Рынки электроэнергии: степень свободы

 

Автор

Михайлов Василий, Генеральный директор ЗАО «Роскоммунэнерго», Председатель СРО «Российская ассоциации “Коммунальная энергетика”»

 
    Основное отличие рынков электроэнергии, прежде всего розничных, заключается в том, что их инфраструктура не имеет ничего общего с инфраструктурой как традиционных товарных рынков, так и с инфраструктурой рынков финансовых, юридических и прочих нетоварных услуг. Потребление электроэнергии происходит мгновенно, одномоментно с ее выработкой. Становление рынков электроэнергии, размещение генерирующих объектов и развитие сетевого хозяйства во всем мире шло эволюционным путем, диктовалось спросом и предложением по мере продвижения научно-технического прогресса. Внедрение рыночных отношений в энергетике России, сформированной исключительно в условиях планового социалистического хозяйства, в значительной степени носило характер революционных преобразований.
    Цель этих преобразований достаточна проста: на основе баланса спроса и предложения гарантировать надежное и бесперебойное энерго­снабжение, минимизировать затраты на производство и транспорт электроэнергии, оптимизировать управление бизнес-процессами — с одной стороны, и обеспечить полную оплату объема электропотребления с прозрачной схемой распределения средств между субъектами — с другой.
    Реализовать действенную модель этих отношений оказалось очень непросто.
    Поддержание надежного и бесперебойного энергоснабжения, естественно, требует финансирования. Эта задача решается в приоритетном порядке. Если в 2008 г. суммарная выручка основных генерирующих компаний превысила 537 млрд руб. (не считая выручки концерна «Росэнергоатом»), то в 2009 г. — 590 млрд руб. Еще более впечатляющий показатель — валовая прибыль от основной деятельности: в 2008 г. она составила порядка 57 млрд руб., в 2009 г. — 98,9 млрд руб. (рост на 73,4% без учета прибыли «Росэнергоатома»)1. Приведенные показатели включают и финансовые результаты теплогенерации, но поскольку реализация тепловой энергии не всегда прибыльна, основной прирост средств приходится на сектор электроэнергетики.
    Здесь уместно будет заметить, что государство ранее уже выполнило свои обязательства по обеспечению источников модернизации генерирующих компаний, акционировав активы и преобразовав их в ОГК и ТГК. Теперь дело за самими компаниями в части непосредственно модернизации оборудования и нового строительства — инвестиционные возможности, как видим, для этого имеются.
    Львиная доля прибыли получена генераторами благодаря работе на оптовом рынке, а точнее, за счет свободных цен на электроэнергию, которые на нем складывались. Для потребителей Москвы, например, свободные цены в 2009 г. превышали регулируемые на 20—30%, в 2010?м — почти на 40%. Думаю, едва ли в 2011 г. (при 100-процентной либерализации цен на ОРЭМ) возникнет иная тенденция, направленная на снижение ценовых уровней, особенно если учесть уже наметившийся выход из кризиса и оживление экономической деятельности. Кстати, в кризисный 2009 г. генерирующие компании продемонстрировали даже лучшие финансовые результаты, чем в «жирный» 2008-й, и это несмотря на сокращение объемов электропотребления.
    Иначе говоря, финансовая стабильность генерирующего сектора энергетики очевидна. Теперь рассмотрим инвестиционные позиции сетевых компаний. Источником средств здесь должен служить в первую очередь переход на методику тарифного регулирования на базе доходности инвестированного капитала — RAB, законодательно утвержденный с 2011 г. для всех МРСК. В ЕНЭС, обслуживаемой Федеральной сетевой компанией, внедрение системы RAB состоялось годом раньше. Рост тарифа на услуги ФСК впечатляет: за три года (2010—2012) более чем в два раза. Вероятно, повышение тарифов на услуги сетевых компаний, входящих в ОАО «Холдинг МРСК», не может быть заметно меньшим, если принять во внимание то обстоятельство, что потребность в инвестициях у них велика, а годовая норма доходности на новый капитал оценивается на уровне 12% (на старый — от 6 до 11%). При этом в тарифы на передачу входят и амортизационные отчисления с учетом справедливой переоценки стоимости основных фондов. Увеличение затрат на содержание персонала, прежде всего управленческого, «золотые парашюты» для руководителей и т. д. тоже не способствуют снижению ценовых уровней как электроэнергии, так и услуг по ее передаче. Таким образом, в настоящее время финансовая основа модернизации в сетевом секторе энергетики вполне сформирована.
