О стоимости электроэнергии угольных ТЭС для потребителей России, Германии и США1

 

Автор

Нигматулин Булат, Первый заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий,д. т. н., профессор

 

    При международном сравнении стоимости электро­энергии в России, Германии и США она должна пересчитываться с использованием не стоимости доллара по курсу Центробанка, а по паритету покупательной способности (ППС) доллара по всему ВВП, например, в 2010 г. вместо 1 долл. по курсу ЦБ, равному 30,5 руб., необходимо использовать значение ППС доллара, равное 16 руб. (данные Росстата). Доказательство этого утверждения базируется на следующих положениях.
    1. Производство, транспорт, распределение и сбыт электроэнергии производятся внутри страны на отечественных предприятиях с амортизированным оборудованием, на российском топливе и отечественной рабочей силой. Соответственно товары, услуги и стоимость рабочей силы оплачиваются по внутренним рублевым ценам и расценкам. Доля электроэнергии, произведенной на новом импортном оборудовании, купленном за валюту по курсу ЦБ, незначительна.
    2. Доля электроэнергетики (1,9 трлн руб.) в общем объеме ВВП (44,5 трлн руб. — пример 2010 г.) составляет существенную величину — 4,3%.
    3. Среднегодовой темп изменений потребления электроэнергии однозначно зависит от среднегодового темпа изменения ВВП. В период падения ВВП (1991—1998 гг., 2009 г.) на 1% падения ВВП приходится в среднем 0,55% падения потребления электроэнергии; в период роста ВВП (1999—2008 гг.) на 1% роста ВВП приходится 0,3% роста потребления.
    4. Отношение стоимости ППС доллара (16 руб.) к курсу доллара, определенному ЦБ (30,5 руб.), равное 52% в 2010 г., близко к отношениям рублевых цен энергоносителей внутри страны к рублевым экспортным ценам (соответствует уровню цен на мировом рынке), по которым поставляются энергоносители в страны ЕС и США, с учетом всех пошлин и стоимости транспорта до пунк­тов продаж на экспорт. Первичные данные приведены в табл. 1.
    Сопоставление самих отношений показано на рис. 1.
    Данные рис. 1 помогают понять, что стоимость энергоносителей для ТЭС в России, пересчитанная через ППС доллара, близка к ценам, пересчитанным в долларах по курсу ЦБ, по которым эти энергоносители поставляются на ТЭС в странах ЕС и в США. Некоторым исключением является заниженная на 40% стоимость газа внутри страны. Это связано с тем, что эффективность использования газа на ТЭС России и ЖКХ как раз на 40% ниже, чем в странах ЕС и США. Поэтому и приходится поддерживать такой заниженный уровень цены газа в России, но тем не менее достаточно высокий для сегодняшнего технологического состояния российской электроэнергетики и ЖКХ.
    Темп роста цены газа внутри страны от 37% до международного уровня в 52% стоимости, рассчитанной по курсу доллара, определенному ЦБ, или по ППС доллара, должен быть синхронизирован с темпом технологического обновления газовых ТЭС и котельных. Это обновление должно контролироваться Мин­энерго, Межрегионом, Ростехнадзором и Энергонадзором.
    5. Можно проанализировать соотношение стоимости готового продукта, например, индекса Биг Мака в России и в США. В середине 2010 г. в России она равнялась 71 руб., т.е. по текущему курсу ЦБ — 2,33 долл., в США — 3,73 долл. Таким образом, ППС доллара по ценам Биг Мака в России и США должен равняться 19 руб., или 62% от курса доллара по ЦБ. Более высокая величина индекса Биг Мака (19 руб.) по отношению к величине ППС доллара по всему ВВП (16 руб.) объясняется тем, что при расчете индекса учитывается цена говядины. В России 1/3 объема говядины импортируется из-за рубежа, оплата которой проводится по курсу доллара, определенному ЦБ. И это несколько приближает внутреннюю стоимость говядины к уровню мировых цен и соответственно делает стоимость индекса Биг Мака выше уровня ППС доллара — 16 руб., однако значительно ниже курса доллара, определенного ЦБ — 30,5 руб.
