О состояниинормирования труда в электроэнергетике России

Рубрика:

Рынок и право

 

Автор

Савченко Василий, Заведующий отделением ЦОТэнерго, к. э. н.

 

    Рост тарифов на электроэнергию в последние годы в России обсуждается на всех уровнях, — от рядового потребителя до президента страны. Однако предпринимаемые Министерством энергетики РФ и Федеральной службой по тарифам усилия по их сдерживанию, ограничивающиеся, как правило, установлением предельного уровня роста без особого желания разобраться в проблеме, тем самым не решая ее, а усугубляя еще больше, ни к чему, по-существу, не приводят. Это все равно, что, заболев, не лечить болезнь, а просто, что называется, сбивать температуру.
    А между тем есть рецепты от болезни, многократно испытанные и проверенные на практике. В частности, одним из них является нормирование труда в электроэнергетике, роль которого в последние годы практически утрачена как инструмента для принятия управленческих решений в отрасли. А ведь экономика страны ежегодно теряет более 100 млрд руб. именно потому, что этим инструментом перестали пользоваться. Поясним на примере.
    Среднегодовая численность промышленно-производственного персонала (далее — ППП) в электроэнергетике России в 1990 г. составила 545 тыс. чел., установленная мощность — 213,3 тыс. МВт., т.е. удельная численность ППП на единицу установленной мощности (штатный коэффициент) равнялась 2,55 чел./МВт (545:213,3). В 2004 г. в электро­энергетике России данный показатель вырос до 4,0 (868:216,6)1. В США, для сравнения, штатный коэффициент равен 0,4. Иначе говоря, за этот период в отрасли установленная мощность выросла на 3,3 тыс. МВт, или на 1,5%, количество же персонала увеличились в 1,57 раза, а затраты на его содержание выросли более чем на 100 млрд руб. в год. Это более 0,2% ВВП страны (по данным ВВП за 2010 г.)!
    За последующие пять лет, по экспертным оценкам, затраты на персонал при практически неизменной установленной мощности выросли еще на 59%, т.е. до 2,5 раз. К сожалению, начиная с 2006 г. Российский статистический ежегодник не публикует данные отдельно по энергетике, а включает их в общие показатели работы добывающих, обрабатывающих производств, производство и распределение электроэнергии, газа и воды. Это не позволяет проанализировать в динамике показатели объема обслуживания и численности промышленно-производственного персонала начиная с 2005 г. и реально оценить изменение затрат на содержание персонала в электроэнергетике за последние пять лет. С какой целью сменили формат статистической отчетности? Росстат отвечает, что в 2005 г. формат привели в соответствие с европейскими стандартами. При этом новый формат получили, а возможность сбора аналитической информации для принятия важнейших экономических решений в электроэнергетике страны утратили.
    Что же такого произошло в ведущей отрасли страны за эти годы, что привело к такому росту издержек на персонал притом, что установленная мощность осталась, по-существу, на уровне 1990 г.? А все эти годы (и не только до 2004 г., — этот процесс продолжается и сейчас) в электро­энергетике шел непрерывный процесс преобразований, названный позже реформированием отрасли. Вначале электроэнергетику акционировали, потом дружно стали выводить непрофильные виды деятельности, разделили по видам деятельности, вывели сервисное обслуживание, создали единую национальную сеть (ФСК ЕЭС) и целый ряд оптовых генерирующих (ОГК) и территориальных генерирующих компаний (ТГК), которые, в свою очередь, создали десятки, сотни филиалов, дочерних и зависимых дочерних компаний. И все это сопровождалось неудержимым ростом управленческого персонала.
    При этом, что весьма существенно, по отдельным видам деятельности в электроэнергетике рост удельной численности ППП на единицу установленной мощности, за исключением сетевого комплекса, выглядит достаточно скромно:
  • по гидроэлектростанциям фактическая удельная численность ППП на единицу установленной мощности в 1987 г. составляла 0,302 чел./МВт, в 2004 г. — 0,327 чел./МВт, рост — 8,3%;
  • по тепловым электростанциям: 1988 г. — 1,62 чел./МВт, 2004 г. — 1,64 чел./МВт, рост — 1,2%;
  • по тепловым сетям: 1988 г. — 2,72 чел./100 усл. ед., в 2004 г. — 3,1 чел./100 усл. ед., рост — 14%;
