Страховой риск-менеджмент на объектах электроэнергетики: необходимость сбалансированного подхода

 

Автор

Лайков Алексей, Генеральный директор страхового брокера «РИФАМС», заместитель председателя совета Ассоциации профессиональных страховых брокеров, к. э. н.

 

    Участившиеся в последнее время аварии техногенного характера, в том числе и на объектах электроэнергетики, свидетельствуют о давно назревшей необходимости повышения эффективности управления рисками. Сегодня на первое место выходят классические риски, которые наука называет чистыми1, а Risk Management Standard (2002) именует рисками опасностей2. Именно они приобретают наибольшую актуальность для предпринимателей, а управление страхуемыми чистыми рисками становится ключевым звеном риск-менеджмента на предприятиях электроэнергетики; следовательно, важнейшей задачей для их собственников и менеджеров является формирование эффективной системы управления указанными рисками.
    В России в последнее время взят курс на фактическое принуждение предпринимателей к страхованию. Летом 2010 г. в рамках реализации государственной политики по развитию обязательного страхования был принят закон об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев особо опасных объектов (в том числе многих предприятий электроэнергетики), согласно которому собственники обязаны страховать гражданскую ответственность на весь срок эксплуатации таких объектов. Закон вступает в силу с 1 января 2012 г., а для объектов, страхование которых должно финансироваться из бюджета, — с 1 января 2013 г.
    В настоящее время ведется спешная разработка проектов нормативных актов, призванных регулировать практическое применение нового закона. Однако ведущую роль в этом процессе играют страховщики, а значит, нормативные предпосылки реализации закона получат формулировки, отражающие главным образом их интересы.
    Очевидно, что принятие закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев особо опасных объектов серьезно повлияет на возможность предпринимателей применять в своей деятельности другие виды страховой защиты. Вызывает вопросы и ряд решений, касающихся введения некоторых видов обязательного страхования. Весь комплекс последствий, которые будет иметь для предпринимателей масштабное введение обязательного страхования, еще только предстоит осмыслить.
    Однако априори должно быть понятно, что эффективный страховой риск-менеджмент предполагает баланс интересов потребителей и поставщиков страховых услуг. Поскольку инициатива и даже своеобразная фора в деле формирования условий и механизмов защиты от рисков отданы страховщикам, предприниматели со своей стороны должны проявить заинтересованность и активность: если положение не исправить, в скором времени получится не баланс, а перекос. Предпринимателям нужно основательно подготовиться к новому способу взаимодействия со страховщиками, вывести это взаимодействие на качественно более высокий уровень, что потребует не просто увеличения трудозатрат на риск-менеджмент, а изменения содержания самой этой работы.
    Для того чтобы предприниматели, действующие в сфере электро­энергетики, смогли выработать адекватную линию поведения на страховом рынке в новых условиях, следует проанализировать особенности и противоречия, которые характеризуют положение на рынке страхования энергорисков.
    Сложившаяся ситуация чревата нарастанием противоречий между потребителями и поставщиками страховых услуг. Причиной этого со стороны энергопредприятий является заметное изменение рисковой ситуации вследствие увеличения износа оборудования и снижения квалификации персонала. Недостатки существующей организационной структуры отрасли приводят к отсутствию у энергопредприятий достаточных стимулов для инвестирования средств в обновление основного капитала и повышение профессионализма и ответственности сотрудников. Итогом становится не только ухудшение «рискового порт­рета» предприятий электроэнергетики (рост чистых рисков), но и малая вероятность исправления ситуации, что не может не оказывать существенного влияния на рыночное поведение этих предприятий в сфере страхования.
    Сохраняющаяся неопределенность перспектив роста спроса на электроэнергию, недостатки планирования на государственном уровне и на уровне предприятий отрасли, организационная неэффективность отношений между генерирующими предприятиями и сбытовыми компаниями, следствием которых стало наложение неоправданных финансовых ограничений на деятельность генерирующих структур, ведут к недостаточной платежеспособности наиболее технологичных предприятий отрасли. В частности, их платежеспособность как потенциальных потребителей страховых услуг сокращается.
    В результате у многих предприятий электроэнергетики наблюдается противоречивое рыночное поведение в сфере страхового риск-менеджмента: они объективно заинтересованы в максимальном расширении состава страхового покрытия при одновременном снижении его стоимости. Следствием этого становится отчетливо выраженное стремление предпринимателей превратить страхование в сфере электроэнергетики в альтернативу техническому обслуживанию и даже инвестированию.
    Все чаще приходится сталкиваться с ситуацией, при которой запрашиваемое энергопредприятиями страховое покрытие существенно расширено по сравнению со стандартным покрытием «от всех рисков»: предприниматели стремятся включить в его состав риски коррозии, окисления, естественного износа, усталости металла и подобные, которые при традиционном подходе являются исключениями из страхового покрытия.
    В нынешних условиях отечественные страховщики нередко идут навстречу этим требованиям. Причем готовы предоставить расширенное страховое покрытие сложным электроэнергетическим объектам чуть ли не на условиях страхования офисных центров: возникающие на рынке предложения по страхованию имущества и оборудования электростанций по цене, например, 0,025% при франшизах (бывает, что и условных), едва достигающих нескольких десятков тысяч рублей, нельзя считать адекватными. Причина такой гибкости страховщиков вполне объективна: резкое сокращение доходной базы российского страхового бизнеса вследствие кризиса, поразившего отечественную и мировую экономику.
