Энергосбытовой сектор. Актуальные вызовы и перспективы развития

Рубрика:

Рынок

 

Автор

Андронов Михаил, Президент ООО «УСЭНЕРГОСБЫТ»

 

    Процесс поставки электрической энергии конечным потребителям обеспечивается деятельностью в первую очередь генерирующих и сетевых компаний, системного оператора. В то же время в большинстве случаев конечный потребитель видит только энергосбытовую компанию, зачастую имеющую статус гарантирующего поставщика. Энергосбытовые компании, гарантирующие поставщики — это организации, которые от имени всех субъектов электроэнергетики обеспечивают взаимодействие с конечными потребителями.
    Одна из основных функций гарантирующих поставщиков — обеспечение своевременного поступления денежных средств от конечных потребителей сетевым организациям и производителям оптового рынка, что необходимо для надежного функционирования энергосистемы.
    Не все потребители розничного рынка своевременно оплачивают потребленную электроэнергию, и в отношении многих из них невозможно введение ограничения режима потребления электроэнергии по причине социальной значимости либо наличия аварийной брони. В результате, когда задолженность конечных потребителей перед гарантирующими поставщиками существенно превышает задолженность гарантирующих поставщиков перед производителями оптового рынка и сетевыми компаниями, гарантирующие поставщики начинают играть роль некоего буфера. Так, по данным НП «Совет рынка», по состоянию на 1 мая 2011 г. задолженность на оптовом рынке составляла 26 млрд руб., задолженность гарантирующих по­ставщиков перед сетевыми компаниями — примерно 15 млрд руб., а конечных потребителей перед гарантирующими поставщиками превышала 130 млрд руб.
    Деятельность гарантирующих по­ставщиков во многом зависит от нормативно-правовой базы, в соответствии с которой образуются цены на оптовом и розничном рынках. Основы функционирования розничных рынков были определены Правилами функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденными Постановлением Правитель­ства РФ от 31.08.06 № 530. С тех пор в них неоднократно (по 3 раза в год) вносились изменения. Очевидно, что непостоянство нормативно-правовой базы негативно сказывается на стабильности функционирования розничных рынков и, в частно­сти, на деятельности гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний.
    Следует отметить, что действующую модель функционирования розничных рынков нельзя назвать целевой. Она практически не отличается от модели 2006 г., и ее главная проблема состоит в том, что большинство конечных потребителей не может выбрать поставщика электроэнергии. Необходим переход к целевой модели розничного рынка, когда конечные потребители будут свободны в выборе обслуживающей энергосбытовой компании.
    В преддверии 2011 г. Правила функционирования розничных рынков требовали изменений, т.к. с 1 января 2011 г. прекращались поставки электрической энергии (мощности) потребителям — юридическим лицам по регулируемым ценам (тарифам). Постановлением Правительства РФ от 31.12.10 № 1242 внесены минимальные изменения в Правила функционирования розничных рынков и определен порядок образования стоимости электроэнергии (мощности), поставляемой гарантирующими поставщиками на розничном рынке с 1 января 2011 г. Однако опубликовано данное Постановление было лишь 14 марта 2011 г., и гарантирующие поставщики в январе-феврале были вынуждены взаимодейст­вовать с конечными потребителями, не имея утвержденных нормативов порядка ценообразования.
    Предполагалось, что конструкция, принятая Постановлением Правительства РФ от 31.12.10 № 1242, обеспечит нормативное регулирование розничных рынков на ближайшие один-два года, до утверждения целевых правил розничных рынков. Между тем в профильных министер­ствах и ведомствах активно обсуждаются различные изменения, которые существенно не изменят действующую конструкцию, но значительно ухудшат положение гарантирующих поставщиков.
    Во-первых, это изменение порядка оплаты фактически потребленной мощности на розничном рынке. Рассматривается возможность определения величины фактического потребления мощности на розничном рынке, исходя не из собственного максимума потребления покупателя, как это происходит сейчас, а из величины потребления электроэнергии в часы максимального потребления гарантирующим поставщиком на оптовом рынке. В случае принятия такой поправки на розничном рынке стимулы для конечных потребителей к выравниванию графика нагрузки сменятся стимулами по снижению потребления в конкретный час. Кроме того, реализация данной инициативы существенно ухудшит финансовое положение гарантирующих поставщиков, что неизменно приведет к росту уровня неплатежей на оптовом рынке.
    Во-вторых, это изменение порядка перехода на расчеты одноставочной цены трансляции, исходя из среднего числа часов использования заявленной мощности (ЧЧИ). В настоящее время переход на расчеты одноставочной цены трансляции, исходя из среднего ЧЧИ, осуществляется только при согласии как регионального регулирующего органа, так и гарантирующего поставщика. Сейчас рассматривается возможность перехода на расчеты по среднему ЧЧИ только по решению регионального регулирующего органа без участия гарантирующего поставщика. Если данное предложение будет нормативно закреплено, переход на расчеты по завышенному ЧЧИ может привести к существенному ухудшению финансового состояния гарантирующего поставщика, вплоть до банкротства.
    Таким образом, реализация только этих двух инициатив существенно уменьшает привлекательность энергосбытового сектора, приводит к сокращению числа энрегосбытовых компаний и монополизации сектора.
    На мой взгляд, переход к целевой модели следует осуществить при условии функционирования достаточного числа энергосбытовых компаний, которые смогут обеспечить конкуренцию за каждого потребителя. Запуск целевой модели в условиях отсутствия привлекательности энергосбытового сектора может не дать желаемого результата.
    Вышеназванные изменения — не единственные риски нормативного регулирования, стоящие перед гарантирующими поставщиками. Можно отметить также предложение по проведению внеочередного конкурса на статус гарантирующего поставщика, если в течение одного периода регулирования антимонопольным органом были приняты два и более решения о наличии админи­стративного правонарушения со стороны соответствующего гарантирующего поставщика. Очевидно, что при таких обстоятельствах внеочередной конкурс может быть проведен в отношении любого гарантирующего поставщика.
    Считаю, что принятие очередных «заплаток» на действующую модель розничных рынков как минимум нецелесообразно, а как максимум может существенно ухудшить функционирование энергосбытового сектора. Вместо этого следует приступить к разработке целевых правил розничных рынков. Соответствующие обсуждения должны быть открытыми и публичными, что гарантирует доскональную проработку и исключит необходимость последующих корректировок. Целевые правила должны быть приняты заблаговременно до начала функционирования самой целевой модели, что обеспечит плавный переход от одной модели к другой.
    В качестве основной площадки для обсуждения целевой модели розничных рынков целесообразно использовать НП гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний. В обсуждении должны участвовать все представители энергосбытового бизнеса: гарантирующие поставщики первого и второго уровней, энергосбытовые компании, независимо от их размера и лоббистских возможностей. Будучи заместителем председателя наблюдательного совета НП гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний, готов обеспечить организацию данного процесса. Буду признателен, если читатели журнала «Энергорынок» выскажут свои предложения по формированию целевой модели розничных рынков (предложения можно направлять на адрес info@ruses.ru).
    В заключение хочется отметить, что сейчас гарантирующие поставщики, как и все энергосбытовые компании, находятся на критическом рубеже. Ближайшее изменения нормативно-правовой базы определят, каким будет энергосбытовой сектор, перейдем ли мы к эффективной конкуренции на розничном рынке, либо сектор станет абсолютно непривлекательным для участников.