  • по электрическим сетям: 1988 г. — 1,7 чел./100 усл. ед., в 2004 г. — 1,93 чел./100 усл. ед. по региональным электросетевым компаниям и 2,4 чел./100 усл. ед. по федеральной электросетевой компании, рост соответственно — 13,5 и 41,2%;
    Эти данные взяты из обзоров численности персонала электроэнергетики, которые регулярно проводились ОАО «ЦОТэнерго» до 2004 г. вначале по поручению Минэнерго России, а затем ОАО РАО «ЕЭС России».
    После 2004 г. фактическая численность персонала предприятий электроэнергетики, производящих электроэнергию, практически не превышает нормативную, а в ряде энергокомпаний даже ниже норматива. Заметно, но не в разы, выросла удельная численность ППП в других видах деятельности: распределении, сбыте, диспетчеризации.
    В чем же причина?
    Основными причинами роста удельной численность персонала в электроэнергетики являются:
  • отсутствие в настоящее время оптимальной системы управления электроэнергетикой в условиях образования многочисленных собственников электроэнергетических объектов, способной обеспечивать ту минимизацию затрат на содержание персонала, которую обеспечивала прежняя централизованная система управления отраслью;
  • отсутствие нормативной базы в отрасли и, в частности, единой нормативно-методической базы по определению численности персонала в электроэнергетике;
  • отсталые энергетические технологии, используемые в электроэнергетике.
    Перед российской электроэнергетикой в соответствии с Энергетической стратегией России и Программой модернизации электроэнергетики на период до 2030 г. стоят масштабные задачи. Одним из основных значений для их реализации и повышения эффективности работы российской электроэнергетики являются:
  • создание системы целостного оптимального управления развитием и функционированием электро­энергетики России;
  • создание единой нормативной базы отрасли и, в том числе, нормативно-методической базы по определению численности персонала в электроэнергетике.
    Для успешной реализации указанных задач важно оптимизировать численность и структуру персонала в электроэнергетике на основе новой нормативно-методической базы и оптимальной структуры управления отраслью. Это даст возможность довести затраты на содержание персонала уже в 2020 году до фактического уровня в электроэнергетике Российской Федерации в 1990 г.
    Возникает закономерный вопрос: кто сегодня способен квалифицированно проанализировать проблему, показать пути ее решения области тарифо­образования в электроэнергетике?
    Государство, по-существу, устранилось от решения этой проблемы, и сегодня Минэнерго России не имеет полномочий в области нормирования труда. Не имеет этих полномочий Министерство здравоохранения и социального развития РФ и Роструд. Есть еще Научно-исследовательский институт труда и социального страхования (НИИ труда) — ведущий аналитический, образовательный и научно-исследовательский центр, проводящий прикладные и фундаментальные исследования, в частности, и по вопросам оплаты и нормирования труда (так НИИ труда позиционирует себя на сайте). Но, в силу объективных причин, финансовых возможностей и недостатка квалифицированных кадров, институт не способен вести эти исследования в полном объеме даже в рамках одной отрасли — электро­энергетики.
    Важнейшим регулирующим органом государства является Федеральная службы по тарифам (ФСТ России). Практика работы последних лет показывает, что при утверждении тарифов на электроэнергию на будущий период ФСТ России исходит из фактически сложившихся затрат и, в частности, затрат на персонал, применяя некие корректирующие показатели, а не экономически обоснованные нормативы, как это делалось ранее. При этом в качестве экспертов привлекаются организации, не обладающие нормативно-правовой базой и знаниями в области нормирования. То есть все то безобразие, иначе не скажешь, которое было допущено в предыдущем периоде в части тарифообразования, благополучно становится нормой, увеличенной на некий процент предельного роста, порой значительно превышающий уровень инфляции в стране. Еще более неприглядная картина в регионах России, где тарифы утверждаются региональными комиссиями. В результате все мы имеем ежегодное повышение тарифов без сколько-нибудь внятного экономического обоснования, в том числе и в части затрат на персонал. И это уже становится перманентной проблемой всего населения страны.
