«Выполнение инвестиционной программы является для КЭС приоритетом»

 

Автор

Вагнер Андрей, Первый вице-президент — операционный директор ЗАО «КЭС»

 

    Интервью с первым вице-президентом — операционным директором ЗАО «КЭС» Андреем Вагнером
    ЭР: Андрей Александрович, как вы оцениваете уровень надежности в российской электро­энергетике, и каковы основные проблемы в данной сфере?
    А. В.: Теме безопасной работы энергетического оборудования у нас всегда уделялось пристальное внимание, потому что мы живем в стране, где отопительный сезон длится почти полгода. Анализируя статистику аварийности и инцидентов на энергообъектах, можно четко выделить две основные причины чрезвычайных происшествий: износ оборудования и человеческий фактор.
    Износ основных фондов в среднем по отрасли превышает 50%. Раньше мне много раз приходилось слышать, как иностранные специалисты, посещавшие российские станции, удивлялись: «Нам известны состояние и возраст оборудования, но как оно до сих пор работает, понять невозможно». Надеяться лишь на профессионализм сотрудников, поддерживающих такое оборудование в функциональном состоянии, до бесконечности было нереально, энергетика остро нуждалась в модернизации. Именно с этой целью и проводилось реформирование, привлекались инвестиции.
    Сейчас главный вопрос в том, как эффективно распределить необходимые для модернизации средства, чтобы действительно гарантировать надежность энергоснабжения страны? Требуется найти приемлемый баланс между реконструкцией уже работающей техники и строительством новых генерирующих мощностей, естественно, обеспечив выполнение инвестиционных обязательств.
    Уровень профессиональной подготовки в российской энергетике в силу особой социальной значимости отрасли традиционно выше, чем в других секторах экономики. Однако с учетом износа и недостаточной степени автоматизации работники станций иногда вынуждены принимать нетиповые решения, в результате увеличивается нагрузка на персонал и, соответственно, число ошибок. Иначе говоря, возрастает роль человеческого фактора. Тем более важны в таких условиях меры по предотвращению аварийных ситуаций.
    ЭР: Долгое время в энергетике не существовало экономических стимулов повышения надежности и эффективности. Что-то изменилось?
    А. В.: За последние годы на моих глазах коренным образом поменялась логика работы отрасли. Выбранный государством курс на развитие конкуренции в энергетике привел к формированию рынка, который предъявил техническим специалистам жесткие требования.
    Предлагая на продажу электроэнергию и мощность, генерирующая компания берет на себя обязательства по поставке. В случае их невыполнения, например из-за аварии, предприятие, во-первых, получает штрафы в виде снижения оплаты мощности, а во-вторых, теряет доход на рынке электроэнергии. Эти экономические рычаги заставляют повышать надежность работы оборудования, своевременно осуществляя его замену или модернизацию. С расширением доли либерализации рынка пропорционально возрастает финансовая ответственность руководства компаний за функционирование станций.
    Кроме того, новые собственники рациональнее подходят к процессу управления. Это выражается в структурировании производства и сбыта энергии, более детальном контроле затрат, пересмотре систем учета и т. п. К примеру, экономический эффект от централизации закупочной деятельности КЭС-Холдинга в 2009 году достиг 119,4 млн рублей в сравнении со среднерыночной стоимостью оборудования и услуг. Оптимизация затрат — нормальная и правильная задача.
    ЭР: Насколько проблема обеспечения надежности актуальна для вашей компании? Какую работу вы проводите, чтобы предотвращать нештатные ситуации?
    А. В.: Начнем с того, что КЭС осуществляет операционное управление в четырех ТГК с весны 2008 года. Прежде в этих компаниях действовали разноплановые подходы к формированию ремонтных программ, а также программ технического перевооружения, производственной безопасности. Поэтому важно было систематизировать техническую политику, одновременно решая такие приоритетные задачи, как обеспечение подготовки станций к безаварийному прохождению ОЗП.
    Во главу угла ставилась и ставится именно надежность, поскольку деятельность холдинга одновременно в 16 регионах России диктует свои приоритеты в этом отношении. В настоящее время ремонтная программа КЭС формируется на основе планово-предупредительной системы организации работ. Вместе с тем в генерирующих дивизионах КЭС внедряются информационные модули на базе SAP ERP, позволяющие автоматизировать процессы сбора и анализа данных о состоянии оборудования и заблаговременно выполнять необходимые ремонтные мероприятия.
    В холдинге действуют согласованные с Ростехнадзором положения о производственном контроле, порядке расследования причин инцидентов, внедрены программы учета предписаний надзорных органов, разработаны и контролируются параметры производственной безопасности и т. д. Основная цель всех мероприятий — максимально снизить влияние человеческого фактора на возникновение любых нештатных ситуаций.
    ЭР: Но ведь полностью от аварий и инцидентов застраховаться нельзя?
    А. В.: Разумеется. Но можно добиться сокращения как ущерба, так и количества подобных случаев. Скажем, благодаря единой политике в области промышленной безопасности и производственного контроля общее число инцидентов на предприятиях КЭС за 12 месяцев 2009 года уменьшилось примерно на 7,6% по сравнению с аналогичным периодом 2008-го.
