим по направлению деятельности. На основании этого формируются ежемесячные предложения руководству для внесения изменений в регламенты, а значит, и для ежегодной корректировки структуры управления. Методология ФСА — один из основных инструментов по организационному развитию и внедрению технических инноваций. На основе опыта построения организационных схем могу утверждать, что это и есть современный подход, позволяющий государству, предприятию или любой компании принимать правильные решения для создания современной модели управления, учитывая тот факт, что в мире все относительно, а жизнь не стоит на месте3.
    Межрегиональная распределительная сетевая компания — «пятый элемент»
    Практика доказывает, что в основе современной структуры энергетики лежит модель «рационального человека», однозначно стремящегося в бизнесе к своей выгоде и точно знающего, в чем она состоит. Но зачем «рациональному человеку», имеющему свою выгоду, объединяться с другими?
    Государственные чиновники и участники энергорынка все чаще говорят о необходимости внесения коренных изменений в стратегию дальнейшего развития и управления энергетикой. Обещанного реформаторами снижения тарифов и вливания огромных иностранных и российских инвестиций после разделения единой энергосистемы на множество независимых компаний, распродажи генерирующих и энергосбытовых организаций мы не наблюдаем. Рыночные механизмы в полном объеме не заработали, а энергетическая отрасль управляется в ручном режиме при непосредственном вмешательстве чиновников от государства4. Получается, что сейчас мы имеем не самое лучшее от рыночных механизмов и государственного регулирования, поскольку стоимость тепло- и электроэнергии продолжает расти. В 2011 г. электроэнергия в РФ была на 15% дороже, чем в США, и при сохранении такой динамики цены быстро приблизятся к уровню в странах ЕС и поднимутся еще выше.
    До реформы «единство в энергетике» позволяло перераспределением минимизировать расходы на выработку, передачу и распределение электрической энергии, а следовательно, и затраты при получении конечного продукта, что способствовало сдерживанию роста конечных цен. Но при переходе государства к рыночной экономике в энергетической отрасли резко замедлились темпы развития (стагнация — «монополистическая»). В ходе реформирования за последние 10 лет в энергетике накопилось много проблем и вопросов: кому предъявлять претензии в случае сбоев в электроснабжении или возмещения ущерба и коммерческих потерь5; что нужно срочно менять в отрасли6; кто отвечает за несоответствие программ развития электроэнергетики субъектов РФ и территориального развития регионов, за безудержное повышение цен на электроэнергию; как скажется на энергетической отрасли в целом приватизация в ближайшее время значимых активов важнейших, ключевых энергетических компаний (о чем так часто упоминают в прессе)?
    Практика показывает, что после реформы в связи с запретом на сов­мещение генерации, сетевой магистральной (федерального значения), сетевой распределительной (межрегиональной) и сбытовой деятельности исчезло некое объединяющее начало — «пятый элемент», ответственный за конечный результат, динамичное развитие отрасли и внедрение инноваций, совершенствование технологического процесса по всем направлениям. К примеру, межсистемная каскадная авария, произошедшая 25 мая 2005 г. в Московской энергосистеме России на ПС 500/220/110 кВ «Чагино», наглядно продемонстрировала зависимость распределительных сетей (РЭС) от магистральных электрических в объединенных энергетических системах (ОЭС), и наоборот. Авария привела к массовым отключениям потребителей и серьезным социально-экономическим последствиям, что заставило усомниться в целесообразности проводимой реформы в энергетике (в том числе и выделение объектов класса 220 кВ по существующему противоречивому Постановлению РФ). Можно утверждать, что ОЭС достигли критической точки в покрытии максимума потребления электрической мощности и перешли из разряда «самобалансирующихся» в разряд «дефицитных». Технический предел в ОЭС стал причиной перегрузки значительного числа электроподстанций и линий электропередачи, снижения живучести энергообъединений, а также серьезного ограничения и невозможности подключения в отдельных районах новых абонентов — на уровне как федеральных, так и распределительных сетей. В рамках реформирования (разделения АО-энерго) ПС 500/220/110 кВ «Чагино» была отнесена к Единой национальной электрической сети (ЕНЭС) и переведена в состав Федеральной сетевой компании. ФСК восстановила подстанцию и выполнила реконструкцию с целью увеличения пропускной способности сетей и повышения надежности электроснабжения на федеральном уровне.
