Формы бизнеса в строительном инжиниринге

Рубрика:

Инфраструктура

 

Автор

Осика Лев, Начальник отдела управления по сопровождению инвестиционных проектов ООО «Газпром энергохолдинг»

 
    Описание предметной области инжиниринга, данное автором в первой статье цикла1, приводит к выводу, что объектом продаж в этом бизнесе является некий виртуальный продукт (строительного проектирования) либо так или иначе связанный с ним информационный массив (отдельно выполняемые расчеты, моделирование процессов и т. п.). При этом, как и в каждом серьезном бизнесе2, устанавливаются следующие приоритеты (в порядке убывания их значимости):
  • увеличение объема продаж;
  • повышение эффективности уп­рав­ления активами;
  • сокращение издержек.
    В настоящее время в мире распространено несколько организационных форм инжинирингового бизнеса3.
    1. Независимые компании. Владельцы инжиниринговой фирмы не аффилированы (официально или неофициально) с инвесторами, владельцами энергообъектов, производителями оборудования, строительными, монтажно-наладочными предприятиями. Такие компании можно разделить по сферам их специализации на три категории:
    1.1. Независимые организации, предоставляющие инжиниринговые услуги в полном объеме предметной области, приведенной в вышеуказанной статье, плюс услуги генерального подрядчика строительства (в том числе в форматах ЕРС- или ЕРСМ-контракта).
    Примеры: ОАО «Инженерный центр ЕЭС», ОАО «ТЭК Мосэнерго», ООО «Интертехэлектро — Новая генерация».
    1.2. Независимые компании, предоставляющие исключительно инжиниринговые услуги (монобизнес) в полном, или почти в полном, объеме предметной области, за исключением подготовки проектной и рабочей документации.
    Примеры: ЗАО «СВЕКО Союз Инжиниринг», ОАО «Северо-западный энергетический инжиниринговый центр», а также почти все новые акционерные общества, созданные в 2005—2008 гг. для выполнения инвестпрограммы строительства энергообъектов ОАО РАО «ЕЭС России».
    1.3. Независимые компании, предоставляющие один или несколько тематически ограниченных видов услуг (только проектирование или только функции технического агента или «инженера заказчика»).
    Примерами в России являются все «старые» проектные институты, ЗАО «ТЭП-инжиниринг», ООО «Энерго­Фихтнер» («дочка» немецкого концерна Fichtner, позиционирующая себя, главным образом, как технический агент или «инженер заказчика») и др.
    1.4. Независимые компании с диверсифицированной структурой бизнеса — «инжиниринг плюс поставка оборудования», причем в состав инжиниринговых услуг входит только часть этой предметной области. Примеры: ООО «ФНК инжиниринг», ОАО «ВО “Технопромэкспорт”».
    2. Компании, официально аффилированные с крупным производителем (производителями) оборудования — материнской организацией.
    Примеры: ОАО «ЭМАльянс», ОАО «Силовые машины», инжиниринговый центр ОАО «Электрозавод», инжиниринговые подразделения концернов Siemens, Alstom и др.
    Их можно классифицировать следующим образом:
    2.1. Компании, предоставляющие исключительно инжиниринговые услуги (монобизнес), в основном, материнской организации, которая часто выступает в роли генерального подрядчика строительства.
    2.2. Компании с диверсифицированной структурой бизнеса — «инжиниринг плюс поставка оборудования материнской организации».
    3. Компании, официально аффилированные со строительно-монтажными фирмами (например группа «Е4»). К данной категории относятся:
    3.1. Компании, предоставляющие исключительно инжиниринговые услуги (монобизнес), как правило, собственному строительно-монтажному комплексу.
    3.2. Компании, сочетающие предоставление инжиниринговых услуг и услуг управления проектами, в том числе родственным строительно-монтажным предприятиям.
    4. Компании, официально аффилированные с корпорациями, владеющими энергетическими активами (примеры: ООО «Евро­Сиб­Энер­го-инжи­ни­ринг», ЗАО «КЭС-Энер­го­Строй­Инжи­ни­ринг»). Здесь можно выделить:
    4.1. Компании, предоставляющие исключительно инжиниринговые услуги (монобизнес), в основном, внутри «своей» корпорации.
