О международном опыте функционирования розничных рынков электроэнергии

Рубрика:

Рынок

 

Автор

Иноземцева Анна, Пресс-секретарь ООО «Энергострим»

 

    С начала реформы российской электроэнергетики в энергосбытовой сфере накопилось немало проблем, не решенных по сей день. По-прежнему нет полноценной конкуренции — как на розничном рынке среди сбытовых организаций за потребителя, так и на оптовом — между генераторами за сбытовые компании. В рознице отсутствует в необходимом объеме коммерческий учет, невысока платежная дисциплина, не дифференцирован размер сбытовой надбавки, не сформирована система финансовых гарантий при наличии технологической/аварийной брони у потребителей. Кроме того, для полноценной работы целевой модели розничного рынка требуется решить ряд других важнейших задач, таких как:

  • легализация перекрестного субсидирования, например путем установления социальной нормы потребления электроэнергии населением;
  • введение понятия рентабельности сбытового бизнеса;
  • внедрение системы финансовых гарантий в оптовом и розничном сегментах, и, как следствие, уход с рынка ненадежных фирм-«однодневок»;
  • сохранение разумного и достаточного уровня государственного регулирования деятельности ГП;
  • обеспечение условий для свободного перехода потребителей между сбытовыми компаниями;
  • повышение качества и надежности сетевых услуг, в частности с помощью улучшения взаимодействия сетевых и сбытовых структур.
    О том, по каким правилам будет функционировать российский розничный рынок электроэнергии, участники энергетического сообщества спорят не первый год, более того, уже разработаны и представлены концепции целевых моделей РРЭ, предусматривающие как революционные, так и эволюционные изменения существующей переходной схемы. Несмотря на разногласия по ряду вопросов, авторы различных концепций едины во мнении, что фундаментом будущей целевой модели должна стать конкуренция при обеспечении надежного энергоснабжения потребителей — именно этот принцип лежит в основе самых успешных моделей РРЭ за рубежом.
    Прежде всего следует отметить, что у государств с уже сложившимся розничным рынком электроэнергии (это ряд европейских стран, США, Австралия, другие крупные экономические державы) действительно есть чему поучиться: они имеют богатый опыт развития розницы, в том числе в части перехода потребителей, рыночной концентрации, расширения линейки продуктов и т. п. При этом зарубежные рынки характеризуются рядом общих структурных особенностей, а именно:
  • разделением компаний, занимающихся розничным электроснабжением и распределением/передачей электроэнергии (так, в отношении крупных игроков законодательство ЕС предусматривает разделение распределительной и энергосбытовой деятельности при наличии у компании более 100 тыс. потребителей — в качестве примера можно привести Италию, Норвегию, Испанию); недавнее принятие аналогичных требований на других рынках (в Австралии, Великобритании, США) отражает устойчивость согласованного мнения зарубежных специалистов относительно важности разделения видов деятельности;
  • развивающейся интеграцией энергосбытовых и генерирующих компаний.
    Свобода выбора
    На большинстве рынков (за исключением некоторых отдаленных округов ряда штатов США и Австралии) бытовые абоненты имеют право самостоятельно выбирать энерго­сбытовую организацию (например, в Норвегии — с 1996 г., в Великобритании — с 1999-го, в Испании — с 2003-го, в Италии — с 2007 г). Вместе с тем везде действует норма о гарантированном энергоснабжении потребителей в случае банкротства обслуживающей их энергосбытовой компании или временной приостановке выполнения ею договорных обязательств. Однако гарантирующий поставщик имеет возможность возврата всех понесенных обоснованных затрат, включая в некоторых случаях дополнительные расходы на оперативную закупку электроэнергии.
