«Второе МЧС в энергетике бюджет страны может не потянуть, а тарифы тоже не резиновые»

 

Автор

Бахчиванжи Виктор, Руководитель дирекции «Москва» филиал «Инженерного центра ЕЭС» — «ИЦ — Сети»

 

    Интервью с руководителем дирекции «Москва» филиала «Инженерного центра ЕЭС» — «ИЦ — Сети» Виктором Бахчиванжи
    ЭР: Виктор Иванович, более 25 лет вы занимаетесь электросетевым строительством. Стояли у истоков реформирования отечественного сетевого комплекса, в РАО «ЕЭС России» были заместителем директора бизнес-единицы «Сервис» — начальником департамента реформирования энергоремонтов. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние российского сетевого хозяйства?
    В. Б.: Однозначно с преобразованиями в энергетической отрасли состояние сетевого хозяйства России не улучшилось. По сути, вся реформа энергетики свелась к реформированию в генерации.
    К сожалению, еще с времен Советского Союза так повелось, что все амортизационные отчисления, аккумулированные в Министерстве энергетики, были обезличены. Затем, как правило, их использовали для ремонта объектов генерации и теплофикации. Что касается оборудования линий электропередачи и подстанций, то средства на их ремонт и восстановление выделялись по остаточному принципу. Итогом стал колоссальный износ электрических сетей. В постреформенный период, к сожалению, положение лишь усугубилось, и сейчас износ составляет не менее 70% по всему сектору, а может быть, и больше.
    По долгу службы часто приходится сталкиваться с последствиями такого хозяйствования. Например, в данный момент мы занимаемся реконструкцией ПС «Каскадная» 500 кВ. Сейчас перед нами стоит задача врезать ее в высоковольтную линию (ВЛ) 500 кВ ПС «Чагино» — ПС «Ногинск», которая появилась еще в 1956 году. Уже на первом этапе возникли проблемы, связанные с тем, что на эту ЛЭП нет паспорта, невозможно установить тип опор, нельзя определить, из какого металла сделана опора. Как следствие, приходится тратить дополнительные средства на независимую экспертизу, проводить инструментальный осмотр линии и т. д., чтобы принять решения на уровне проектных организаций о возможности дальнейшего использования опор данного типа.
    Справедливости ради нужно отметить, что состояние магистральных сетей значительно лучше, чем распределительных. К ним отношение всегда было серьезнее — более высокий класс напряжения требует соответствующего внимания. С сетями же низкого класса напряжения проблемы были всегда — и в советское время, и тем более сейчас.

    ЭР: Декабрьский ледяной дождь «выбил» не один километр линий электропередачи. С чем это связано? В наших ЛЭП не предусмотрен запас прочности или они настолько ветхие, что не выдерживают таких условий?
    Б. В.: В Средней полосе России ледяные дожди — достаточно редкое явление, поэтому в этой местности при строительстве линий электропередачи и подстанций практически не предусматриваются антигололедные мероприятия. Однако при проектировании ВЛ, при расчете силы тяжения провода предусматривается необходимый запас прочности, который должен выдержать возможную гололедную нагрузку. По идее, ВЛ должны были устоять во время ледяного дождя в декабре. Осложнило ситуацию падение на провода более 100 тыс. деревьев, которые выросли в охранной зоне ЛЭП. В течение длительного времени организации, эксплуатирующие эти ЛЭП, боролись с лесниками и не могли получить разрешение на расчистку линий от молодой поросли, которая уже сформировалась в достаточно серьезные деревья.
    Аналогичные дожди прошли в этом году в Китае, но там это не привело к таким катастрофическим последствиям. Конечно, в первую очередь по причине того, что электросетевое хозяйство Китая значительно моложе, чем в России. Китайская энергетика интенсивно развивается в последние 20—30 лет, тогда как российское сетевое хозяйство в большинстве своем остается на уровне 1950-х годов ХХ века. Мне могут возразить, что мы в России тоже закладываем в реконструкцию электросетевого комплекса значительные деньги. Я знаю, что ОАО «ФСК ЕЭС» несколько лет назад проводило инвентаризацию электросетевых объектов. Однако насколько итоги этой акции соответствовали реальному техническому состоянию линий электропередачи и подстанций, непонятно. По крайней мере, отключения, которые имели место и летом, в пожароопасный период, и зимой, в декабре, позволяют утверждать, что вопросов к техническому состоянию электросетевого хозяйства России достаточно.