    4.2. Компании, сочетающие предоставление инжиниринговых, консалтинговых или иных услуг из области эксплуатационного инжиниринга с поставкой оборудования. Часто эволюционируют в сторону осуществления функций генерального подрядчика (в том числе в рамках контрактов ЕРС и ЕРСМ), а также заказчика строительства.
    Помимо легальной формы аффилированности на уровне юридических лиц очень часто встречается аффилированность владельцев инжиниринговой компании с физическими лицами, обладающими административным ресурсом в фирмах по производству оборудования, строительно-монтажных предприятиях, в акционерных обществах, владеющих энергетическими объектами. Здесь, разумеется, в дело вступает хорошо поддающийся прогнозу личностный фактор, влияющий на получение заказов и, в конечном счете, на кратковременное процветание инжиниринговой организации. Но этот аспект находится вне темы данной статьи. По понятным причинам здесь также не рассматривается возможная аффилированность владельцев инжиниринговой компании с органами государственного управления (административными, планирующими, регулирующими, надзорными учреждениями).
    Аффилированность с физическими лицами из административного аппарата заказчиков, производителей оборудования, строительно-монтажных организаций дает эффект только на начальной стадии становления инжиниринговой компании и, как правило, не может служить основой долговременного успешного развития бизнеса. Это же касается аффилированности с лицами из органов государственного управления. Но в краткосрочной перспективе бывают и исключения, зависящие от связей и инициативы топ-менеджмента инжиниринговой фирмы, а также от случайных факторов (в частности, от простого везения).
    Монобизнес независимой инжиниринговой компании (п. 1.3.) сегодня подвержен наибольшему спектру серьезных рисков, главный из которых — риск потери рынка из-за отсутствия заказов, что в современных условиях отнюдь не связано с деловой репутацией или профессионализмом персонала.
    В лучшем положении находится независимая компания с диверсифицированной структурой бизнеса (п/пп. 1.2. и 1.4.), однако, как показывает практика, это почти не влияет на получение заказов в области инжиниринга.
    Очевидно, наиболее благоприятные условия развития — у инжиниринговых фирм, официально (через акционерный капитал) аффилированных с владельцами энергообъектов (ОГК, ТГК, сетевыми организациями), иначе говоря, с заказчиками (п/пп. 4.1. и 4.2.). Но успех гарантирован лишь в том случае, когда такие фирмы учреждаются владельцами энергетических объектов. Если компания уже функционирует (и собственники не связаны с ОГК, ТГК, сетями), то потеря самостоятельности, как правило, оказывается неприемлемой.
    Меньший эффект в России дает аффилированность с производителями основного тепломеханического оборудования (котлов, турбин) и электротехнической оснастки (для сетевых объектов). Здесь главный «козырь» — уровень компетенции в проектировании, поставке, шефмонтаже, наладке.
    Аффилированность со строи­тель­но-монтажными предприятиями играет немаловажную роль при наличии большого количества референций, типовых проектов и планов организации строительства. В последних двух случаях актуальны те же соображения, что и в отношении п/пп. 4.1. и 4.2.
    О разработке проектной документации для строительства
    Особенно сложным аспектом инжинирингового бизнеса в современных рыночных реалиях является организационная схема создания проектной и рабочей документации. Существуют три варианта выполнения этой задачи:
    1. Комплексная подготовка документации в единой структуре «советского» типа (в проектных институтах, осуществляющих полный цикл проектных работ). Причем под полным циклом понимается проектирование всех основных технологических частей объекта за исключением некоторых специальных элементов, таких как дымовые трубы, фундаменты турбин, генераторов; оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС); разработка системы комплексной безопасности, системы мониторинга инженерных сетей (СМИС), в некоторых случаях АСУ ТП и пр.
    2. Создание документации в рамках схемы «интегрирующая компания плюс отдельные проектные фирмы узкой специализации». Этот путь и по форме, и по содержанию является наиболее рыночным: имеются большие возможности для конкуренции как среди интеграторов, так и среди множества мелких фирм узкого профиля. Другое дело, что реализовать упомянутые рыночные возможности не всегда удается, а в целом ряде случаев это и нецелесообразно. Главная особенность схемы — чрезвычайно ответственная роль интегрирующей компании, так как она не только организует взаимодействие между всеми исполнителями (субпод­рядчиками), но и должна оценивать качество принимаемых субподрядчиком технических решений, а также нести ответственность за документацию в целом в отношении технологических параметров объекта и, самое главное, безопасности оборудования, зданий и сооружений.
