Розничные перспективы

Рубрика:

Рынок

    Опрос представителей энергосбытовых организаций
    1. В чем недостатки существующей модели розничного рынка электроэнергии?
    2. На ваш взгляд, какие изменения необходимо внести в работу розницы, чтобы повысить ее эффективность?
    3. Одна из задач целевой модели розничного рынка состоит во внедрении принципов свободной конкуренции. Как вы оцениваете сегодняшний уровень конкуренции на РРЭ?
    4. Ключевая проблема розницы — уровень платежной дисциплины. По вашему мнению, каковы наиболее действенные методы борьбы с дебиторской задолженностью?
    5. Какими вам видятся дальнейшие перспективы розничного рынка электроэнергии?
    Сергей Емельченков исполнительный вице-президент ЗАО «КЭС» — руководитель дивизиона «Ритейл»
    1. Розничный рынок серьезно отстает в развитии от оптового. Если реформа оптового сегмента практически завершена, то розница все еще функционирует по правилам так называемой «переходной модели». В такой ситуации было бы авантюрно запускать целевую модель уже в 2011 г. — сначала мы должны подготовить основу для ее стабильного функционирования, так сказать, адаптировать ее к либерализованной рыночной среде.
    На первом этапе необходимо четко понять и закрепить базовые принципы работы в новых условиях: как мы будем транслировать стоимость электроэнергии и мощности с оптового на розничный рынок; как станем взаимодействовать с населением после ввода социальной нормы; как в отрасли проводить конкурсы на статус гарантирующего поставщика; что делать с гарантирующими поставщиками второго уровня — вот актуальные вопросы сегодняшнего дня. Однако независимо от вариантов их решения долгосрочная тенденция, а именно усиление конкуренции и борьбы за потребителя, однозначно сохранится.
    Непосредственная работа над целевой моделью розничного рынка — задача следующего этапа, ведь существует несколько магистральных путей развития, какой из них будет избран — предмет дискуссий уже 2011 г.
    2. Энергетические компании по своей природе консервативны. Раньше сбытовые организации входили в структуру вертикально интегрированных АО-энерго и занимались, по сути, лишь сбором средств. Целенаправленно работу с клиентами никто не вел: монополисту это не нужно.
    С началом реформы ситуация коренным образом изменилась. На рынке появились независимые энергосбытовые компании, крупные холдинги начали создавать свои сбытовые подразделения, сами потребители стали гораздо грамотнее: внимательно отслеживают платежи, ищут способы сэкономить.
    Более инертные гарантирующие поставщики первого уровня (созданные в результате разделения АО-энерго) в большинстве своем не успели оперативно отреагировать на новые условия и неизбежно теряют клиентов. Потребители либо перебираются к конкурентам, либо сами выходят на оптовый рынок, если позволяют объемы. Есть все шансы, что при продвижении к целевой модели розничного рынка этот процесс будет только ускоряться.
    3. Ситуация с дебиторской задолженностью по электроэнергии не вызывает сейчас таких опасений как, скажем, проблема сбора платежей за теплоснабжение. У нас больше инструментов влияния на потребителя, на порядок выше уровень учета, проще вводить ограничения в отношении злостных неплательщиков. Тем не менее стoит отметить, что стабильно проблемными группами потребителей являются предприятия ЖКХ и население, в особенности если средства физических лиц собирают управляющие организации.
    В нашей компании мы работаем в тесном контакте с блоком управления теплосбытовым бизнесом, специалисты которого недавно обратились к практике привлечения коллекторских агентств. Если этот опыт даст положительные результаты, мы также подключимся к сотрудничеству с таким агентством, но только там, где это действительно необходимо.
    Евгений Орешкин заместитель директора департамента развития бизнеса и нормативного регулирования ООО «РУСЭНЕРГОСБЫТ»
    1. В первую очередь следует отметить недостаточный уровень конкуренции на розничном рынке. Не секрет, что в настоящее время конкуренция идет в основном за крупных промышленных потребителей с существенными объемами расхода электроэнергии. При этом средние и мелкие клиенты, в том числе население, приобретают электро­энергию только у гарантирующих поставщиков.
    Отсутствие механизма смены гарантирующего поставщика является еще одним недостатком действующей модели розничного рынка.
    Помимо этого необходимо обратить внимание и на нерешенность проблемы неплатежей. Для целого ряда потребителей введение режима ограничения невозможно. Это социально значимые объекты бюджетной сферы, предприятия с опасными производствами и т. п.