    Несомненно, все вышеперечисленное окажет определяющее влияние на стоимость электроэнергии для конечных потребителей, так как доля иных составляющих в тарифе не столь существенна. В данной связи хотелось бы подчеркнуть: одной из первоочередных задач федеральных органов исполнительной власти, имеющих отношение к энергетике, является реализация положения Федерального закона «Об электро­энергетике» (п. 1 ст. 20 в последней его редакции), касающегося обеспечения доступности электрической энергии для потребителей и защита их прав.
    Именно поэтому представляется необходимым всестороннее рассмотрение в отраслевых инстанциях экономических последствий 100-процентной либерализации ценообразования на оптовом рынке, осуществляемой одновременно с переходом на RAB-регулирование тарифов в сетевом секторе.
    При этом сложившаяся на рынках ситуация не очень похожа на рыночные отношения: всё зарегулировано до такой степени, что заранее известен результат. Но дело даже не в особенностях функционирования ОРЭМ, главное — насколько готовы розничные рынки к введению свободных цен, ведь платежи потребителей, без которых напрасны любые инвестиционные ожидания, генерируются именно розницей.
    Недолгая в целом история реформирования энергетики в России постоянно показывала катастрофическую неготовность розничных рынков к работе пусть даже в квазирыночных условиях. Между тем как раз в розничном сегменте должен поддерживаться баланс экономических интересов поставщиков и потребителей, спроса и предложения, который может реально все урегулировать, обеспечив надежное энергоснабжение, стабильные платежи, прозрачную и доступную стоимость электроэнергии.
    К сожалению, нельзя не признать тот факт, что наша розница не только не стала рынком, но и отчетливых перспектив в этом направлении пока не наблюдается.
    Последние «обломки» потенциальной конкуренции утрачены в ходе массовой ликвидации гарантирующих поставщиков второго уровня. Впрочем, с самого начала они позиционировались в качестве субъектов не второго уровня, а второго сорта, теперь и их — нет. В Законе «Об электроэнергетике» упоминаются независимые энергосбытовые организации, но где они на розничных рынках? Такой монополизации сбыта гарантирующими поставщиками не было и в дореформенные времена.
    Понятие «гарантирующий поставщик» вводилось, чтобы потребитель не остался без электроэнергии, если его сбытовая компания не выдержит той самой конкурентной борьбы — борьбы за него, за потребителя. Во что сегодня превратились ГП? Главное: насколько они — гарантирующие, чем они гарантирующие? Абсолютное большинство ГП живет за счет кредитных ресурсов, многократно превышающих их собственный капитал. Что будет, если у них возникнет проблема с выдачей очередных кредитов? За месяц через их счета, фактически принадлежащие уже не ГП, а банкам (в обеспечение кредита), проходит больше денег, чем их собственные годовые оборотные средства. Откуда станут поступать деньги на модернизацию электростанций, инвестиции в сетевое хозяйство? Дальновидные владельцы генерирующих компаний по возможности запаслись собственными сбытами, но не весь объем вырабатываемой электроэнергии генераторы в состоянии реализовать розничным потребителям через свои сбытовые структуры. А что делать сетевым организациям, которым законодательно запрещена сбытовая деятельность?
    На этом фоне отсутствие нормативно-правовой базы отношений с потребителями на розничных рынках уже не удивляет. В частности, до сих пор не утверждены типовые формы договора энергоснабжения; не проработаны процедуры технологического присоединения — как для сетевых компаний, так и для абонентов; остается непрозрачным формирование розничной стоимости электроэнергии; не приняты правила коммерческого учета; не согласована жилищно-коммунальная нормативно-методическая база с электроэнергетической. Все это, а также законодательное закрепление перекрестного субсидирования путем запрета свободных цен в сегменте бытовых потребителей и, как следствие, низкий уровень платежной дисциплины делают проблему финансовой устойчивости гарантирующих поставщиков и энергетики в целом еще острее.
    За все время реформы в отрасли ни разу не предпринималось даже попытки выполнить решение, которое заложило основу преобразований, — Постановление Правительства РФ № 526. В нем была предусмотрена обязательность оценки результатов предыдущих этапов реформирования при планировании дальнейших шагов. Результаты, которые мы имеем сейчас, показывают, что объем накопившихся проблем розницы приближается к критическому. Трансляция этих проблем с розничных рынков на оптовый и далее — на его участников и на сетевые компании — может иметь очень серьезные последствия. Представляется, что сегодня насущной задачей федеральных структур, курирующих энергетику, должен стать детальный анализ ситуации и на этой основе постепенное наведение порядка — в первую очередь на розничных рынках электроэнергии.