    3. Некий средний вариант, при котором компания-интегратор берет на себя помимо общей организации работ еще одну или несколько функций, например проектирование тех или иных частей объекта. Чаще всего это тепломеханическая часть (на ТЭС), первичное оборудование (на электросетевых сооружениях).
    Первый из названных вариантов проанализирован достаточно полно в статье, посвященной истории проектного дела в бывшем СССР4. По второму пути сейчас идут в большинстве развитых стран мира, и это обусловлено стремлением к либерализации отношений и рынков (к сожалению, очень часто искусственной, надуманной). Считается, что дробление когда-то единого (в плане сосредоточения в одной организации) процесса разработки модели энергообъекта и соответствующей документации должно привести к развитию конкуренции и, в конечном счете, к снижению стоимости строительства.
    Например, в Германии существует рынок услуг исполнителей по каждой части проекта — тепломеханической, строительной, электротехнической, по водоподготовке, очистке уходящих газов и др. При этом внутри каждой части возможна еще более узкая специализация: электрика станционная, подстанционная и линейная; тепломеханика котельная, турбинная, теплофикационная; отдельные специализированные фирмы проектируют трубопроводы, баки, силосы и т. п.
    Практически повсеместно природоохранные объекты (очистные сооружения, системы газоочистки, включая проведение ОВОС) проектируют специальные фирмы, в большинстве случаев применяющие собственное оборудование или технологические схемы. Аналогичная ситуация наблюдается и в сфере проектирования систем безопасности, связи, автоматизации технологических процессов.
    Рынок каждой из рассмотренных услуг имеет ряд особенностей, характерных для конкретной страны или для территориально-экономических объединений (ЕС, Северная Америка). Важнейшую роль здесь играют исторически сложившееся разделение труда, преимущественное распределение той или иной категории энергообъектов, наличие рабочей силы и уровень зарплаты. В последние несколько десятилетий все большее значение приобретают и тенденции глобализации, выражающиеся в возникновении мировых олигополий в отдельных сферах предметной области инжиниринга, чаще всего связанных с поставками высокотехнологичного дорогостоящего энергетического оборудования — котлоагрегатов, ГТУ, ПГУ, компрессорных установок, распределительных устройств (в том числе КРУЭ). Всем хорошо известна деятельность инжиниринговых подразделений таких гигантов, как Siemens, Alstom, ABB, Toshiba, Foster Wheeler. Аналогичное положение складывается на рынке приборного и ИТ-обеспечения управляющих систем (АСУ ТП), где работают компании Elster, Honeywell и др.
    В то же время нельзя считать, что «спор» между двумя путями организации проектной деятельности окончательно завершен в пользу схемы «интегрирующая компания плюс отдельные узкоспециализированные проектные фирмы». Проектные структуры полного цикла имеют целый ряд преимуществ, которые нельзя реализовать, используя рыночную схему, ставшую традиционной в европейских странах и Северной Америке. К таким преимуществам относятся: простота организации бизнес-процессов моделирования и изготовления документации, более низкие транзакционные издержки, системный опыт крупномасштабного строительства, возможность типизации технических решений и в связи с этим облегчение перехода к поставкам (продажам) заказчикам готовых энергообъектов.
    С другой стороны, крупные самостоятельные фирмы или подразделения в инжиниринговых компаниях способны успешно существовать только при наличии комплексных заказов. В период кризисов они вынуждены терять персонал, а следовательно, компетенцию, что на новом витке развития сразу отбрасывает их далеко назад.
    Таким образом, сегодня невозможно дать универсальный ответ, какая организационная схема создания проектной и рабочей документации более эффективна. Не вызывает сомнений лишь тот факт, что наилучшие условия для выживания имеют проектные компании, аффилированные с крупнейшими энергостроительными предприятиями или с владельцами энергетических активов.
