Рынок должен повернуться лицом к потребителю

 

Автор

Говоров Дмитрий, Директор Некоммерческого партнерства «Сообщество покупателей оптового и розничного рынков электроэнергии (мощности)»

 

    Интервью с директором Некоммерческого партнерства «Сообщество покупателей оптового и розничного рынков электроэнергии (мощности)» Дмитрием Говоровым
    Текущий год показал, что по истечении десяти лет реформа электроэнергетики не только не завершена, но и находится под угрозой: увеличивается консолидация генерирующих и сбытовых активов под эгидой государства, далеко не в полной мере функционируют рыночные механизмы, конечная цена на электроэнергию растет необоснованно высокими темпами. Для защиты своих интересов, формирования единой консолидированной позиции, конструктивного диалога с государственными органами и участниками рынка крупные и средние предприятия — потребители электроэнергии объединились, создав Некоммерческое партнерство «Сообщество покупателей оптового и розничного рынков электроэнергии (мощности)». Директор партнерства Дмитрий Говоров рассказал о роли партнерства на современной этапе развития электроэнергетической отрасли.
    ЭР: Дмитрий Сергеевич, де-юре некоммерческое партнерство было создано еще в 2008 г., но де-факто о нем заговорили в отрасли только сейчас, почему?
    Д.Г.: Действительно, рождение партнерства совпало с ликвидацией РАО «ЕЭС России», когда отрасль разделилась на генерирующие, сетевые, сбытовые компании, многие из которых обрели новых собственников. На тот момент, несмотря на достаточно успешную приватизацию, всем участникам было ясно, что реформа не завершена, правила игры не определены, например, ни генераторы, ни потребители не знали, каким образом и в каком объеме будут оплачиваться инвестиции в строительство новых производственных мощностей. Надо было найти некий баланс интересов в первую очередь не конкретных участников, которых стало в десятки раз больше, а групп, сформированных по функциональному признаку: производство, сбыт, потребление. И я хотел бы, воспользовавшись случаем, поблагодарить вице-президента ТНК—BP, по совместительству первого директора партнерства Павла Струнилина за то, что под его руководством партнерство было создано и начало активно отстаивать интересы своих членов.
    По прошествии некоторого времени, в том числе в связи с созданием новых объединений других участников рынка, таких как НП «Совет производителей электроэнергии и Энергосбытовых компаний», НП «Гарантирующих поставщиков», для наиболее эффективного исполнения партнерством своих функций необходимо сформировать единый независимый орган и привлечь команду экспертов, которые бы посвящали все свое рабочее время нуждам и интересам партнерства.
    ЭР: Чьи интересы представляет партнерство и какую роль оно играет в отрасли?
    Д.Г.: Партнерство представляет интересы конечных потребителей электроэнергии различных отраслей промышленности: металлургии, нефтяного бизнеса, сельского хозяйства, транспорта и пр. В партнерство входят энергоемкие предприятия: Сибур, Мечел, ТНК—BP, Евраз, Транснефть, НЛМК, завод «Балтика», ОАО «АК «ОГО» и др. Число участников постоянно увеличивается.
    ЭР: Какие цели и задачи стоят сейчас перед партнерством?
    Д.Г.: Главная цель всех участников партнерства — борьба с угрожающими их дальнейшему развитию темпами роста конечной стоимости электроэнергии, который влияет на конкурентоспособность их конечной продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынке, а также создание условий для прогнозируемости этих цен в средне- и долгосрочной перспективе, другими словами, четких прозрачных механизмов рыночного ценообразования. И тут, мы считаем, надо действовать в нескольких направлениях. Нужна серьезная корректировка инвестпрограмм сетевых компаний — ФСК и Холдинга МРСК. Мы согласны, что электросетевое хозяйство страны требует масштабного обновления. И переход от установления тарифов по принципу «затраты плюс» к RAB-регулированию — это правильный шаг, ведь данный метод, как показывает мировая практика, должен стимулировать энергетиков к сокращению своих издержек, а значит, к снижению нагрузки на потребителей. Но сами инвестпрограммы сетей, на наш взгляд, нуждаются в серьезной корректировке. Объясню почему. С одной стороны, нам непонятна экономическая необходимость строительства ряда объектов, включенных в планы этих компаний, с другой — мы не видим строительства в тех регионах, где есть реальная потребность в развитии сетевой инфраструктуры, где сам рынок путем роста цен дает соответствующие сигналы. Важно также разобраться с операционными издержками сетей, привести их к показателю «лучший по отрасли».
    Еще один важный вопрос — перекрестное субсидирование. С каждым годом эта проблема только усугубляется. В 2011 г. размер «перекрестки» превысил 200 млрд руб. Начать решать эту проблему необходимо с легализации «перекрестки». И уже следующим шагом должно быть решение, каким образом сокращать эту нагрузку на потребителей. Следует установить конкретные сроки решения этой проблемы. Один из вариантов — ввод социальных норм потребления для населения. Так, к примеру, Х кВт•ч в месяц население оплачивает по социальному тарифу, который соответствует существующему уровню цен для данной категории потребителей, а все, что потребляется сверх этого лимита, — по экономически обоснованному тарифу.