    Однако предприниматели, являющиеся потребителями услуг столь лояльных страховщиков, должны понимать, как в реальности будет работать такая страховая защита. И дело здесь не в недоверии к страховщикам, а в острой необходимости профессионализации потребления их услуг в непростых современных условиях.
    Профессиональный подход к страхованию требует ставить на первое место вопрос своевременного и полного получения страхового возмещения. Однако львиную долю ответственности при формировании страховой защиты российских объектов электроэнергетики обычно несут на себе зарубежные перестраховщики. Реальная емкость российского страхового рынка невелика: с точки зрения управляемости убытками она, по оценкам наиболее авторитетных практиков отечественного перестрахования, не превышает 200 млн руб. по одному договору и в перспективе явно расти не будет.
    При таком положении отношение зарубежных перестраховщиков к указанным выше тенденциям, которые описывают поведение отечественных энергопредприятий на страховом рынке, является определяющим. На сегодняшний день оно характеризуется ростом тревоги и опасений в отношении их возможного участия в поддержании этих процессов.
    Крупнейший международный перестраховщик энергетических рисков — Мюнхенское перестраховочное общество — существенно ужесточил, после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, условия своего участия в перестраховании отечественных энергопредприятий. Другие крупные перестраховщики тоже начинают сомневаться в целесообразности такой деятельности. Состав, цена страхового покрытия, бедное информационное обеспечение договоров (нередко при отсутствии предварительного сюрвея) и другие условия страхования все чаще не устраивают лидеров международного рынка перестраховочных услуг. А выстроить сколько-нибудь надежную защиту от рисков без них не удастся: международный рынок перестрахования традиционно прислушивается к мнению лидеров.
    В настоящее время возможность переложить будущие убытки от нестандартных рисков на международное перестраховочное сообщество, на которую рассчитывали хитроумные российские страховщики, быстро сокращается. Это должны учитывать и энергопредприятия — потребители страховых услуг.
    Следует иметь в виду, что по мере сокращения масштабов и/или изменения форм участия надежных зарубежных перестраховщиков в защите объектов российской электроэнергетики объективно будет нарастать угроза оппортунизма в рыночном поведении отечественных поставщиков страховых услуг — прежде всего при урегулировании возможных убытков. Это ставит предел развитию тех тенденций при страховании энергопредприятий, которые были отмечены выше. Из-за увеличения числа ограничений, накладываемых сегодня на отечественных страховщиков зарубежными перестраховщиками, долго использовать страхование в качестве замены техническому обслуживанию и инвестированию не удастся.
    Кроме того, после введения в действие закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных объектов возможны существенные изменения в рыночном поведении и самих российских страховщиков. Когда появится новый источник поступлений для страхового бизнеса, вполне реальным может стать превращение рынка страхования имущества и технических рисков энергопредприятий из рынка покупателя в рынок продавца. Преодолев критическую зависимость от доходов, получаемых сегодня вследствие добровольного страхования энергопредприятий, поставщики страховых услуг будут стремиться диктовать свои условия, что может привести к сужению состава страховой защиты при одновременном росте ее цены.
    Вполне вероятно, что все описанное вызовет обострение противоречий в сфере страхового риск-менеджмента энергопредприятий, и поиск эффективных путей решения ожидаемых проблем необходимо начинать уже сегодня. Представляется, что в основу этой работы должны быть положены принципы дальнейшей профессионализации риск-менеджмента, а именно стремление и умение обеспечивать баланс между интересами энергопредприятия и поставщика страховых услуг.
    В прежних условиях — в условиях «рынка покупателя» — реализация индивидуального подхода нередко сводилась к умению «продавить» страховщика на принятие условий страхования, выгодных главным образом потребителю. Здесь риск-менеджер должен был получить односторонние преимущества. По большому счету такая работа требовала от риск-менеджера не столько глубоких знаний в области управления рисками и страхования, сколько определенного напора и, конечно, упрощенно понимаемой лояльности — часто в ущерб профессионализму.
    Сейчас ситуация коренным образом меняется: если в страховой сделке не будут учтены интересы поставщика страховых услуг, последний либо откажется от заключения договора, либо будет проявлять неприкрытый оппортунизм в процессе его исполнения. При разработке программ страховой защиты придется также в большей степени учитывать интересы перестраховщиков, в том числе зарубежных. И это в условиях, когда сложная рисковая и финансовая ситуация на энергопредприятиях, скорее всего, будет сохраняться.
    В ближайшем будущем умение найти компромисс, определить оптимальный баланс интересов основных участников системы страхования и перестрахования потребует от риск-менеджеров особой квалификации. Одного умения «трясти» здесь будет явно недостаточно — надо будет еще и думать. К сожалению, практика риск-менеджмента и страхования показывает, что это удается далеко не всем.
    Только на основе сочетания интересов энергопредприятий и поставщиков страховых услуг можно будет обеспечить устойчивое развитие системы страхового риск-менеджмента электростанций. Для того чтобы подготовиться к решению этой задачи, собственникам и менеджерам энергопредприятий необходимо как минимум провести аудит существующих процедур управления рисками и страхования и на этой основе наметить пути их совершенствования.