    Факторы успеха в инжиниринговом бизнесе
    Деятельность инжиниринговых компаний в электроэнергетике неразрывно связана со структурой отрасли и существующей системой государственного регулирования. Не стану здесь останавливаться на подробном описании взаимоотношений субъектов, в том числе в энергостроительной сфере, — основы этого заложены в отечественном законодательстве. Все интересующиеся данной тематикой могут обратиться, например, к монографиям [1—3].
    Опыт развития мирового и отечественного строительного инжиниринга свидетельствует, что определяющее влияние на этот вид бизнеса оказывают нижеследующие факторы:
    1. Наличие подразделения или дочерней фирмы, способной создавать проектную и рабочую документацию по строительству энергообъекта в полном объеме или хотя бы его основных технологических частей (тепломеханической, электрической). Соответственно, в период становления инжиниринговой компании желательно включить в ее состав профильный проектный институт, в крайнем случае — проектную организацию, специализирующуюся в какой-либо области энергетики.
    Такая необходимость обусловлена даже не столько высокой квалификацией работающих там специалистов (как правило, преклонного возраста), сколько возможностью приобрести готовую проектную инфраструктуру:
  • отработанную технологию создания проектной и рабочей документации;
  • информационное обеспечение (архив, проектный кабинет5, библиотеку);
  • средства ИТ-сопровождения процессов (специальную офисную технику, АРМы, графические редакторы, программы аналитических расчетов, программы документооборота);
  • узнаваемый на рынке и авторитетный у заказчиков бренд.
    На этой основе можно достаточно быстро организовать дееспособное подразделение или отдельную проектную фирму.
    Следует отметить важную особенность современного инжинирингового бизнеса: главный залог успеха — способность реально «производить» рабочую документацию, что-то по-настоящему ощутимое — именно к этому надо стремиться в процессе развития. Недаром все крупные участники рынка, не имевшие первоначально в составе профессиональных проектировщиков (ООО «Энерго­Фихтнер», ООО «ЕвроСибЭнерго-инжиниринг») постепенно укомплектовывают людьми и техникой свои проектные подразделения, наращивая номенклатуру и объем выпускаемой проектной и рабочей документации.
    2. Постепенный переход к оказанию полного спектра услуг в области строительного инжиниринга на всех стадиях реализации проекта, то есть к комплексному инжинирингу — централизованной работе над моделями объектов и контролю их воплощения.
    3. Расширение бизнеса с целью в перспективе начать оказание услуг в сфере эксплуатационного инжиниринга, в частности на объектах, спроектированных и построенных компанией. Это позволит организовать сквозное инженерное обеспечение всего жизненного цикла проекта (энергообъекта, оборудования) от инвестиционного замысла через строительство и ввод в эксплуатацию до вывода из эксплуатации (демонтажа, консервации, утилизации).
    4. Наличие квалифицированного персонала следующих категорий:
  • технических менеджеров, сочетающих навыки и опыт инженера-энергетика и менеджера широкого профиля;
  • инженеров-проектировщиков всех частей энергетических объектов;
  • инженеров-экономистов («инвестиционщиков»);
  • специалистов по управлению проектами со знанием передовых ИТ-систем управления инвестиционными проектами;
  • специалистов по закупкам оборудования и услуг;
  • инженеров-эксплуатационников (в подразделениях эксплуатационного инжиниринга).
    5. Оснащение офиса современным оборудованием и средствами ИТ-обеспечения инжиниринговой (в основном, проектной) деятельности.
    6. Привлечение квалифицированных аналитиков в области стратегических исследований инфраструктурного окружения инвестиционных проектов, рынков инжиниринговых услуг, электроэнергии и тепла.
    7. Организация эффективной маркетинговой службы.
    8. Современная постановка работы в сегменте связей с общественностью (PR).
    Разумеется, условия инжиниринговой деятельности во многом зависят от уровня либерализации строительного рынка и особенностей объектов проектирования. Так, в секторе атомной энергетики при высокой доле государственной собственности и фактическом отсутствии стимулов к коммерческому инвестированию инжиниринг должен быть в значительной степени унифицирован и аффилирован с владельцами АЭС.