    Надо сказать, что еще сохранились в том или ином виде подразделения по нормированию труда в отдельных отраслях ТЭК РЖД и некоторых других.
    Одной из таких организаций по формированию нормативно-правовой базы в области социально-трудовых отношений в электроэнергетике является ЦОТэнерго, которое на протяжении 40 лет выполняет эту работу.
    По мере развития электроэнергетических рынков, создания новых структур и внедрения новых рыночных инструментов ЦОТэнерго, которое в настоящее время является научным отделением ОАО «Энергетический институт им. Г.М. Кржижановского»:
  • совершенствуются единые отраслевые методические подходы к определению оптимальной численности персонала энергокомпаний и их организационной структуры;
  • предлагаются решения по оптимизации численности персонала, обосновываются в регулирующих органах нормативная численность персонала энергокомпаний и расходы на его содержание;
  • разрабатываются проекты единой тарифной оплаты рабочих, специалистов и руководителей среднего звена;
  • проводятся изучение и анализ условий труда персонала энергопредприятий путем аттестации рабочих мест с последующей сертификацией.
    ЦОТэнерго разработаны:
  • тарифно-квалификационный справочник работ и профессий рабочих электроэнергетики;
  • квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих организаций электроэнергетики;
  • рекомендации о едином порядке оплаты труда по тарифным ставкам (должностным окладам) работников электроэнергетики (совместно с Общероссийским отраслевым объединением работодателей электро­энергетики);
  • нормативы численности про­мышленно-производственного персонала для всех видов деятельности (генерация, передача, распределение и сбыт электрической и тепловой энергии, диспетчеризация);
  • нормы времени на энергоремонтные и энергостроительные работы.
    Услугами ЦОТэнерго сегодня пользуются десятки организаций и предприятий в энергетике, жилищно-коммунальной сфере, Минобороны и ряде других отраслей реального сектора экономики России. Среди заказчиков работ ЦОТэнерго в разные годы были Минэнерго, Минтруд, РАО «ЕЭС России», ОАО «ФСК ЕЭС», общественное объединение работодателей электроэнергетики и Электропрофсоюз, практически все энергосистемы и федеральные электростанции страны.
    Многолетний опыт работы, квалифицированные кадры и созданная уникальная нормативно-методическая база по труду, которая постоянно совершенствуется и обновляется, позволяют ЦОТэнерго в настоящее время выполнять на должном профессиональном уровне высококачественные проекты в области социально-трудовых отношений в электроэнергетике и других отраслях реальной экономики. Этим ЦОТэнерго выгодно отличается от множества созданных в последние годы консалтинговых и проектных фирм, использующих разработки ЦОТэнерго прошлых лет и недобросовестно применяющих их к современным условиям.
    В заключение следует подчеркнуть, что только системный подход к решению указанной проблемы способен ее ликвидировать. Попытки наладить тарифообразование только путем снижения удельной численности персонала на единицу установленной мощности и соответственно удельных затрат на персонал на отдельных предприятиях электроэнергетики не могут привести к требуемому результату по отрасли в целом. Сумма лучших решений, полученных для частей по отдельности, как известно, не является лучшим решением для целого. Это общеотраслевая проблема и, следовательно, требует государственного решения.
    Безусловно, затраты на персонал — это только часть затрат, влияющих на размер тарифа на электроэнергию, причем их доля значительно скромнее, чем доля других материальных затрат, связанных с выработкой и передачей электроэнергии. А если к этому еще приплюсовать оплату потребителями потерь, увеличение доли затрат на передачу и сбыт электроэнергии в стоимости электроэнергии, издержки перекрестного субсидирования и действующей модели рынка (данный перечень, конечно, можно еще продолжить), то становится очевидным масштаб задач, которые необходимо решить в управлении отраслью, чтобы к 2020 г. привести к уровню 1990 г. не только штатный коэффициент и связанные с ним затраты на персонал, но и в целом объем затрат на единицу установленной мощности в электроэнергетике. И эта задача в сложившихся условиях также требует комплексного, системного государственного решения.