    В 2006 г. было принято решение о финансировании «40/60» (40% — новое строительство и 60% — модернизация), что скорректировало стратегические бизнес-приоритеты РАО «ЕЭС России». На фоне дальнейшего ограничения роста тарифов на электроэнергию (ниже инфляции) РАО «ЕЭС России» усилило приоритеты:
  • модернизации и технического перевооружения (вместо строительства новых мощностей);
  • инвестиций в сетевое хозяйство по отношению к генерации;
  • реализации внутрироссийских, а не зарубежных проектов.
    В январе 2006 г. было утверждено Постановление Правительства РФ № 41 «О критериях отнесения объектов электросетевого хозяйства к Единой национальной (общероссийской) электрической сети», куда дополнительно были включены пункты по причислению линий 110 кВ, вывод из эксплуатации которых приводит к технологическим ограничениям перетока электрической энергии (мощности) по сетям более высокого класса напряжения, и оборудования класса 110 кВ, обеспечивающего транзитные перетоки электро­энергии, к ЕНЭС. Получается, что все линии электропередачи и оборудование, влияющее на режимы работы сетей федерального значения, переданы в ОАО «ФСК ЕЭС» с присоединенными крупными потребителями. В результате влияние межрегиональных сетей и оборудования на федеральные сети было сведено до минимума, федеральные сети были усилены генерацией, подключены крупные потребители. Таким образом, изменения в постановлении повысили живучесть федеральных сетей (как технологически, так и экономически), что нельзя сказать о межрегиональных распределительных сетях, и впоследствии это наглядно проявилось в событиях 26 декабря 2010 г., когда на Москву обрушился «ледяной дождь».
    Многолетняя ежегодная «борьба» (без «единства») ОАО «ФСК ЕЭС» с ОАО «МРСК Холдинг» за увеличение своей доли в едином «котловом» тарифе на передачу электроэнергии и не решенные ключевые проблемы распределительных сетевых структур, прежде всего перекрестного субсидирования и »последней мили», а также приватизации региональных подразделений на фоне жестких законов федерального и регионального регулирования тарифов еще больше ослабили структуру межрегиональных и распределительных сетей.
    В начале 2012 г., потеряв надежду добиться эффективности работы от ОАО «Холдинг МРСК», Правительство РФ решило сворачивать реформу по разделению электросетей на магистральные и распределительные с намерениями передать Межрегиональные распределительные сетевые компании «на уровень выше» — под управление Федеральной сетевой компании. Важно отметить, что после разделения на независимые компании (генерацию, сетевую и сбытовую) вновь созданные предприятия в своей деятельности стали ориентироваться на собственные нужды и интересы. Осознанные потребности, как правило, побуждают к действию. Совокупность потребностей, на удовлетворение которых направлена деятельность руководителей независимых компаний, определяет мотивацию. Поэтому не следует противопоставлять поставленные задачи разных энергетических компаний, подразделяя их на главные и второстепенные относительно той же самой Единой энергосистемы России. Ведь в создаваемой энергетической системе поменялись лишь собственники, т.е. финансовые и экономические взаимоотношения между предприятиями, а технологические процессы остались прежними со всеми своими издержками. Появились так называемые уровни важности — федеральные и региональные — по сетям, генерации и сбыту. Но общие проблемы российского энергетического рынка при этом остались. Смею утверждать, что вопросы, стоящие перед энергетической отраслью, следует рассматривать в единстве и взаимосвязи, тогда заработает закон единства и борьбы противоположностей, который укажет источник развития, а использование при этом комплексного подхода для решения актуальных для электроэнергетики и общегосударственных задач будет способствовать оптимальному достижению каждой компанией заявленных целей7.