    На рынке проектирования и строительства ТЭС условия для конкуренции более благоприятны. Вместе с тем, как указывалось выше, в мировой практике наблюдается движение в сторону олигополии (по крайней мере, среди компаний-интеграторов), прослеживаются их все более тесные связи с крупными энергоконцернами или поставщиками оборудования.
    Наибольшая конкуренция проявляется в инженерном сопровождении электросетевых объектов. Данная область деятельности характеризуется относительно большим количеством производителей оборудования и аппаратуры, массовостью компаний-поставщиков, наличием множества типовых проектных решений, простотой (по сравнению с объектами генерации) создания проектной и рабочей документации. Все это формирует благоприятные условия для существования множества небольших инжиниринговых фирм-интеграторов, в которых зачастую имеются небольшие проектные подразделения, способные разработать строительные модели несложных подстанций, ВЛ и КЛ напряжением до 220 кВ включительно, то есть объектов распределительных сетей и локальных систем электроснабжения потребителей. Однако крупные проекты масштаба национальной сети создаются всегда мощными инжиниринговыми компаниями, обладающими хорошей историей и брендом.
    Что же можно рекомендовать российской инжиниринговой организации, собирающейся занять свою нишу в энергетическом строительном инжиниринге и планирующую остаться в этом бизнесе надолго?
    В первую очередь компания должна стать полнопрофильной — в сферах как строительного, так и (в будущем) эксплуатационного инжиниринга. Это означает оказание заказчику всего спектра инжиниринговых услуг, включая подготовку проектной и рабочей документации, консалтинг, управление проектом, управление закупочной деятельностью, технический аудит и технический надзор, самостоятельное осуществление землеотвода, экспертизы. Иными словами, надо быть готовыми к тому, что заказчик может поручить компании выполнить весь объем функций по проектированию и строительству объекта.
    Самым актуальным видится развитие потенциала проектного подразделения компании вплоть до масштабов полноценного проектного института, способного подготовить рабочую документацию по основной технологии объекта. Или, как указывалось выше, целесообразнее приобрести какой-либо проектный институт и интегрировать его в свои бизнес-процессы. Такой шаг станет залогом устойчивости бизнеса, потому что появится возможность оказания чрезвычайно востребованных услуг проектирования объектов сторонних заказчиков независимо от реализации собственных планов в области комплексного инжиниринга.
    Параллельно с развитием проектного подразделения необходимо осуществлять постоянную работу по подбору и расстановке кадров. Здесь позволю себе дать менеджменту совет не ставить на должности руководителей среднего и высшего звена проектных подразделений (институтов)6 специалистов-производственников без опыта проектной деятельности. Практика, особенно в последние два десятилетия, неоднократно показывала, что хороший, даже очень хороший, производственник почти никогда не становится (во всяком случае, в течение трех — пяти лет) хорошим менеджером-проектировщиком. И дело здесь не в уровне квалификации или человеческих качествах, а в привитой раз и навсегда «производственной» психологии. Проектировщики вынуждены буквально следовать требованиям технических норм и правил, нормативной правовой документации; производственники привыкли относиться к устройству объекта с точки зрения исполнителя — делать так, как удобно в данный момент, и зачастую воспринимают многочисленные требования прежде всего с позиций нигилизма.
    В каждой инжиниринговой компании в первоочередном порядке следует развивать аналитический сектор и разрабатывать в скользящем режиме (ежегодно, ежеквартально) стратегию и тактику с учетом рыночной ситуации. В состав аналитического сектора должны быть включены главные специалисты компании по каждой основной технологической области: при проектировании и строительстве ТЭС — главный специалист-тепломеханик, главный специалист-строитель, главный специалист-электрик, главный специалист по АСУ ТП, главный специалист по водоподготовке, главный специалист по экономике; при проектировании электросетевых объектов — главный специалист-электрик, главный специалист-строитель, главный специалист по автоматизации управления, главный специалист по экономике. Подразделение главных специалистов должно выполнять функции «старых» технических отделов.
    Как уже говорилось выше, инжиниринговая компания в условиях рыночной конкуренции сможет выжить, только если она оказывает весь спектр профильных услуг. Хотя под термином комплексный инжиниринг эксперты понимают иногда разные предметные области деятельности, все они в целом соответствуют тому, что рассматривалось в первой статье данного цикла.