    Повышение уровня конкуренции в розничном сегменте требует значительного упрощения доступа на оптовый рынок, что может быть реализовано посредством модели «единой ГТП», которая в последнее время широко обсуждалась.
    Вопрос энергоснабжения «неотключаемых» абонентов должен быть решен путем предоставления гарантий, например, со стороны бюджетов различных уровней.
    2. В 2011 г. с формальной точки зрения заканчивается переходный период реформирования электро­энергетики. Однако каких-либо кардинальных изменений в функционировании розничного рынка в предстоящем году, на мой взгляд, не произойдет.
    Скорее всего, еще ближайшие года два сохранится действующая модель розницы. Через несколько лет, возможно, будет запущен механизм «единой ГТП», что приведет к повышению уровня конкуренции.
    Александр Школьников заместитель генерального директора ОАО «Смоленскэнергосбыт» по экономике и стратегическому планированию
    1. В последнее время розничный рынок электроэнергии упрекают в отсутствии конкуренции. По моему мнению, его ключевой недостаток — отсутствие достаточной свободы контрактов. В чем это выражается?
    Представьте, что свобода заключения контрактов на РРЭ соответствовала бы среднему уровню в других отраслях экономики. Это значит, что основной игрок — гарантирующий поставщик — получил бы возможность предлагать любые тарифные меню, любую сбытовую надбавку, дифференцируя ее между группами потребителей. Кроме того, договор с каждым из крупных клиентов мог бы предусматривать оптимальное соотношение почасовых цен на рынке, режимы хеджирования, условия энергосервиса и обслуживания АСКУЭ.
    У такой системы было бы только три ограничителя:
  • способность сторон торговаться и приходить к компромиссу в части конечной цены и уровня сбытовой надбавки (то же, что наблюдается и на других рынках сырья, материалов и комплектующих — зачастую не менее монополизированных, чем существующий розничный рынок электроэнергии);
  • установленный антимонопольной службой предел завышения розничной сбытовой надбавки (так же, как и на других рынках, например, рынках лекарств или продуктового ритейла, но речь шла бы о 30, 50, 70%, а не о теперешнем скрупулезном постатейном контроле региональных регуляторов при 2—4-процентном уровне надбавки);
  • наконец, конкуренция со стороны независимых сбытовых компаний и между гарантирующими поставщиками в одном регионе.
    2. Повторю, что я не ставлю конкуренцию во главу угла. Конкуренция, то есть наличие альтернативных поставщиков с лучшими условиями — эффективна только тогда, когда это результат свободы контрактов и разумного регулирования деятельности субъектов. В противном случае, если работа гарантирующего поставщика зарегулирована, — конкуренция вырождается, превращаясь в «выдергивание» наиболее выгодных потребителей при фактическом предоставлении права независимым сбытовым компаниям пользоваться искусственно организованными преференциями. Негативное влияние оказывает и отсутствие дифференциации сбытовой надбавки между населением и иными потребителями.
    Когда определяют уровень конкуренции, обычно сравнивают рыночные доли действующих на рынке игроков. Это не совсем корректный, на мой взгляд, подход.
    Во-первых, конкуренция двух крупных игроков может быть более ожесточенной (и более ценной для потребителя с точки зрения скидок и повышения качества услуг!), чем конкуренция множества мелких компаний.
    Во-вторых, уровень конкуренции нужно оценивать по тем движениям, что происходят на рынке. Сейчас гарантирующие поставщики, находясь в жесткой финансовой ситуации из-за ограниченности размера сбытовой надбавки и роста неплатежей потребителей, все же изыскивают силы и средства, чтобы открывать ежегодно десятки центров обслуживания клиентов, новые офисы, развивать дополнительные виды сервиса (например, продажу и установку приборов учета и АСКУЭ), активно внедряют энергосервисные контракты и энергосберегающие технологии — последнее пока на стадии пилотных проектов, но это только начало. Для сравнения: много ли нам известно случаев на смежном рынке ЖКХ (где существует масса мелких игроков), когда бы управляющие компании открыли ЦОК или заявили о своем намерении работать в сфере энергосервиса?
    3. Уровень платежной дисциплины в электроэнергетике низок по сравнению с другими отраслями. Опять же вернемся к конкуренции и свободе контрактов. На любом другом рынке нормой является предоплата или перечисление средств в момент отгрузки товара. И только конкуренция заставляет поставщиков товаров и услуг идти на добровольную пролонгацию сроков оплаты, предоставление покупателю рассрочек.
