Конкуренция на розничных рынках электроэнергии: вчера, сегодня, завтра

 

Автор

Просянкин Денис, Эксперт Группы независимых экспертов

 

    Понятия «рынок» и «конкуренция» очень близки и взаимосвязаны, однако если первое из них уже стало реальностью в электроэнергетике, то второе, к сожалению, по-прежнему остается лишь термином, особенно применительно к рознице.
    Цель настоящей статьи — показать историю развития конкурентных отношений на розничных рынках электроэнергии (с момента запуска РРЭ) и механизмы, благодаря которым конкуренция будет возможна.
    История вопроса
    Прежде чем рассматривать текущую ситуацию с конкуренцией, предлагаю вернуться к событиям трехгодичной давности. И хотя автор неоднократно анализировал тему конкуренции на розничных рынках электроэнергии1, начать сегодняшний разговор хотелось бы с выводов, сделанных непосредственно в тот период2:
    маркетинговые приемы конкурентной борьбы за потребителя, как правило, неэффективны;
    рыночная конкуренция возможна только в отношении крупных и частично средних потребителей;
    конкуренция в секторе «мелкомоторных» потребителей и населения практически исключена.
    Наиболее актуальным тогда был вопрос, затрагивающий особый вид конкуренции — за статус ГП (или точнее, за лояльность власти). Напомню, что на тот момент конкурсы на получение статуса гарантирующего поставщика воспринимались как инструмент рейдерского захвата бизнеса с использованием административного ресурса региональных властей.
     Чем же с точки зрения развития конкуренции запомнились прошедшие три года?
    1. Безусловно, переносом сроков конкурсов на статус ГП, что позволило гарантирующим поставщикам «передохнуть» и сконцентрироваться на текущей деятельности в надежде на то, что подобные «смотры» канут в небытие.
    2. Борьбой ОАО «Мосэнергосбыт» и ООО «Рус­энергосбыт» за право обслуживания населения в некоторых районах Москвы. Пожалуй, это самый показательный пример конкуренции. Возможно, не на столичной площадке данный эксперимент оказался бы удачным, но, по сути, он вылился в обычное противостояние административных ресурсов. К сожалению, весь рынок у нас строится на админресурсе, по-другому пока не умеем.
    3. Весьма неординарным событием — финансовым кризисом. Все ожидали, что с образованием цепочки неплатежей гарантирующие поставщики «лягут», потянув за собой сети и оптовую генерацию. Это было очень серьезное испытание, однако с ним не справились лишь единицы. Передела рынка в связи с неплатежами не произошло. Модель гарантирующего поставщика переходного периода доказала свою состоятельность.
    Сегодня
    Какова же картина настоящего? Как ни странно, она практически не изменилась:
    маркетинговые приемы конкурентной борьбы за потребителя по-прежнему неэффективны;
    рыночная конкуренция возможна только в отношении крупных и частично средних потребителей;
    конкуренция в секторе мелких потребителей и населения исключена.
    Комментарии, как говорится, излишни... Но тем не менее есть и некоторые новшества.
    Первичный передел рынка и вывод клиентов на ОРЭ в основном завершен. Сейчас ситуация стабилизировалась и найден некий баланс, причем регионы придерживаются двух типичных сценариев:
    1) ГП первого и второго уровней (да и все остальные игроки тоже) спокойно работают на ранее занятых позициях. Все соблюдают негласный пакт о ненападении (похоже на банальный картельный сговор);
    2) ГП имеет большой вес на территории и практически монополизировал клиентскую базу (или готовится сделать это в ближайшее время).
    Клиентоориентированность при отсутствии конкуренции — зачем?
    Сегодня гарантирующие поставщики постоянно твердят о повышении качества обслуживания клиентов, и в первую очередь — населения. Возникает вопрос: а нужно ли это в действительности?
    Улучшать сервис невыгодно — это влечет за собой дополнительные затраты и не обеспечивает сопоставимого роста доходов. В принципе, нет стимула даже снижать издержки, так как прибыль реквизируется при тарифообразовании. А что при этом происходит с клиентом? У него нет иного выбора, кроме как оставаться у гарантирующего поставщика! Словом, куда он денется с подводной лодки...
    В связи с этим напрашивается вывод: клиентоориентированность для ГП в данный момент — скорее имиджевый ход, чем насущная необходимость. В некоторых случаях — лояльность власти. Тем более что реальные объемы мероприятий по совершенствованию сервиса и повышению лояльности невелики.
    Завтра
    Что же обещает нам завтра и каковы дальнейшие перспективы развития конкуренции? К сожалению, приходится констатировать, что в ближайшем будущем кардинальных сдвигов в этом направлении не предвидится.
    Оппоненты могут возразить, что существует целевая модель (в отличие от переходной, действующей в настоящее время), которая устанавливает конкурентные отношения на розничных (и не только) рынках электроэнергии. Да, в целевой модели конкуренция обозначена, но пока нет четкого понимания и согласия, какой она должна быть. Кроме того, есть множество заинтересованных лиц, которые могут повлиять на конечную структуру целевой модели.