    Так, специалисты ЗАО «Энерго­атоминжиниринг» считают, что в понятие комплексный инжиниринг в сфере электроэнергетического строительства входят:
  • консультационный инжиниринг — интеллектуальная деятельность по проектированию объектов, разработке планов строительства и контролю проведения всех видов работ;
  • технический инжиниринг — предоставление заказчику технологий, необходимых для строительства атомных, тепловых энергоблоков и их эксплуатации (договоры на передачу производственного опыта и знаний, передачу технологий и патента);
  • строительный инжиниринг — комплекс работ по строительству объектов электроэнергетики, включая поставку и монтаж технического оборудования и сдачу объекта в эксплуатацию
    За рубежом инжиниринговые фирмы (иногда их называют еще инженерно-консультационными) являются самостоятельными юридическими лицами, то есть имеют независимый статус и не связаны непосредственно с предприятиями промышленности. Несмотря на то, что мировой рынок инженерных услуг — это рынок заказчика, на котором предложение, как правило, превышает спрос, объемы работ здесь стабильны. К услугам зарубежных инжиниринговых фирм (особенно в части получения консультаций) прибегают, помимо строительных компаний и частных инвесторов, органы государственного управления и банки. Очень часто они создают собственные инжиниринговые структуры, которые либо занимаются экспертной деятельностью самостоятельно, либо контролируют внешних подрядчиков. Например, МБРР в 1961 г. организовал внутреннюю службу инженерно-консультативных услуг, на которую была возложена задача привлечения экспертов для определения (подтверждения) эффективности предоставления банковских кредитов развивающимся странам.
    Услуги, оказываемые западными инженерно-консультационными фирмами, становятся, во-первых, источником прибыли, а во-вторых, фактически обеспечивают компаниям своих стран заключение договоров на последующие экспортные поставки оборудования. Сумма этих контрактов порой в десятки раз превышает выручку от инженерной практики. Примером может служить деятельность чешских фирм: SKODA JC, часто работающей в консорциуме с Чешским экспортным банком, а также PSG International, завершившей в 2009 г. сооружение Красавинской ГТ ТЭЦ в Вологодской области.
    Еще об одной форме инжинирингового бизнеса
    К сожалению, сегодня в России все увлечены не результатом строительной деятельности, а «процессом». И это объясняется отнюдь не экономическими соображениями, мировым опытом или здравым смыслом. Причастность к организации строительства, особенно к закупкам, позволяет получить дополнительные возможности и обогащения, и карьерного роста, вследствие чего строить (регулировать денежные потоки) желают все — энергетические компании разных профилей, промышленные предприятия, органы государственного управления, надзорные учреждения, искусственно выделяемые фирмы, играющие роли инвесторов, соинвесторов, членов SPV, заказчиков (застройщиков), «инженеров-консультантов», технических аудиторов, организаторов закупок, генеральных проектировщиков, просто проектировщиков, управляющих проектами, ЕРС/ЕРСМ-контракторов, субподрядчиков и т. п. И чем больше дробится процесс строительства, тем большее количество народа обеспечивает себе безбедное существование. За примерами ходить далеко не надо. Приглядитесь сами, уважаемые читатели, к схемам организации строительства энергообъектов в любой ОГК, ТГК, сетевой компании — чем мощнее «хозяин», тем более многочисленными и причудливо взаимодействующими оказываются участники проекта.
    Если же рассматривать в качестве цели получение инвестором (в роли которого может выступать и государство) готового объекта для последующей эксплуатации и генерирования дохода, то методика строительства выглядит совершенно иначе. Оптимальным решением с точки зрения сроков и затрат была бы покупка этого объекта — как единого целого — уже в прединвестиционной фазе проекта, то есть готовой модели, которую надо лишь «привязать» к конкретной площадке, выбранной в соответствии с условиями инвестора. Под готовой моделью подразумевается максимально возможный объем проектной и рабочей документации, выполненной под уже прошедшее тендерный отбор оборудование. Иными словами, некий, предположим, «поставщик» тепловой электростанции продает инвестору все: от обоснования инвестиций до завершающего рабочего чертежа, от газовой турбины до последнего винтика. И никто не организует многомесячных закупок с бесконечными согласованиями ТУ и переговорами. Процесс получения исходно-разрешительной документации значительно упрощается (но не исключается!), так как модель уже «обкатана» с позиции технических требований и ограничений. Теоретически так и задумывалось идеологами рынка, и, вероятно, так и происходит где-нибудь в мире — но пока не у нас.
