Модернизация электроэнергетики: проблемы и перспективы

 

Автор

Тульчинская Яна, Управляющий директор ОАО «Инвестбанк “ОТКРЫТИЕ”»

 

    Модернизация — основополагающее направление развития сегодняшней России. Обновление экономики страны, ее инфраструктуры и институтов заявлено в качестве приоритетной государственной задачи, от решения которой зависит не только уровень и качество жизни людей, но и роль, и место нашей страны в XXI веке.
    Для электроэнергетики проблема модернизация, как известно, имеет особую актуальность. Именно угроза того, что отрасль окажется не в состоянии обеспечивать текущие энергопотребности промышленности и населения, а также покрыть будущий спрос на тепло и электроэнергию, и породила около десяти лет назад пресловутый «крест Чубайса», отражающий риск возникновения энергодефицита, вызванного выбытием устаревающих мощностей на фоне динамичного роста электропотребления.
    Тогда главной целью было сохранение имевшегося потенциала отраслевых производственных фондов. Принципиальное отличие текущей модернизационной повестки дня состоит в том, что надо строить энергетику, исходя из будущих потребностей экономики. Трудно представить, как эффективная и конкурентоспособная экономика может существовать при наличии устаревшей, неповоротливой и неэффективной энергетической базы. Стратегическая важность модернизации энергокомплекса обусловлена еще и влиянием этого процесса на развитие множества других отраслей и секторов — таких как машиностроение, инжиниринг, ИТ, добыча топлива, образование (!) и пр. Современная экономика диктует качественно иной подход к энергетике, а это в свою очередь означает новый уровень требований к поставщикам оборудования, топлива, информационных и управляющих систем, к кадрам, к отраслевым и государственным регулирующим органам и даже к потребителям.
    Энергетика — сложный механизм, модернизация которого должна носить комплексный характер, что подразумевает не только установку нового оборудования, но и внедрение новых принципов обслуживания потребителей, реализацию новых моделей управления производством, подготовку персонала, эффективное прогнозирование и планирование отраслевого развития, использование современных инструментов управления проектами по созданию энергообъектов, повышение энергоэффективности, заботу об экологии и многое другое.
    Хотелось бы кратко остановиться на нескольких важных (впрочем, не охватывающих всю палитру проблем) аспектах модернизации в энергетике.
    Оборудование
    Масштабные программы модернизации ставят серьезные задачи перед производителями и поставщиками энергетического оборудования и систем. К сожалению, по целому ряду технологий (газовые турбины, некоторые виды электротехнической продукции, системы управления) российские заводы сегодня не в состоянии обеспечить параметры, соответствующие мировому уровню. В такой ситуации зависимость отечественной энергетики от зарубежных изготовителей достаточно высока. Сотрудничество с мировыми лидерами в энергомашиностроении и электротехнике имеет стратегическое значение.
    Отрадно, что намечается постепенный переход от импорта устройств и агрегатов к освоению зарубежных технологий — уже несколько ведущих производителей энергооборудования заявили о готовности локализовать его выпуск в России, а некоторые открыли здесь свои площадки. При этом, безусловно, необходимо соблюдать баланс интересов и разумными экономическими мерами защищать отечественных энергомашиностроителей и разработчиков, способных создавать образцы продукции, не уступающие мировым аналогам.
    Вместе с тем главным критерием выбора оборудования должно быть не его «гражданство», а соответствие высоким отраслевым требованиям, которые следовало бы четко и системно сформулировать (особенно в части надежности и экологичности) на государственном уровне. И уж тем более не в интересах энергетики России поддаваться регулярным и настойчивым призывам «закрыть рынок» для спасения отечественных производителей.
    Инжиниринг
    По общему признанию основных игроков в области энергетического инжиниринга, в стране практически отсутствуют компании, обладающие потенциалом для реализации больших проектов «под ключ». Критически важной причиной этого, помимо нехватки квалифицированных кадров и несовершенства управленческих технологий, является недостаток у инжиниринговых фирм финансовых ресурсов, который не позволяет им выступать в роли полноценных EPC-контракторов, принимая на себя финансовые риски крупных проектов, и существенно ограничивает их возможности.
    В дополнение к вышесказанному нельзя не упомянуть о непрозрачности тендеров и системы распределения заказов, что негативно отражается на работе инжинирингового сектора. Даже при текущей относительно низкой интенсивности строительства, особенно объектов генерации, нередки случаи срыва сроков, выхода за рамки первоначальных смет, ненадлежащего качества работ и пр.
    Однако главным сдерживающим фактором становится неопределенность с объемами инвестиционных программ на перспективу. Данное обстоятельство напрямую связано с отсутствием долгосрочного рынка мощности, прозрачных правил функционирования розницы, приемлемой для инвесторов системы ценообразования на ОРЭМ, иначе говоря, всего того, чем и может быть обусловлен благоприятный инвестиционный климат, гарантирующий стабильно высокий интерес заказчиков к строительству энергообъектов, который в свою очередь способствует развитию инжиниринга.
    Энергоэффективность
    По уровню энергоэффективности Россия значительно отстает от развитых и многих развивающихся стран — это крайне отрицательно сказывается на ее общей экономической конкурентоспособности. Кроме того, в условиях роста цен на энергию энергорасточительность, помимо макроэкономических проблем, создает серьезные сложности экономического и социального свойства на уровне отдельных групп потребителей, таких как население и энергоемкие производства.
    Очевидно, что в обозримой перспективе цены на электроэнергию продолжат расти. Повышательная тенденция формируется двумя фундаментальными предпосылками:
    1) до 2030 г. предстоит осуществить масштабное строительство новых генерирующих мощностей в объеме свыше 105 ГВт согласно базовому сценарию Генеральной схемы (или порядка 160 ГВт по максимальному). Только в период до 2016 г. в рамках выполнения ДПМ планируется ввод 28 ГВт. Одновременно требуются гигантские вложения в сетевую инфраструктуру. Общий объем инвестиций в электроэнергетику в 2010—2030 гг. может превысить 700 млрд долл. Цены/тарифы — главный инструмент обеспечения окупаемости инвестиций, а также источник финансовых ресурсов для поддержания и обновления производственных фондов и инфраструктуры;
    2) неуклонно увеличивается стоимость природного газа, основного вида топлива для ТЭС в европейской части страны, на которую приходится подавляющая доля электропотребления.
    Одним из ключевых способов минимизации давления роста цен на различные сегменты экономики (как промышленность, так и население) является увеличение энергоэффективности производства и потребления. Энергетические ресурсы в стране используются крайне нерачительно. В целом по России потенциал мер, направленных на энергосбережение и энергоэффективность, колоссален и, по экспертным оценкам, превышает 30%. Среди таких мер: установка современных приборов учета энергии, передового оборудования, автоматизация систем энергообеспечения, выбор оптимальных режимов потребления, переход на энергосервисные контракты.
    Определяющую роль в общесистемном повышении энергоэффективности должны играть энергокомпании за счет внедрения новых технологий, позволяющих увеличить КПД оборудования, сократить расход топлива, оптимизировать учет, снизить сетевые потери, которые в отдельных энергосистемах достигают 20%, и т. д. По данным зарубежных специалистов, инвестиции в сокращение потерь, эквивалентных одному МВт нагрузки, в пять раз меньше инвестиций, требующихся для строительства одного МВт генерирующих мощностей.
    Широкие возможности энерго­сбережения существуют в сфере малой энергетики. Они связаны с развитием когенерации на базе действующих тепловых источников, подавляющая часть которых работает на газе, сжигая его крайне расточительно.
    Энергетика в первую очередь обязана быть энергоэффективной.
    Интересно, что в развитых странах энергокомпании вкладывают солидные средства в повышение энергоэффективности своих потребителей (см. рисунок). Основные направления таких инвестиций: установка приборов учета, обучение, консультирование, разработка программ по снижению энергопотребления, предложение специальных тарифных планов, стимулирующих экономию энергии. Это касается в значительной степени социально незащищенных слоев населения, на которых особенно тяжело отражается рост цен на электроэнергию.
    Государство также предпринимает соответствующие шаги. Например, в США в 2009 г. объем финансирования государственной программы по содействию энергоэффективности семей с низкими доходами превысил 5 млрд долл., причем меньшую часть этой суммы составили прямые субсидии. В целом подобная стратегия может быть охарактеризована как «предоставление удочки, а не рыбы». Этот опыт вполне применим и у нас в стране, где цены на электроэнергию имеют особую социальную значимость.
    Топливообеспечение
    Проблема топливообеспечения наиболее отчетливо проявляется в сегменте газовой генерации.
    С целью модернизации генерирующих мощностей к 2030 г. в России планируется осуществить масштабное внедрение оборудования, работающего в экологичном и экономичном парогазовом цикле. По некоторым оценкам, доля парогазовых блоков в общей установленной электрической мощности может достигнуть 11—15% (35—50 ГВт). Основным и резервным топливом для ПГУ, как известно, служит газ, что предъявляет повышенные требования к надежности и бесперебойности газоснабжения таких электростанций, а также (в силу высокой маневренности ПГУ) к гибкому обеспечению неравномерного графика газопотребления.
    Развитие газовой генерации и внедрение ПГУ однозначно ставят вопрос о коренной модернизации системы газоснабжения энергообъектов. Одним из базовых решений здесь может стать значительное наращивание использования сжиженного природного газа. Строительство сети СПГ-хранилищ и интеграция их в ЕСГ создаст инструмент, эффективно дополняющий систему ПХГ и существенно увеличивающий надежность газоснабжения генерации. В отличие от подземных хранилищ газа, СПГ-хранилища способны обеспечить многократно более высокую суточную норму выдачи — это наделяет их достаточной мобильностью и гибкостью. Подобный опыт накоплен в Соединенных Штатах, обладающих, как и наша страна, протяженной и разветвленной газотранспортной системой.
    Государственное регулирование
    Роль государства является ключевой в решении всех вышеперечисленных задач: в грамотном регулировании тарифов, вводе новых мощностей, топливообеспечении энергообъектов, создании условий для развития инжиниринга, содействии внедрению эффективных технологий и современного оборудования и т. д. Но главное — нам всем нужны прогнозируемые и прозрачные «правила игры», а также понятные механизмы их формирования. Кардинальную перестройку энергетики государству в одиночку не осилить, ему нужны партнеры. А с парт­нерами необходимо разговаривать с учетом обоюдных интересов и ответственности.
    Не менее важная задача — прогнозирование перспектив и качественное планирование развития отрасли. В этой области скрыты серьезнейшие риски не только для самой энергетики, но и для экономики в целом. Отчасти такие риски хеджируются путем налаживания эффективного взаимодействия между энергокомпаниями и потребителями. Роль государства здесь сложно переоценить, и чем меньше директивности будет в решении вопросов «что строить» и «где строить» (разу­меется, при соблюдении технических требований, обеспечивающих минимизацию вреда окружающей среде и повышающих безопасность объектов), тем менее рисковой станет сфера энергетики для ее субъектов — энергопредприятий, потребителей, инвесторов.