    Следующий вопрос: когда же она появится? Однозначно, в срок, указанный ФЗ № 36 (к 1 января 2011 г.), целевая модель рынка введена не будет — не успеваем. В 2011 г. ожидаются выборы в Государственную Думу, в 2012 г. — Президента России. Соответственно, есть серьезные опасения, что освоение чего-то нового, потенциально способного вызвать дестабилизацию социальной обстановки, будет отложено как минимум на 2013 г. Наиболее вероятно, что внедрение целевой модели окажется растянуто во времени и разбито на несколько этапов.
    Направления конкуренции
    Теперь посмотрим, что все-таки можно и нужно сделать для того, чтобы конкуренция сложилась, и в каком направлении пойдет ее развитие (рис. 1).
    1. Цена. Наиболее близкий и понятный вектор конкуренции.
    2. Условия оплаты. Серьезный фактор, как показал недавний кризис. Потребители покидали оптовый рынок, потому что там требования по оплате были строже, чем на розничном.
    3. Отклонения от прогнозных значений. Не слишком известный путь, хотя здесь открывается хорошая возможность — делиться с потребителем частью средств, заработанных на этих отклонениях.
    4. Энергосервис. Значительный потенциал — достаточно сравнить объем экономии с суммой сбытовой надбавки. Здесь есть свои плюсы и минусы. Из минусов — более слабая компетенция ЭСК в вопросах энергосбережения, чем у специализированных энергосервисных компаний, и необходимость поиска длинных дешевых денег. Из плюсов — простота заключения контракта по сравнению с остальными участниками рынка.
    Необходимые составляющие конкуренции
    Что нужно для возникновения полноценной конкуренции? Условия, которые делают ее в принципе возможной, и инструменты, которые помогают добиться конкуренции самым оптимальным способом (рис. 2).
    Какие позиции можно считать главными?
    Возможность покупки ЭСК электрической энергии и мощности на ОРЭ в рамках единой по субъекту РФ группе точек поставки (ГТП).
    Пересмотр функций гарантирующего поставщика. На мой взгляд, у многих сложилось не совсем адекватное мнение, что такое ГП. Гарантирующий поставщик не есть предприятие, это функция! Основной целью создания института гарантирующего поставщика была необходимость «подхвата» потребителей, которые по каким-то причинам не готовы обслуживаться у конкурентных энергосбытовых компаний.
    Конкуренция на оптовом рынке между генераторами. На сегодняшний день цена формируется по заявкам генераторов в 100-процентном объеме, причем по правилам рынка она не зависит от приобретаемого объема. Соответственно, при отсутствии конкуренции на оптовом рынке возможности для маневра в рознице сильно ограничены (сбытовая надбавка 2—4%) — модель рынка действует только в связке.
    Какие инструменты могут быть использованы для развития конкуренции?
    Оператор инфраструктуры с ключевыми функциями сведения баланса по ГТП и регистрации договоров энергоснабжающей организации и потребителя. Сейчас обсуждается несколько вариантов его принадлежности — к гарантирующему поставщику, Системному оператору, РСК, но с точки зрения конкуренции целесообразно, чтобы оператором инфраструктуры был отдельный субъект.
    Механизм заключения долгосрочных договоров на оптовом и розничных рынках. Мировой опыт показывает, что до 80% всей энергии реализуется с помощью долгосрочных договоров. Подобная схема стимулирует проведение мероприятий по оптимизации процессов и процедур, а также ориентацию на клиента и повышение качества сервиса.
    Региональные (или среднеоптовые) биржи, то есть структура, осуществляющая продажу электроэнергии и мощности внутри региона по ценам, сформированным на основе регионального спроса.
    Система оценки и мониторинга конкуренции
    Еще один важный момент — наличие системы оценки и мониторинга конкурентной среды, некоего механизма, позволяющего определить степень конкуренции на рынке электроэнергии. К сожалению, сегодня такой методики не существует. Более того, никто и никогда не озвучивал параметры желаемой интенсивности или уровня конкуренции после тех или иных изменений.
    Очевидно, что без целевых показателей конкуренции мы никогда не сможем понять, где находимся — в точке назначения или на пути к ней.
    Кстати, о необходимости создания системы мониторинга конкурентной среды говорится и в «Программе развития конкуренции», подготовленной Министерством экономического развития РФ по поручению Председателя Правительства РФ от 19.08.2008 г. № ВП-П13-16пр.
    Считаю, что анализ конкуренции, а также ее качественные и количественные параметры (с временной привязкой) обязательно должны быть составной частью целевой модели рынка электроэнергии.
    Заключение
    Подводя итог сказанному, хочется отметить, что конкуренция является основой развития любой отрасли экономики, она — настоящий двигатель прогресса!
    Автор надеется, что через три года, в 2013 г., в аналогичном обзоре он уже сможет положительно оценить уровень конкуренции на розничных рынках электроэнергии, и ему не придется вновь рассказывать об условиях формирования реальной конкурентной среды.