    Кто же способен взять на себя роль «поставщика» электростанции или, что гораздо проще, — сетевого объекта? Согласно логике выстраивания отношений в цепочке «модель — объект», им может быть только инжиниринговая компания. Таким образом, разработать модель объекта (с учетом всего состава необходимого оборудования, применяемых строительных конструкций и материалов) и максимально подготовить ее к воплощению в ходе строительства в заданных условиях — инжиниринговая задача, носящая и технический, и маркетинговый характер. Не вызывает сомнений, что данная комплексная модель должна содержать не только готовые чертежи и спецификации, но и части ПОС (которые легко приспособить к конкретной площадке, выбранной инвестором), а также ППР и документацию по управлению проектом, включая детальный график работ в одной из разновидностей общепринятых специализированных ИТ-продуктов, таких как Primavera, Microsoft Project и т. п. Поставка готовых моделей объектов тесно связана с институтом типового проектирования. При этом имеет место «локальная» типизация в рамках инжиниринговой фирмы (или иного поставщика).
    Читатели, вероятно, уже представили себе все сложности такой методологии строительства. Фактически это возврат на новом витке развития к идее комплексного типового проектирования объектов, чего так и не удалось достигнуть в полной мере даже в условиях административно-командной экономики. Аналоги — разработанные в 70—80-х гг. прошлого века институтом ВНИПИэнергопром проекты ТЭЦ-ЗИГМ7 (заводского изготовления, газомазутные), ТЭЦ-ЗИТТ (заводского изготовления, твердотопливные8), типовой проект экологически чистой ПГУ9.
    Идея состояла в том, чтобы в тесном сотрудничестве проектной организации и заводов-изготовителей котлов и турбин создать типовые компоновки ТЭЦ (с турбинами от 60 до 180 МВт) в виде крупных транспортабельных блоков. Практика полностью подтвердила эффективность этих разработок. На основе чертежей ЗИГМ проектировались Каунасская, Приуфимская, Ново-Стерлитамакская, Каргалинская ТЭЦ, в значительной степени — Тюменская ТЭЦ-2; по чертежам ЗИТТ — Хабаровская ТЭЦ-3, Челябинская ТЭЦ?3, Комсомольская ТЭЦ?3. В СССР по типовым проектам ТЭЦ было построено 15 электростанций.
    Сегодня развитие рынка готовых решений идет в направлении выполнения всего комплекса задач — конструирования и изготовления (полностью или частично) основного оборудования, проектирования энергоблока, станции, управления строительством или надзора в данной сфере, подготовки к эксплуатации. При этом наблюдается закономерность: успешно осуществить поставку «под ключ» решений высокой степени типизации способна только мощная инжиниринговая компания, интегрирующая все основные этапы создания энергообъекта.
    Одним из наиболее успешных примеров реализации рассматриваемого подхода служит деятельность компании Hitachi Power Europe GmbH (HPE)10 — европейского подразделения концерна Hitachi. Особенно впечатляющими выглядят достижения HPE в строительстве пылеугольных энергоблоков с суперсверхкритическими параметрами пара (600—620 °С, 26—30 МПа) на основе современной технологии сжигания каменных и бурых углей (лигнитов) с максимально возможным пока КПД соответственно 45 и 43%. В этом ряду также можно назвать энергоблоки (станции): «Вальсум» (Германия) — 1?750 МВт, «Боксберг» (Германия) — 1?670 МВт, «Нойрат» (Германия) — 2?1100 МВт, «Даттельн» (Германия) — 1?1100 МВт, «Медули», «Кузиле» (ЮАР) — по 6?800 МВт и др.