    Очевидно, что у всех компаний энергетического рынка есть определенные сложности, с которыми можно справиться только совместными усилиями. Инновационные инициативы по созданию в ЕЭС России интеллектуальных сетей в сетевых и генерирующих компаниях и Системного оператора ЕЭС России созвучны западной идее Smart Grid, но, что важно, каждый выбирает свой путь и находит свои современные методы управления сетями с малыми периодами постоянства.
    Рассмотрим в качестве примера события, происходящие в энергетических компаниях. В марте 2011 г. ООО «ЭнергопромАвтоматизация», ЗАО «Профотек», ООО НПП «ЭКРА», ОАО «НИИПТ» подписали генеральное соглашение о стратегическом сотрудничестве с целью объединения научно-технических, инженерных и коммерческих ресурсов для проектирования цифровой подстанции (ЦПС) на территории РФ. Также за каждым участником соглашения были закреплены свои функции: ЗАО «Профотек» поручена разработка оптических трансформаторов тока и напряжения; ООО «ЭнергопромАвтоматизация» — АСУТП, САПР, системной интеграции; НПП «ЭКРА» — МПРЗА; на ОАО «НИИПТ» возложена ответственность за проведения исследований и экспертиз для ОАО «СО ЕЭС», ОАО «ФСК ЕЭС» и ОАО «Рус­Гидро». Для комплексного научного сопровождения процессов управления режимами в современных экономических условиях на базе ОАО «НИИПТ» образован Научный центр Системного оператора в области развития системообразующей сети Единой энергетической системы России и межгосударственных электрических связей. Результатом совместного труда стало достижение в кратчайшие сроки поставленной цели и создание подстанции нового поколения (ЦПС), которую в ближайшее время планируется встроить в электросети федерального значения.
    ОАО «ФСК ЕЭС» и Российская академия наук совместно работают над перспективой развития интеллектуальной энергетики и привлекают к обсуждению актуальных проблем более 80 представителей ведущих энергетических компаний, научно-исследовательских институтов и образовательных учреждений. Одновременно рассматриваются вопросы использования систем управления режимами электрических сетей на базе инновационных технологий, в том числе в системе управления интеллектуальной сетью, рассчитанными на прогнозной модели и искусственной нейронной сети. Институт проблем электрофизики и электро­энергетики РАН совместно с энергетическими компаниями изучает возможность применения маховичных накопителей энергии для повышения надежности и безаварийности, а также компенсации реактивной мощности. В будущем накопители энергии позволят устранить комплекс проблем, связанных с демпфированием колебаний активной и реактивной мощности, и обеспечат устойчивое функционирование электроэнергетической системы.
    ОАО «РусГидро» в рамках программы инновационного развития исследует возможность комбинированного использования ВИЭ для производства электроэнергии, в том числе объектов гидро- и ветроэнергетики в едином комплексе. Основная цель изысканий — оптимизация режимов совместной работы гидро- и ветроэлектростанций (ВЭС). Новый технологический подход позволит увеличить выработку электроэнергии при обеспечении гарантированной мощности и сохранении (накоплении до рабочей отметки8) ресурса за счет ВИЭ и направить эту энергию на покрытие максимума нагрузки. В настоящее время площадка для реализации пилотного проекта не определена, проводятся ветроизмерения и прикладные исследования, проектируется новый вид ВЭС закрытого типа.
    ОАО «Холдинг МРСК» организовал семинар в Калининграде для обмена опытом и технологической информацией между российскими и американскими компаниями. На основе сетей ОАО «Янтарьэнерго» изучается возможность внедрения технологий на базе Smart Grid. В качестве «пилотной площадки» для тестирования интеллектуальных сетей выбран Калининград и взят курс на повышение надежности и качества электроснабжения потребителей, энергосбережение, сокращение потерь. В числе задач — оснащение сетевого комплекса современными средствами диагностики, техническими устройствами, электронными системами управления и алгоритмами, освоение новых технологий «цифровые подстанции» и реализация соответствующих проектов.
