«Энергетика на основе ВИЭ является не альтернативой, а дополнением к традиционной»

 

Автор

Винников Андрей, Руководитель управления маркетинга ОАО «Концерн Росэнергоатом»

 

    Какой будет энергетика ближайших десятилетий? Сохранится в ней традиционное производство электроэнергии или вырастет роль технологий, основанных на возобновляемых источника энергии (ВИЭ)? Какое место будет занимать в ней атомная генерация? Чтобы ответить на эти вопросы нужно понимать, что большинство ВИЭ (солнце, ветер) не способны обеспечить стабильную выработку энергии, и это их очевидный минус.
    В настоящее время доля атомной генерации составляет 16% общего объема рынка электроэнергии в России. Рост потребления электроэнергии, заложенный в Генеральную схему размещения объектов энергетики (далее — Генеральная схема), достаточно высок и составляет 2,2%. В Европе потребление электроэнергии находится на одном и том же уровне, а в некоторых странах (например, в Дании) снижается. И это говорит не о долгосрочном экономическом спаде, а только о том, что экономика становится все более энергоэффективной. Поэтому сегодня существуют обоснованные предположения, что рост потребления электроэнергии в России будет ниже 2,2%. Так, значительную часть энергопотребления в России составляют энергоемкие производства, экономическая эффективность (прибыльность) которых связана с низкой ценой на газ внутри страны, т.е., по сути, они являются субсидируемыми.
    Рано или поздно цены на газ в России будут привязаны к мировым — они будут ниже мировых только на величину затрат на транспортировку газа из России за границу. Мировой уровень цен на газ является существенным условием для вступления России в ВТО, что, в свою очередь, необходимо для выхода наших производств высокого передела на мировые рынки. Когда цена на газ вырастет, часть неэффективных энергоемких производств закроется, инвестиции в новые энергоемкие производства уменьшатся. Этот процесс может привести к снижению потребления электроэнергии и газа.
    Но рассмотрение такого сценария не является задачей Генеральной схемы. Генеральная схема прорабатывает максимальный вариант ввода объектов энергетики в случае высокого роста спроса на энергию. В реальности этот рост, как правило, ниже, поэтому далеко не все объекты, предусмотренные Генеральной схемой, реализуются. Так, в состав инвестиционной программы по строительству объектов тепловой генерации в России до 2018 г. включено только 26 ГВт мощности. На период после 2018 г. никаких решений о строительстве пока не принято. То есть Генеральная схема — это набор предложений, по которым решения будут приниматься в зависимости от конкретных условий, которые сложатся в будущем. Не будет роста потребления — стройка остановится до тех пор, пока не потребуется замещать устаревшие мощности.
    В настоящее время в России число проектов, не требующих внерыночных финансовых влияний, крайне ограничено. В качестве примера успешных проектов можно привести строительство ПГУ или ГТУ на попутном газе, работающих в районах добычи нефти. В некоторых случаях окупается локальное генерирующее оборудование у крупных потребителей, эксплуатация которого позволяет обойтись без строительства сетевой инфраструктуры. Но все это исключение из общего правила. Строительство мощностей по ДПМ и новых ГЭС и АЭС сегодня не окупается и требует либо специального высокого тарифа, оплачиваемого конечным потребителем (ДПМ), либо финансирования из государственного бюджета (ГЭС/АЭС), поскольку государство считает невозможным формирование высоких рыночных цен, которые позволили бы окупить новую стройку. Поэтому основная часть мощностей, не нуждающихся в инвестициях («старые» станции), продают электроэнергию по низкой цене, а новые мощности получают доплату в виде высокого тарифа или федеральных средств. Что касается нетрадиционной энергетики, то она не окупается не только на достаточно зарегулированном российском рынке, но и на более либеральных рынках Западной Европы с высокими ценами. Даже там, при цене на электроэнергию в два—три раза выше российской, ВИЭ не окупаемы в рынке и финансируются отдельно.
    В условиях российского холодного климата энергосбережение является ключевым фактором конкурентоспособности. Причины нашей низкой энергоэффективности заключаются в том, что цена на электроэнергию у нас низкая, а программы энергоэффективности недешевые. Поэтому они элементарно не окупаются.