    ЭР: Подводя итог, назовите, пожалуйста, основные причины сбоев в энергоснабжении в декабре прошлого года.
    Б. В.: В нарушении энергоснабжения в Московском регионе нынешней зимой виноват не аномальный ледяной дождь. Это результат системных недоработок, из-за которых мы потеряли ремонтный персонал. В 2006 году я делал доклад на правлении РАО «ЕЭС России» и предлагал не распылять ремонтную составляющую энергетики, а создать в каждом федеральном округе свою сервисную компанию с государственным контрольным пакетом акций в уставном капитале. Передать ей все ремонтные компании, которые могли бы находиться в этом регионе, и постепенно в течение 5—10 лет привлекать в этот сектор частные инвестиции, сохраняя при этом основной пакет государства. Получив таким способом устоявшуюся на рынке ремонтно-сервисную компанию, впоследствии можно было продать государственный пакет акций, причем за хорошие деньги.
    Большая ошибка РАО «ЕЭС России» состояла в том, что сервисы, под которыми подразумевались ремонты, строительство и т. д., были признаны непрофильным видом бизнеса. В процессе реформирования ремонтные и строительные подразделения электросетевых организаций были выведены из состава предприятий вместе со специалистами и техникой, а затем переданы в некие сервисные структуры, которые должны обеспечивать своевременный ремонт сетей, их профилактику на договорных условиях. После завершения реструктуризации энергосетевых ремонтов эти предприятия были выставлены на реализацию и проданы практически бесплатно. Впоследствии часть этих структур была переориентирована, другая продана и обанкрочена. Тысячи специалистов ушли из электросетевого ремонта. Сегодня какое-то незначительное количество сервисных организаций сохранилось, но они влачат жалкое существование, учитывая остаточный метод финансирования ремонтов и диктатуру ценообразования заказчика. Таким образом, возможность развития этой составляющей сетевого хозяйства находится под большим сомнением. Чтобы как-то закрыть создавшуюся брешь, например, во время летних и зимних форсмажорных обстоятельств руководство ОАО «ФСК ЕЭС» и «Холдинга МРСК» обратилось к подрядчикам, которые работали на строительстве и реконструкции их объектов, за помощью и получили ее. Но это не системное решение вопроса.
    Вторая причина, по которой мы были обречены на сплошные отключения в 2010 году, состоит в том, что в результате реформы большая часть распределительных сетей России была отнесена к зоне ответственности «Холдинга МРСК». Кроме того, некоторая часть этих линий (особенно напряжением 10 кВт) была отдана частным компаниям. Некоторые сети были построены потребителями самостоятельно и за свой счет, например садоводами, и им же принадлежат. Все три категории этих линий электропередачи объединяет одно: они практически не обслуживаются и не ремонтируются, а работают до очередной аварии. Линии, построенные, например, за счет средств садоводческого товарищества, не принимаются на баланс сетевыми предприятиями, и на этом основании потребителям отказывают в их обслуживании со ссылкой на отсутствие соответствующих служб в компании. Понятно, что обязанность по обслуживанию сетей лежит на их владельце, но в данном случае у тех же садоводческих хозяйств нет необходимой техники, специалистов для обслуживания оборудования подстанций и линий электропередачи. Такие прецеденты бывали и в советское время, когда организация строила электросетевые объекты для собственных нужд, а потом передавала их на обслуживание или баланс электроснабжающей организации, и в дальнейшем вопрос надежности электроснабжения ложился на ее плечи.
    Третья причина снижения надежности электроснабжения в стране — это резкое падение квалификации специалистов и старение кадров. Сегодня приток молодых образованных кадров крайне ограничен, отсутствует плановая подготовка специалистов рабочих профессий в электросетевом строительстве, потеряло свою актуальность наставничество. Раньше приток специалистов рабочих специальностей в ремонтные структуры электросетевых предприятий происходил на 80% за счет рабочих мехколонн и монтажных управлений, которые осуществляли строительные, монтажные и наладочные работы на сетевых объектах. В настоящее время жизненно необходимо, чтобы новое руководство ОАО «ФСК ЕЭС» приняло ряд мер по возвращению ремонтного персонала в состав сетевых предприятий. Так, буквально недавно было упразднено ОАО «Главсетьсервис ЕНЭС». Возвратились, получив предложения, специалисты-линейщики из других сетевых сервисных компаний. По моему мнению, ремонтный потенциал сетевых предприятий ФСК достаточно скоро обретет былую силу и квалификацию. Кроме того, ОАО «ФСК ЕЭС» сегодня проводит мероприятия по использованию опыта и знаний своих работников, достигших пенсионного возраста. К сожалению, у меня отсутствует информация о проводимых аналогичных мероприятиях на предприятиях «Холдинга МРСК».