    Да, мы понимаем, почему особое внимание на федеральном уровне уделяется Системному оператору. Понятно также и то, что для надежного функционирования объединенных энергосистем (ОЭС) требуются определенные условия. Но такие же условия нужны и для работы межрегиональных распределительных электрических сетей, особенно при подключении распределительной генерации мощностью от 5 до 50 МВт (где значительная доля должна принадлежать ВИЭ), а именно:
  • наличие плановых балансов мощности (генерация, потребление) и режимов эксплуатации межрегиональных распределительных электрических сетей в ОЭС с учетом нормативных требований в области допустимых нагрузок (без перегруза линий электропередачи и оборудования на подстанциях), достоверное моделирование и выполнение расчетов на период «пиков» с учетом расчетных возмущений и быстро меняющихся режимов;
  • живучесть и работоспособность электростанций (в том числе распределительной генерации) с выделением на сбалансированную нагрузку или для собственных нужд при системном нарушении, в том числе и для поддержания электро- и теплоснабжения промышленных предприятий (особенно опасных производств) при падении напряжения в межрегиональных распределительных электрических сетях энергосистемы;
  • оснащенность диспетчерских служб СО (ЦДУ, ОДУ и РДУ) современным программным обеспечением для оценки режимов с малым периодом постоянства (управление сетью с непостоянной нагрузкой и нестабильным источником распределительной генерации, в том числе ВИЭ) по текущей схеме электросетей и фактическому состоянию загрузки генераторов по активной и реактивной мощности, учет всех источников и средств компенсации реактивной мощности (синхронных компенсаторов и реакторов) на подстанциях с разбивкой по ОЭС (РЭС); прием телеинформации с использованием инновационных способов сбора и передачи данных с сильной защитой от помех и повышенной точностью измерений для своевременного принятия решений по управлению режимами работы межрегиональных распределительных электрических сетей в ОЭС.
    Потребление электроэнергии ежегодно увеличивается, производство энергии в 2011 г. по сравнению с 2010 г. выросло на 1,5%. Однако развитие отрасли, в том числе малого и среднего бизнеса, сильно тормозят те же многолетние проблемы, в частности износ фондов, требующих срочной модернизации. По-прежнему актуальны вопросы по сдерживанию тарифов на электро­энергию (ниже инфляции) и ограничению безудержного роста цен для конечного потребителя. Очевидно, что топливно-энергетический комплекс нуждается в энергоэффективных и «зеленых» технологиях, а инновации должны применяться на всех этапах — от получения энергии до ее транспортировки и использования. Это значит, что энергетика должна расходовать меньше ресурсов, а производить больше.
    Как известно, Россия в глобальном масштабе делает ставку на атомную и гидроэнергетику, а «зеленые» технологии планирует внедрять локально, чтобы к 2030 г. получать не менее 5% энергии из альтернативных источников. Эта цифра в несколько раз меньше, чем в Европе, хотя в России самый большой в мире ветровой потенциал, который может выполнять функции малой распределительной генерации. Исследования AnalyticResearchGroup показывают, что ресурсы ветровой энергии значительные и оцениваются в 10,7 ГВт, технический потенциал ВЭС — 2469,4 млрд кВт•ч в год, а ветровые зоны есть в 16 регионах России. В рассматриваемых Проектных схемах перспективного размещения и использования в России ВЭС (до 2030 г.) предлагается размещать ветровые электростанции в энергетически дефицитных районах России, где расчетная себестоимость вырабатываемой ими электроэнергии ниже, чем у строящихся электростанций на газе. Безусловно, разум­но и правильно использовать энергию ветра, солнца, приливов во всех удаленных уголках нашей необъятной страны. Однако объекты нетрадиционной энергетики создают трудности в управлении энергосистемами из-за своей нестабильности и возможности выпадения электрической мощности из баланса энергосистемы. Например, бытует мнение, что ВИЭ по ряду причин (большие затраты на проекты, сложность в подключение к сетям) являются скорее средством частного решения энергетической проблемы, чем общим принципиальным ответом на энергетический вызов времени (кризисы). Однако Германия объявила о сворачивании программы развития мирного атома и переходе на ветровую энергетику. А вот Франция в общеевропейскую концепцию не вписывается. Сегодня там больше половины электроэнергии выдают АЭС.
    (Окончание следует.)