    Гарантирующий поставщик должен иметь право требовать предоплату или еженедельную плату за поставляемый товар, но вместе с тем, под давлением конкуренции и исходя из желания удержать потребителя, может идти на индивидуальные рассрочки платежей, основываясь на принципе свободы контрактов.
    Сейчас же гарантирующие поставщики де-факто работают как организации, раздающие бесплатные или очень дешевые кредиты. Потребителю выгоднее поддерживать уровень задолженности перед ГП, чем кредитоваться в банке.
    4. Я критически отношусь к конкуренции как панацее от всех проблем. Но, полагаю, ситуация на розничном рынке в ближайшие годы начнет улучшаться вне зависимости от того, вступит в действие целевая модель или нет. Прогресс будет обусловлен следующими факторами:
  • необходимостью совершенствования условий обслуживания клиентов — центры обслуживания и современные офисы станут неофициальным стандартом, их количество уже сейчас быстро растет;
  • приходом гарантирующих поставщиков в сферу ЖКХ (в том числе в качестве управляющих компаний), в тепловой бизнес, в сегмент сбора платежей и т. п.;
  • развитием дополнительных видов бизнеса, ведущим из которых может быть энергосервис;
  • освоением ГП методологии маркетинга, а модернизация баз данных и программного обеспечения откроет новые возможности взаимовыгодной работы с клиентом.
    Анатолий Яшанин генеральный директор ОАО «Калужская сбытовая компания»
    1. Главные недостатки связаны с отсутствием ряда необходимых нормативно-правовых актов, а также эффективных механизмов воздействия на некоторые категории потребителей, прежде всего на предприятия жилищно-коммунального хозяйства. Неурегулированность взаимоотношений с ними негативно сказывается на ситуации в рознице и способствует формированию у энергосбытовых компаний кассовых разрывов.
    2. Сравнивая сложившуюся сегодня ситуацию с той, что была до момента утверждения в 2006 г. Правил функционирования розничных рынков электрической энергии, следует отметить появление у потребителей возможности выбора поставщика электроэнергии. Это по-настоящему принципиальное изменение.
    Однако не секрет, что основной интерес для независимых сбытовых компаний по-прежнему представляют крупные предприятия. Между тем борьба за потребителей — физических лиц, в том числе посредством механизма договоров с исполнителями коммунальных услуг, или в сегменте организаций с небольшим объемом энергопотребления чаще всего носит имиджевый характер и, как показывает практика, во многих случаях чревата дополнительными проблемами для самих потребителей.
    Наибольшими возможностями стабильной и эффективной работы с любой категорией клиентов пока обладают главным образом гарантирующие поставщики. Впрочем, риски как потребителей, так и энергосбытов, связанные с выбором и конкуренцией, — это обратная сторона тех выгод и преимуществ, которые они получили от реформы.
    3. Нашей компании удается обеспечивать достаточно высокую степень собираемости платежей и в нынешних условиях либерализации розничного рынка, и в предыдущие периоды, что, конечно, не означает отсутствия должников. Весьма важным фактором, повлиявшим на собираемость средств, стало утверждение на правительственном уровне четких сроков оплаты энергопотребления. Это позволяет добросовестным клиентам планировать свои расходы на энергоресурсы, а энергосбытовым компаниям в работе с недобросовестными плательщиками дает весомые аргументы для диалога.
    Самой проблемной категорией остаются предприятия ЖКХ. Пока единственной мерой воздействия на должников является угроза ввода режима ограничения. Но, как известно, полностью ограничить электроснабжение можно далеко не всегда. По­этому необходима разработка новых эффективных механизмов влияния на данную категорию потребителей.
    4. Делать прогнозы о развитии розницы сейчас достаточно проблематично, так как уже в ближайшем будущем предстоит переход к целевой модели рынка. Кроме того, значительные изменения в розничном секторе вероятны в связи с ожидаемым принятием новых Правил предоставления коммунальных услуг и утверждением нормативно-правовых актов по энергосбережению.
    Последнее обстоятельство, пожалуй, должно сформировать сравнительно новую тенденцию по предоставлению энергосбытовыми организациями дополнительных видов услуг в сфере энергосбережения и, соответственно, по обеспечению их экономической эффективности для всех участников рынка. Оно также призвано обострить осознание энергокомпаниями необходимости перевода своей деятельности из плоскости только поставки электрической энергии и решения вопросов ее оплаты к более разностороннему взаимодействию с клиентами и активному предложению современных видов услуг.