    Компания HPE позиционирует себя11 как «изготовителя энергоблоков», подразумевая при этом компетенции в следующих областях:
  • «планирование согласований» — подготовка документов и заявок для согласования и консультаций с органами власти (соответствует российскому понятию «исходно-разрешительная документация»);
  • «разработка концепции» — подготовка ТЭО, оценка эффективности, «моделирование работы в циклическом режиме»;
  • «общий и технический инжиниринг» — «от проектирования процессов до инжиниринга электрооборудования, контрольно-измерительных приборов и автоматики, общей планировки станции»;
  • «управление проектом — составление графиков работ, контроль сроков, текущая оценка затрат, контроль качества»;
  • «закупки».
    Типовые ТЭС ПГУ и ГТУ предлагают уже и российские разработчики. Так, на базе газотурбинного двигателя ГТД-110 созданы принципиальные технические и схемные решения по ПГУ-325 и ПГУ-170 конденсационного и теплофикационного типов. Они воплощены с использованием оборудования ведущих российских энергомашиностроительных компаний: ОАО «НПО “Сатурн”»,
    ОАО «ЭМАльянс», НПО «ЭЛСИБ», ОАО «УТЗ», ЗАО «Е4-СибКОТЭС» (см. таблицу)12.
    Типизация пока выполнена на уровне тепловых схем, компоновочных решений и главных схем электрических соединений. Разработаны укрупненные финансово-экономические модели, графики строительства. И здесь следует особо подчеркнуть ведущую роль инжиниринга в интеграции технических идей, применяемого оборудования, компоновочных моделей и общих методик организации процессов.
    Очевидно, что в электросетевом комплексе рынок готовых решений вследствие большей совместимости и относительной компактности электротехнических устройств намного более развит, и в этом конкурентом пространстве уже отчетливо проявляются тенденции поставки серийных объектов с сегментами типовой проектной и рабочей документации — подстанций заводского изготовления на основе разных схем первичных соединений со строительством «под ключ». На этом рынке успешно работают такие компании, как ABB, Siemens, ЗАО «УК “ЭнТерра”», концерн «Высоковольтный союз», ОАО «ЛОЗ-СЗМА» и др.
    Конечно, поставка готовых ТЭС должна иметь свою рыночную нишу, свои плюсы и минусы в технологическом плане, но в целом ряде случаев этому бизнесу нет разумной альтернативы с точки зрения эффективности проекта для инвестора, если последний заинтересован, как об этом говорилось выше, в результате, а не в «процессе» и желает действительно удешевить строительство.
    В заключение хотелось бы отметить следующее. В этом цикле статей о современном инжиниринге почти не упоминались особенности сетевого строительства и проектирования энергетической инфраструктуры промышленных предприятий, что требует отдельного исследования. В целом же направленность инжинирингового бизнеса чутко следует за развитием общей экономической ситуации в отрасли и отражает «взросление» участников строительной деятельности с точки зрения приближения к мировым стандартам.
    Вместе с реформированной электроэнергетикой инжиниринговые компании прошли период становления, «первоначального накопления капитала», разделения рынков сбыта своих услуг, укрупнения и превращения в мощные структуры, способные решать самые сложные проблемы заказчика. Сегодня жизнь установила новые «правила игры». Заказчики и владельцы объектов стали осознавать, что профессионализм инженера — это залог не только правильного вложения капитала в строительство, но и ключевое условие возврата инвестированных средств. Объемы продаж электроэнергии, тепла, системных услуг напрямую связаны с методикой построения технической модели и ее воплощением в конкретные здания, сооружения, оборудование. Инженерное сопровождение проекта от его зарождения до вывода объекта из эксплуатации — процесс, который требует непрерывного моделирования на всех стадиях его жизненного цикла. Здесь должно проявиться единство мысли, компетенций, современного уровня автоматизации и информатизации, но главное — понимания топ-менеджментом целей и проблем инвесторов. В этих условиях место инжиниринговых компаний в конкурентной среде участников строительной деятельности будет определяться исключительно профессионализмом персонала, способностью предложить в качестве ответа на каждый новый вызов свои инновационные решения.
    Литература:
    1. Осика Л.К. Управление инвестпроектами строительства ТЭС. Прединвестиционная фаза. М.: Вершина, 2008.
    2. Захаров Ю.Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. М.: Арбитражная практика, 2005.
    3. Гительман Л.Д. Ратников Б.Е. Энергетический бизнес: Учебное пособие. М.: Дело, 2006.