    Кроме того, требует пересмотра коэффициент резервирования мощностей. По нашему мнению, он необоснованно высок и обеспечивает не только комфорт и спокойствие Системного оператора, но и содержание невостребованной неэффективной генерации. Есть и другие задачи, такие как, например, упрощение процедуры выхода потребителей на оптовый рынок, прежде всего для того чтобы предоставить им возможность сократить число посредников, а соответственно и стоимость электроэнергии. Решение проблемы смены энергосбытовой компании также создаст стимулы к снижению цены за счет конкуренции за потребителя.
    ЭР: И потребители, и производители едины во мнении, что основной прирост стоимости в конечной цене на энергию в этом году дали сети. В марте на заседании президиума Госсовета РФ президент Дмитрий Медведев потребовал от правительства решить вопрос с сетями. Передача в управление или приватизация МРСК, а также пересмотр параметров RAB-регулирования изменят ситуацию?
    Д.Г.: Решать эту проблему, мы считаем, необходимо в два этапа: сначала пересмотр инвестпрограммы компаний, чтобы инвестор, который впоследствии получит актив, понимал, какая цель стоит перед ним, и только затем — приватизация. Мы категорически против передачи МРСК в управление, поскольку, как правило, управляющая компания решает тактические сиюминутные задачи, что часто, к сожалению, приводит к вымыванию денег из актива и, как следствие, размер необходимых инвестиционных средств неконтролируемо увеличивается.
    ЭР: Сейчас активно обсуждается возможность изменения модели энергорынка. Если она будет пересмотрена, остановит ли рост цен на энергию и почему?
    Д.Г.: Думаю, переделывать существующую модель уже бесполезно. Мы выступаем за переход к рынку одного товара — электроэнергии, за создание механизмов заключения прямых двусторонних договоров между потребителями и производителями электроэнергии. Плата за мощность в существующем виде, включая действующий коэффициент резервирования и оплату вынужденных генераторов, противоречит экономической целесообразности и создает препятствия вывода неэффективной генерации из эксплуатации. Мы считаем, что генерирующие компании, заключая договоры, должны закладывать коэффициент резервирования в цену контракта, что будет стимулировать их поддерживать свои станции в рабочем состоянии, а неэффективные — закрывать.
    ЭР: Как вариант снижения нагрузки на промышленных потребителей называн отказ оплаты объектов, построенных по договорам о предоставлении мощности (ДПМ). Кто в этом случае должен оплачивать ДПМ? Или от них, как считают потребители, следует отказаться вообще?
    Д.Г.: Никто не станет отрицать, что ДПМ — абсолютно нерыночный механизм. РАО «ЕЭС России» при продаже активов обещало инвесторам рынок мощности с маржинальным ценообразованием (второй «маржиналкой» по отношению к рынку «на сутки вперед» — РСВ). Под эти обещания и были проданы электростанции с обременением в виде обязательств строительства новых генерирующих объектов. И в этом случае механизм ДПМ стал рассматриваться как компромиссное решение для того, чтобы инвесторы массово не отказывались от своих обязательств, а потребители сразу не «умерли», заплатив не только за электроэнергию, но и за мощность по цене самого дорогого поставщика. Но и к этому варианту остается много вопросов, касающихся, в частности, объема и стоимости ДПМ, в том числе объектов модернизации, целесообразности строительства станций в конкретном месте, отсутствия механизмов вывода неэффективной генерации из эксплуатации.
    ЭР: Насколько эффективно партнерство сможет представлять интересы всех потребителей?
    Д.Г.: Под эгидой партнерства мы собрали лучших экспертов в отрасли и лучших специалистов в стране. Использовать этот потенциал для выработки своей позиции и более эффективного лоббирования интересов, потребителям, конечно, выгодно.
    ЭР: А приход в партнерство на место председателя наблюдательного совета Михаила Слободина, проработавшего не один год в энергетике, будет способствовать защите интересов потребителей?
    Д.Г.: Безусловно. М. Слободин — один из немногих экспертов в отрасли, кто понимает проблемы не только потребителей, но и генерации, сетей, а также сбытов, и это позволит нам с его помощью формировать наиболее взвешенную позицию по обсуждаемым вопросам.
    ЭР: Не так давно министр энергетики Сергей Шматко заявил о том, что не допустит ухода крупных потребителей в собственную генерацию. Что Вы думаете по этому поводу?
    Д.Г.: Я бы сказал, что это заявление можно рассматривать как некий анти-ДПМ: одним игрокам даются преференции в виде ДПМ с гарантированным возвратом вложенных средств, другим запрещается новое строительство, чтобы обеспечить гарантированный возврат вложенных средств тем, кто получил преференции. То есть получаем нерыночную ситуацию в квадрате. Единственно правильным решением может стать создание экономически обоснованной ситуации, когда строительство собственной генерации будет попросту нецелесообразно. Рынок должен перестать быть рынком генераторов. Поставщики электроэнергии должны конкурировать за потребителя. Но при этом нужно понимать, что, скажем, у металлургов и нефтяников существует возможность эффективного использования доменного или попутного нефтяного газа для выработки электроэнергии. И по большому счету собственная генерация для потребителей — это хорошо, ведь это инвестиции, которые остаются в стране, повышают системную надежность и капитализацию компаний.