    Пересчет стоимости угля и электроэнергии в Германии и США будем проводить с использованием стоимости ППС доллара в России и Германии. В 2010 г. в России ППС доллара был равен 16 руб., в Германии — 1,2 долл. по курсу ЦБ Германии. Тогда при биржевом курсе 1 евро = 1,4 долл. по курсу ЦБ 1 евро = 1,16 ППС доллара, или ППС 1 долл. = 0,86 евро (Российский статистический ежегодник, 2010 г., табл. 26.25).
    Близкое значение получается при сравнении стоимости индекса Биг Мака в Германии и США. В 2010 г. в Германии его стоимость равняется 3,10 евро, а в США — 3,73 долл. Это значит, что стоимость 1 евро вместо 1,4 долл. по биржевому курсу бсоставила 1,2 ППС доллара по индексу Биг Мака (ППС БМ), или 1 долл. ППС БМ = 0,83 евро.
Исходные данные для сравнения
    Оценку эффективности работы российских электрогенерирующих компаний можно получить, если сопоставить стоимость электроэнергии на оптовых рынках (стоимость приобретения) в различных странах. Применительно к угольной электроэнергетике такими странами могут быть Германия и США, у которых доли производства электроэнергии на угольных ТЭС близки и составляют около 45%. При этом доля производства электроэнергии на ТЭС, использующих бурые угли, примерно равна половине энергии, получаемой от всех угольных электростанций.
    В табл. 2 приведена отпускная стоимость электроэнергии с учетом мощности (одноставочные тарифы) в 2010 г. для крупнейших угольных ТЭС. Для сравнения приведена стоимость электроэнергии на крупнейшей газовой ТЭС России — Костромской ГРЭС.
    В табл. 3 приведены данные по угольной электроэнергетике России, Германии и США. Стоимостные показатели даны для потребителей и пересчитаны на ППС доллара по вышеприведенным соотношениям для России и Германии.
Сравнение стоимостей бурых и каменных углей для ТЭС     Из табл. 3 видно, что в сопоставимых ценах, рассчитанных через стоимость ППС доллара для России и Германии, средняя стоимость бурого угля для ТЭС в России выше, чем в США в 2,1 раза, а каменного — в 1,6 раза. По сравнению с Германией стоимость бурого угля в России в 3,9 раза выше, а каменного — в 1,4 раза ниже (рис. 2).
    Однако такое прямое сравнение стоимости угля недостаточно корректно, т.к. его стоимость для ТЭС должна сравниваться при одной и той же теплотворной способности, т.е. количестве тепла, высвобождаемого при сгорании 1 кг угля.
    В табл. 4 приведены данные по теплотворной способности угля и его стоимость для ТЭС (транспортная составляющая включена): в России — средние по стране для каменного и бурого угля, в Красноярском крае — для бурого угля (данные Росстата и статистического управления Красноярского края, 2011 г.), в Германии — средние по стране (бурый уголь собственного производства, каменный уголь — импорт, в стоимость включена транспортная составляющая от портов на Балтийском море до ТЭС), в США — средние по стране, средние по группе штатов (округам) и по штату Северная Дакота.
    На рис. 3 приведены эти данные в графическом виде.
О буром угле     Средняя теплотворная способность бурого угля в России составляет 4200 ккал/кг, а в Германии — 2100 ккал/кг. Это значит, что для производства одного и того же количества электроэнергии в Германии необходимо добыть и транспортировать на ТЭС в два раза больше угля. Очевидно, что при прочих равных условиях это соответствует двукратному увеличению затрат. Тогда реальная стоимость российского бурого угля по отношению к немецкому углю должна быть выше всего в 2 раза, а не в 3,9 раза, как сегодня, — т.е. не 56, а 28 ППС доллара (450 руб.) за тонну. Кстати, соотношение стоимости бурого угля Германии и США как раз подтверждает эту пропорцию (см. рис. 3). При теплотворной способности бурого угля 4200 ккал/кг расчетная стоимость немецкого угля должна удвоиться и равняться 14,3 • 2 = 28,6 ППС доллара, что близко к значению стоимости такого угля в США — 26,3 долл.