    В разных регионах используются различные механизмы смены энергосбытовой организации. Например, в штатах Техас (США) и Виктория (Австралия) переход потребителя привязан к стандартным интервалам снятия показаний счетчиков, и иногда надо достаточно долго ожидать осуществления такого перехода. На других рынках предусмотрена возможность снятия показаний счетчиков в промежутках между плановыми датами, вследствие чего процесс перехода занимает меньше времени. В целом, чем короче срок осуществления перехода, тем более сложные системы передачи данных он предполагает. В большинстве случаев потребителю предоставляется период на обдумывание после подписания договора, на протяжении которого он может принять решение об отмене перехода (табл. 1)
    На вкус и свет…
    Еще одна тенденция, характерная для стран с развитыми розничными рынками энергии — предложение, формируемое энергосбытовыми компаниями, о «двойном обслуживании», иначе говоря, об энерго- и газоснабжении в рамках одного договора (подобная практика распространена в Австралии, Великобритании, Испании). Сбыты конкурируют на различных уровнях — кроме гибкой ценовой стратегии, значимым конкурентным преимуществом энергосбытовой компании становится источник поставляемой энергии (например, генераторы на базе ВИЭ — в большинстве европейских стран, Австралии и США предлагаются различные продукты «зеленой» энергетики), а также широкий спектр услуг. К примеру, в Италии по договору с энергосбытовой компанией предоставляются телекоммуникационные услуги или услуги по вывозу мусора. При этом потребителям зачастую гарантируется система скидок (что до сих пор не предусмотрено российским законодательством) и различные условия оплаты. Так, в Австралии, помимо скидок в случае платежа прямым дебетом, можно получить ваучеры на возмещение затрат при покупке бытовых электроприборов.
    Статистические данные о переходах потребителей в разных государствах варьируются. Наименьшие показатели — в Испании и Италии (не более 3% и 7,5% соответственно), что частично является следствием существования регулируемых тарифов, которые иногда ниже рыночных предложений. Значительнее цифры в Великобритании (порядка 15—25%), где регулируемый тариф был отменен в 2002 г.
    Что нам стоит сбыт построить?
    Еще одним заметным трендом на зарубежных розничных рынках стала консолидация энергосбытовых активов, или так называемая горизонтальная интеграция, проявляющаяся в постепенном сокращении количества компаний — практически во всех европейских странах наибольшая доля рынка принадлежит нескольким крупнейшим сбытам (табл. 2).
    Укрупнение бизнеса — тенденция, которая действует сегодня во всем мире, в том числе и в России. По мнению экспертов, в нашей стране в настоящее время формируется несколько федеральных холдингов, которые либо напрямую объединятся с генераторами, либо будут связаны с ними долгосрочными отношениями. Еще в середине 2000-х гг., когда было принято решение о продаже принадлежащих РАО «ЕЭС России» пакетов акций ЭСК, первый заместитель руководителя Проектного центра по реализации активов РАО Екатерина Новокрещеных отмечала в одном из интервью: «На основании анализа опыта как западных рынков, так и, например, российского рынка сотовой связи можно с большой вероятностью предположить, что в конкурентных условиях в каждом регионе останутся три-четыре крупные сбытовые компании, поделившие между собой весь полезный отпуск электроэнергии. Это закон экономики».
    Одним из серьезнейших препятствий для развития энергосбытовой деятельности в России, улучшения качества обслуживания потребителей стала низкая (на уровне 3—5%) сбытовая надбавка гарантирующих поставщиков, а также отсутствие ее дифференциации по группам потребителей. Например, в Италии сбытовая надбавка в конечном тарифе достигает 22%, в Бельгии — 17%, Нидерландах и Германии — 16%, Ирландии — 13%, Норвегии — 12%, Испании, Швеции и Финляндии — по 11%.
    Очевидно, что увеличение размера сбытовой надбавки ГП будет способствовать повышению финансовой устойчивости и рентабельности сбытовых компаний, что является необходимым условием полноценного становления конкурентного и клиентоориентированного энергосбытового бизнеса. Успешный западный опыт — тому подтверждение1.