    На первый взгляд, действительно, вложение денег в энергосбережение более эффективно, чем в строительство новых мощностей, однако нужно отметить спорность подхода по внедрению энергосбережения на основе целевых программ. Способствовать энергосбережению должен потребитель, а не решение по выделению строки в бюджете. Не орган власти, а конечный потребитель — житель России не утепляет окна, не ставит счетчик, не выключает свет, не закрывает дверь в подъезде, оставляет течь в кране. Потребитель-предприниматель не внедряет новые технологии, позволяющие экономить электроэнергию, газ и воду. Конечный потребитель не делает этого потому, что цена энергии для него несущественна.
    Масштабное внедрение ВИЭ наталкивается на ряд проблем. Причин несколько, в том числе и воздействие возобновляемых источников на экологию (например, изменение региональной розы ветров или температуры). В отношении наращивания объемов генерации наиболее распространенных ВИЭ — гидроэлектростанций возможности в европейской части России уже близки к исчерпанию. Использование солнечной энергии в мире, по всей видимости, возможно, но в России, где и число солнечных дней невелико и интенсивность излучения мала, вряд ли когда-нибудь будет массовым.
    Наиболее вероятным может стать развитие солнечной энергетики через строительство солнечных батарей/водонагревателей/электростанций конечным потребителем, поскольку эффект экономии на сетевой структуре будет существенным. То есть солнечная энергетика будет развиваться настолько, насколько это будет нужно потребителю. И в этом плане она является органичным источником энергии.
    Другим широко распространенным видом энергетики на базе ВИЭ является ветровая энергетика. Так, в Германии сегодня действует уже 27 ГВт ветрогенерирующих мощностей. Этот вид энергетики также требует дотаций. Однако намного больше вопросов вызывают его технологические свойства, которые влияют на розу ветров и на изменение локального/регионального климата. С точки зрения энергосистемы ветряки создают огромное число проблем, причиной которых является непредсказуемость ветра. При сегодняшнем состоянии технологий ветряки могли бы составлять основу энергосистемы, в которой потребители согласны включать свое оборудование в сеть только при наличии ветра. Однако вряд ли потребители готовы к использованию такой энергосистемы, несмотря на ее экологические преимущества.
    Для того чтобы ветроэнергетика стала полноценной энергетикой, необходимы технологии аккумулирования электроэнергии. Сейчас их в достаточных масштабах нет. Существуют гидроаккумулирующие электростанции, но проблема в том, что в России мест, пригодных для их строительства еще меньше, чем мест для строительства обычных ГЭС, а капитальные затраты еще выше, чем у обычных ГЭС.
    Свинцово-кислотные аккумуляторы являются источниками пикового тока, а не электроэнергии. Они не способны выдержать многих циклов более-менее глубокой разрядки. Литиевые аккумуляторы очень дорогие, их производство и утилизация не улучшают экологию. Поэтому сегодня единственной технологией, способной обеспечить масштабное участие ветряков в энергетике, остаются газовые турбины. Необходимый регулировочный диапазон таких турбин должен быть равен мощности ветрогенераторов, иначе энергосистема не сможет надежно снабжать потребителя в безветренную погоду. Их работа будет проходить в резкопеременном режиме, зачастую в режиме минимума нагрузки. Это приведет к росту топливных затрат, т.е. к снижению энергоэффективности и росту выброса в атмосферу парниковых газов. Поэтому в отсутствие эффективных технологий аккумулирования электроэнергии экологичность и эффективность ветроэнергетики — мечта, а не реальность.
    Таким образом, в настоящее время энергетика на основе ВИЭ является не альтернативой, а дополнением к традиционной. Ее масштабное внедрение требует существенного развития технологий, в первую очередь технологий дешевого и экологичного аккумулирования электроэнергии. Энергосбережение намного более эффективное средство повышения экономичности и экологичности энергетики, чем внедрение генерирующих мощностей на базе ВИЭ. Для того чтобы энергоэффективность была не просто набором программ финансирования, а частью нашей повседневной жизни, необходимо повысить цену энергии для конечного потребителя. Причем такое повышение должно коснуться не крупных промышленных потребителей, для которых электроэнергия и так весомая статья затрат в бюджете, а мелких и средних потребителей, которые являются наиболее неэффективными энергопользователями. Для государственных и муниципальных предприятий, руководители которых своим карманом не отвечают за затраты, более действенным представляется введение нормативов по снижению потребления.