    Средняя стоимость бурого угля в России выше, чем в США в 2,1 раза. При одинаковой теплотворной способности 4200 ккал/кг стоимость тонны угля равна соответственно 56 ППС доллара и 26,3 долл. При этом в России налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для бурого угля составляет всего 11 руб./т (для каменного — 24 руб./т) и даже может быть уменьшен до 30%, если необходимы дополнительные затраты на обеспечение безопасности производства добычи. В Красноярском крае при объеме добычи 40 млн т бурого угля, НДПИ будет равет 440 млн руб., или всего 1,5% от выручки, что в десятки раз меньше, чем при добыче нефти и газа, и в 1,5 раза меньше, чем при добыче каменного энергетического угля. Это показывает высокую эффективность лоббистских возможностей компаний, добывающих бурый уголь, основное место добычи которого — Красноярский край.
    Таким образом, в 2010 г. справедливая средняя цена бурого угля для ТЭС в России должна составлять 450, а не 895 руб./т.
О каменном угле     В Германии 75% каменного энергетического угля импортируется. И его цена определяется конъюнктурой мирового рынка стоимостей добычи, транспорта и фрахта сухогрузов, поэтому для оценки справедливой стоимости в России не годится. В 2010 г. средняя цена каменного угля для ТЭС Германии была равна 116 ППС доллара, из которой около 60% пришлось на транспортную составляющую. В России средняя стоимость каменного угля, приведенного к теплотворной способности 7000 ккал/кг, равнялась 104 ППС доллара, т.е. была всего на 12 % ниже, чем в Германии.
    Для оценки справедливой цены каменного энергетического угля для ТЭС в России, необходимо сравнение с его стоимостью в США. Средняя стоимость 1 т каменного энергетического угля в России и в США при теплотворной способности 5500 ккал/кг составляет соответственно 82 ППС доллара и 60 долл. (разница в 1,37 раза). Тогда в 2010 г. справедливая цена каменного угля, приведенная к теплотворной способности 5500 ккал/кг, должна равняться 960, а не 1308 руб./т.
    На рис. 4 показана сравнительная стоимость каменного и бурого угля для ТЭС, приведенного к одинаковой теплотворной способности в России, Германии и США.
    В табл. 4 приведены данные по количеству каменного и бурого угля, сжигаемого на ТЭС, его стоимости и теплотворной способности в России, Германии и США. На основании этих данных можно рассчитать среднюю стоимость угля, используемого на ТЭС России, Германии, например, приведенную к теплотворной способности 4990 ккал/кг — средней теплотворной способности угля для ТЭС в США. В России и Германии стоимость 1 т такого угля равна соответственно 70 и 59 ППС доллара, а в США — 43,7 долл.
    Сравнение средней стоимости электроэнергии угольных ТЭС для потребителей на оптовом рынке
    Средняя стоимость электроэнергии для потребителей, произведенная на угольных ТЭС России, Германии и США, равна соответственно 0,06, 0,04 ППС доллара и 0,029 долл. При этом рентабельность производства электроэнергии на угольных ТЭС в Германии составляет не более 5%, в США — около 10%, а в России — минимум 20%.
О стоимости электроэнергии от ТЭС на буром угле     Средняя стоимость электро­энергии для потребителя на угольных ТЭС, использующих бурый уголь, в России близка к таковой в Германии — соответственно 0,04 и 0,038 ППС доллара за 1 кВт•ч и практически в два раза дороже, чем в США. Близкие значения стоимости электроэнергии, произведенной из бурого угля на российских и немецких ТЭС, объясняются следующим образом. С одной стороны, стоимость бурого угля для российских ТЭС в 3,9 раза дороже, чем для немецких ТЭС. Но поскольку топливная составляющая в стоимости электро­энергии на угольных ТЭС, рассчитанная по среднему отпускному тарифу, обычно приближается к 50%, то стоимость электроэнергии на российских ТЭС при прочих равных условиях должна быть выше всего в два раза. Однако теплотворная способность немецкого бурого угля в два раза меньше, чем российского, поэтому для производства одного и того же количества электроэнергии на немецких ТЭС необходимо сжечь в два раза больше угля, чем на российских, соответственно затраты также увеличатся в два раза. В результате стоимость электроэнергии на немецких станциях должна увеличиться в два раза и стать близкой к российской.