    ЭР: Как вы считаете, что мешает полному обеспечению строительства и реконструкции отечественного сетевого хозяйства?
    В. Б.: Мое мнение однозначное. С одной стороны, препятствует недостаток финансирования, с другой — нарушение сроков строительства из-за нехватки квалифицированных подрядных организаций. Например, при нормативе в 1,5—2 года объект, как правило, возводят 3—4 года. Все это является результатом того безвременья, с которым мы все столкнулись после развала СССР. Если мне не изменяет память, на протяжении последующих четырех лет мы должны осваивать около 300 млрд руб. в год на реконструкцию, модернизацию и строительство объектов различного класса напряжения. Наравне с этим необходимо понимать, насколько эффективно будут использоваться выделенные средства, какова себестоимость сооружения электросетевых объектов. Правильным решением явилось требование ОАО «ФСК ЕЭС» перейти на расчет с подрядчиками за выполненные работы в ФЭРах и ТЭРах, а не твердых ценах. Сразу встала проблема у подрядчиков, как выбрать деньги, которые выделены на финансирование строительства. Раньше средств, как правило, не хватало.
    К сожалению, в период реформирования энергетики строительная отрасль больше всех попала под удар. В 1990-е годы в связи с инфляцией и неплатежами энергостроители потеряли свои оборотные средства. В это время не обучали персонал, не обновляли оборудование и т. д.
    Также одной из важных причин является коррупция — приходят фирмы однодневки, получающие крупные заказы. Как следствие, возникают долгострои. В конечном счете все это усугубляет состояние электросетевого комплекса.

    ЭР: После январских отключений наконец-то вышел Приказ № 485 от 14.12.2010 года, который отменил Приказ № 543. Согласно новому документу ширина просеки должна определяться в соответствии с нормами ПУЭ. Как вы к этому относитесь?
    Б. В.: Да, действительно, в 2009 году вышел Приказ Минсельхоза № 543 «Об утверждении особенностей использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных в природоохранных зонах, выполняющих функции защиты природных и иных объектов». В нем указано, что ширина просеки под линиями электропередачи различного класса напряжения должна быть не более 25 метров. Это не стыковалось с Правилами устройства электроустановок, которые предписывают, что расстояние от крайнего провода до ближайшего дерева должно быть не менее полутора высот этого дерева. Иными словами, ПУЭ создает запас по высоте дерева, растущего в непосредственной близости к ВЛ, и если эксплуатационная служба не успевала вовремя свалить растущие деревья, то данное требование давало некий временной лаг и гарантию того, что дерево не упадет в случае пожара, урагана и иных стихийных бедствий на провода действующей ВЛ в краткосрочной перспективе. В свое время при утверждении этого приказа Минюст не согласовал его с другими ведомствами, в частности с Мин­энерго. Как следствие, мы получили юридическую коллизию.
    Фактически урон техническому состоянию сетей, как я уже говорил, нанес не сам дождь как таковой, а растущие рядом с ЛЭП деревья. Следить за состоянием линий электропередачи должна эксплуатирующая организация, но сетевой компании принадлежит только та земля, на которой стоят опоры, вся остальная территория относится к муниципалитетам, лесхозам и т. п. Рубить поросль в необходимых объемах под ЛЭП энергетикам запрещало законодательство — вплоть до прокуратуры. В своей трудовой деятельности мне приходилось сталкиваться с подобными ситуациями. Например, в 2007 году в окрестностях города Красногорска Московской области было принято решение о размещении пиковой газотурбинной станции мощностью 20 МВт. На этапе реализации проекта было очень трудно договориться с лесниками относительно вырубки деревьев на территории подстанции, которые в свое время не были выруб­лены только потому, что не мешали габаритам действующих электроустановок на территории подстанции, хотя их просто не должно было там быть. Наша организация тоже оказалась заложником ситуации. Сейчас филиал «Инженерного центра ЕЭС» — «ИЦ — Сети» ведет строительство высоковольтной линии 220 кВ Ивановской ГРЭС до города Иваново с расширением подстанции 220 кВ «Иваново». Ширина просеки, которую нам разрешили сделать на основании Приказа № 543, составляла 18 метров. Но вырубленная нами просека никоим образом не соответствует требованиям ПУЭ. Поэтому сегодня нам необходимо снова готовить документацию, получать разрешение, чтобы пройти трассу ВЛ еще раз и вырубить просеку необходимой ширины.

    ЭР: Министр энергетики РФ Сергей Шматко в своем докладе отметил необходимость создания специальных транспортных центров, готовых к устранению подобных энергетических аварий. Что вы думаете по этому поводу?
    Б. В.: В целом я согласен с министром, но все-таки считаю такое решение недоработанным, сырым. В докладе прозвучало, что в Центральной России необходимо создать такие транспортные центры, технику которых можно было бы использовать для предупреждения и устранения аварий. Исходя из этого, возникает много вопросов, и пока я не вижу ответов. Непонятно, кто будет управлять этим центром, у кого эта техника будет на балансе. Для поддержания техники следует проводить техническое обслуживание, регламентные профилактические работы, а для этого нужно иметь соответствующие условия, и все это стоит денег. По-моему, набор необходимой техники должен быть у эксплуатационных сетевых предприятий, даже если она не используется на постоянной основе. Я думаю, что эта потребность должна закрываться от требуемой во времена форсмажора процентов на 60—70, а остальное в случае необходимости закрывать за счет подрядчиков, но на возмездной основе. Просто второе МЧС в энергетике бюджет страны может не потянуть, а тарифы тоже не резиновые.