    Стоимость электроэнергии ТЭС на буром угле, в Германии в 1,8 раза дороже, чем в США, (0,038 ППС доллара, 0,021 долл./кВт•ч). Это определяется тем, что средняя теплотворная способность немецкого бурого угля составляет 2100 ккал/кг, а американского — 4200 ккал/кг, или в два раза больше. То есть для того, чтобы произвести одно и то же количество электроэнергии на ТЭС США надо сжечь в два раза меньше угля, чем на немецких ТЭС. Соответственно в два раза должны снизиться затраты на ее производство и стоимость электроэнергии должна быть в два раза меньше — 0,019 долл., что и имеет место на лучших американских ТЭС на буром угле. Более высокая средняя стоимость электроэнергии в США — 0,021 долл. — объясняется более высоким уровнем рентабельности производства электроэнергии — 10% против 5% в Германии, а также дополнительными инвестициями (более 1 млрд долл.) в новые технологии, снижающие выбросы дымовых газов.
    В России и США средняя теплотворная способность бурого угля одинакова — 4200 ккал/кг. Среднее расстояние от угольных разрезов до места расположения ТЭС также сопоставимо. Поэтому справедливая цена электроэнергии для потребителя на российских ТЭС на буром угле должна равняться таковой на американских ТЭС — 0,021 долл. (0,34 руб./кВт•ч) вместо 0,04 ППС доллара (0,64 руб./кВт•ч). Такая разница в цене в первую очередь объясняется завышенной минимум в два раза ценой реализации бурого угля для ТЭС.
О стоимости электроэнергии на угольных ТЭС     Средняя стоимость электро­энергии на угольных ТЭС в Германии в 1,38 раз выше, чем в США (соответственно 0,04 ППС доллара и 0,029 долл./кВт•ч). Это практически соответствует отношению средней стоимости энергетического угля в Германии и США, приведенного к одной и той же теплотворной способности (59 ППС доллара / 43,7 долл. = 1,35). Это значит, что в этих странах затраты на производство электроэнергии на угольных ТЭС сопоставимы.
    Средняя стоимость электроэнергии угольных ТЭС в России в 2,07 раза выше, чем в США (соответственно 0,06 ППС доллара и 0,029 долл./кВт•ч), и в 1,5 раза выше, чем в Германии (0,06 и 0,04 ППС доллара за 1 кВт•ч). В то же время соответствующая стоимость энергетического угля в 1,6 раз выше, чем в США (70 ППС доллара и 43,7 долл.), и в 1,19 раза выше, чем в Германии. Это значит, что затраты на производство электроэнергии на российских угольных ТЭС приблизительно в 1,3 раза выше, чем на американских (2,07/1,6 = 1,29) и немецких (1,5/1,19 = 1,26) станциях.
    Справедливая средняя цена электроэнергии на российских угольных ТЭС должна соответствовать средней цене электроэнергии на американских угольных ТЭС — 0,029 долл. (0,46 руб.) за 1 кВт•ч, т.е. быть не более чем в 1,3 раза выше: 0,6 руб./кВт•ч вместо 0,95 руб./кВт•ч. Это значит, что в 2010 г. стоимость электроэнергии на российских угольных ТЭС была завышена в 1,6—2,1 раза. Главная причина — завышенная стоимость энергетических углей в 1,6—2 раза.
    О стоимости электроэнергии на угольных ТЭС в Красноярском крае
    Интересно сопоставить стоимость электроэнергии ТЭС на буром угле для потребителей в Красноярском крае и в штате Северная Дакота (США), где условия добычи, теплотворная способность угля и объем добычи соизмеримы между собой.
    В 2010 г. в Красноярском крае году было добыто около 40 млн т бурого угля, в штате Северная Дакота — 30 млн т. При этом стоимость 1 т бурого угля в Красноярском крае для промышленности равнялась 618 руб., или 38,6 ППС доллара, в штате Северная Дакота — 14,8 долл., т.е. в 2,6 раза дешевле. Теплотворная способность бурого угля в штате Северная Дакота (3370 ккал/кг) ниже, чем в Красноярском крае (4200 ккал/кг). В связи с этим стоимость бурого угля, приведенная к уровню тепловой способности 4200 ккал/кг, будет равняться 18,3 долл./т (см. рис. 2), что в 2,1 раза меньше, чем в Красноярском крае. Тогда справедливая цена бурого угля в Красноярском крае должна составлять 293, а не 618 руб./т, по которой уголь отпускался промышленным потребителям.
    В штате Северная Дакота производится самая дешевая электроэнергия на угольных ТЭС США:
    Antelope Vallаy Station — 0,0177 долл./кВт•ч;
    Milton R. Young Station — 0,0196 долл./кВт•ч;
    Coal Creks Station — 0,0193 долл./кВт•ч.
    Средняя стоимость электро­энергии от угольных ТЭЦ в США составила 0,0189 долл./кВт•ч. Следовательно, в Красноярском крае она должна равняться 0,3 руб./кВт•ч. Однако стоимость бурого угля в Красноярском крае в 2,1 раза выше, чем в штате Северная Дакота, следовательно, и стоимость электроэнергии в крае должна быть минимум в 2,1 раза выше — 0,04 долл., или 0,64 руб./кВт•ч.
    В 2010 г. стоимость самой дешевой электроэнергии (регулируемый тариф) на угольных ТЭС Красноярского края, пересчитанная на одноставочный тариф составила:
    Березовской ГРЭС — 0,533 руб./кВт•ч, или 0,033 ППС доллара, выработка — 9,3 млрд кВт•ч;
    Назаровская ГРЭС — 0,647 руб./кВт•ч, или 0,04 ППС доллара, выработка — 5,8 млрд кВт•ч;
    средняя стоимость — 0,573 руб./кВт•ч, или 0,036 ППС доллара.
    Таким образом, регулируемый тариф 0,036 ППС доллара на Березовской и Назаровской ГРЭС приблизительно соответствует цене 0,04 долл./кВт•ч при удвоенной стоимости угля по отношению к его справедливой цене. Однако отпуск потребителям электроэнергии по свободной цене выше в 1,5 раза (до 1 руб./кВт•ч) дает необоснованную прибыль генерирующим компаниям.
    Оценим прибыльность угледобывающего бизнеса в Красноярском крае.
    В 2010 г. на основании данных статистического управления Красноярского края объем добычи угля составил 36,9 млн т, число рабочих в угольной отрасли — 6090 человек, средняя зарплата в отрасли — 23,5 тыс. руб., средняя стоимость 1 т угля для потребителя — 618 руб. Таким образом, объем выручки был равен: 36,9 млн т • 618 руб./т = 22,8 млрд руб. Фонд оплаты труда — 6090 человек • 23,5 тыс. руб. • 12 + 34% (страховые взносы) = 2,3 млрд руб., или 7,8% от выручки.
    В структуре себестоимости доля оплаты труда в угледобывающей отрасли — не более 30%. Тогда себестоимость добычи составит не более 2,3/0,3 = 7,6 млрд руб., т.е. себестоимость добычи 1 т угля составит 7,6/22,8 = 330 руб., а с учетом рентабельности 10% — 345 руб., или 21,6 ППС доллара, что близко к стоимости бурого угля для потребителей в Северной Дакоте (18,3 долл./т), приведенной к теплотворной способности 4200 ккал/кг. При этом рентабельность угледобывающих компаний составляет фантастическую величину — 200%, т.к. (22,8 – 7,6) / 7,6 = 200%.
Выводы     1. Энергетический уголь России (Вторая ценовая зона — Сибирь) и США сопоставимы по теплотворной способности и расстоянию от мест добычи до ТЭС. Поэтому справедливой ценой электроэнергии для потребителей угольных ТЭС России является стоимость электроэнергии угольных ТЭС США, а именно 0,021—0,029 долл./кВт•ч, или 0,33—0,46 руб./кВт•ч. В 2010 г. стоимость электроэнергии угольных ТЭС России находилась в диапазоне 0,53—1,43 руб. при средней величине — 0,95 руб./кВт•ч.
    2. Завышение в два раза в стоимости электроэнергии угольных ТЭС в России и США объясняется в первую очередь завышением почти в два раза стоимости продажи угля на угольные ТЭС России относительно его справедливой цены, и в 1,5 раза стоимости производства электроэнергии на самих ТЭС.