    Не менее важная задача — извлекать уроки и учитывать накопленную практику в процессе подготовки и переподготовки кадров, ведь умение предотвращать аварии обусловлено не одними теоретическими знаниями. Необходимо поддерживать и развивать процесс обучения персонала. В энергетике не бывает так, чтобы с улицы взяли умного, хорошего парня, и он за полгода стал квалифицированным турбинистом или котельщиком. Для подготовки грамотного машиниста турбины или котла требуется от пяти до семи лет. Наши специалисты должны принимать профессиональные, осмысленные решения в любых ситуациях — как при нормальной работе оборудования, так и в нештатных режимах.
    ЭР: Существует ли в КЭС программа модернизации основных фондов, какова техническая политика компании?
    А. В.: Перед нами стоит комплексная задача — обновить парк устаревшего оборудования, повысить экономичность и надежность станций. Мы прекрасно понимаем, что накопившиеся за 20 лет проблемы не решить в течение года или двух. Однако повседневная целенаправленная работа позволяет сделать многое. Силы и средства для этого есть. Главными направлениями технической политики КЭС на ближайшие пять лет станут выполнение инвестиционной программы «Диадема» и плана технического перевооружения.
    Для этого наши специалисты, во-первых, завершают доработку инвестиционных проектов, чтобы согласовать их окончательные версии с Минэнерго России. Некоторые проекты уже закончены или находятся в активной фазе реализации. Так, введены модернизированные турбоагрегаты на Сормовской и Сакмарской ТЭЦ, Самарской ГРЭС. Новые ПГУ на Пермской ТЭЦ-6 и Сызранской ТЭЦ общей мощностью 350 МВт должны вступить в строй в следующем году. На очереди монтаж и запуск ПГУ на Пермской ТЭЦ-9, Кировской ТЭЦ-3 и т. д. Только в 2010 году холдинг планирует инвестировать в эти объекты 22—24 млрд рублей. Всего же за 5 лет будет построено около 3 000 МВт новой мощности, а общий объем инвестиций достигнет 165 млрд рублей.
    Это означает, что наши генерирующие предприятия в массовом порядке получат новый тип оборудования — газовые турбины. Особый режим эксплуатации импортной техники потребует дополнительного обучения персонала. Кроме того, система обслуживания агрегатов предполагает тесное взаимодействие с заводами-изготовителями.
    Во-вторых, сегодня наши усилия направлены на поддержание аттестованной Системным оператором ЕЭС мощности. Прежде всего это относится к станциям, оборудование на которых приближается к порогу выработки ресурса, но все еще достаточно эффективно. В числе основных векторов развития: установка АСУ ТП, модернизация котельного, насосного оборудования и турбоагрегатов для увеличения мощности, экономичности и маневренности; реконструкция цехов химической водоочистки с целью снижения сбросов загрязняющих веществ; повышение противопожарной защищенности предприятий.
    И, наконец, отдельная задача, значимость решения которой трудно переоценить, касается теплосетевого комплекса. Сетевое хозяйство требует системной работы, и во всех ТГК у нас есть проекты реконструкции теплосетевых объектов. Они предполагают установку новых приборов учета тепла как у потребителей, так и на станциях.
    ЭР: В годы кризиса во многих компаниях начали задумываться о сокращении заявленных инвестиционных программ. Какую позицию занимаете вы в этом вопросе?
    А. В.: Выполнение инвестиционной программы является для КЭС приоритетом, и о сокращении никто не говорит. Проведенный аудит проектов показал, что в корректировке нуждается лишь выбор площадок под новые тепло- и электроэнергетические мощности. В реализации некоторых проектов возникли проблемы из-за существенного изменения спроса на электроэнергию, снижения динамики развития промышленного производства, экологических и чисто юридических обстоятельств. Поэтому мы предлагаем альтернативные площадки под строительство тех же объемов мощности.
    ЭР: На ваших глазах начиналось реформирование отрасли, какие задачи у генерирующих компаний остались нерешенными, что следует предпринять?
    А. В.: Преобразования продолжаются, их основные направления хорошо видны и понятны. Для ТГК наиболее острые вопросы сейчас связаны со сферой, которая осталась за рамками реформы электроэнергетики. Я говорю о теплоснабжении. Хочу напомнить, что тепло для России по социальной значимости практически равноценно электроэнергии. Поэтому вопросам обеспечения надежности теплоснабжения также необходимо уделять большое внимание.
    Несмотря на это, реформирование данного сегмента отрасли пока находится только на самой начальной стадии. С точки зрения законодательства, до сих пор не обозначены принципы построения договорных отношений между субъектами теплоснабжения, невозможно определить долгосрочную потребность в тепловых мощностях, не сформирована система организации коммерческого учета тепла. То есть не существует четких правил работы в секторе, который является одним из самых социально важных и в то же время наименее эффективных.
    Предельную озабоченность в генерирующих компаниях вызывают высокий износ внутриквартальных тепловых сетей и рост дебиторской задолженности. С одной стороны, муниципальные посредники зачастую не в состоянии обеспечить полномасштабный ремонт и обновление сетевого хозяйства, затруднена организация учета тепла, нередко происходят банкротства собственников теплосетей, а некоторые участки вообще не имеют владельца. С другой стороны, недобросовестные управляющие компании, не видя никаких законодательных и иных ограничений, по сути, присваивают себе средства, собранные с граждан за теплоснабжение. В результате из-за аварий на внутриквартальных сетях нарушается надежность поставок тепла, а неплатежи ведут к ухудшению финансово-экономического состояния самих теплоснабжающих организаций, что отражается на качестве их работы. Ведь это те самые средства, которые нужны на зарплату специалистам, закупку нового оборудования, ремонт и т. п.
    Наиболее эффективным решением этих проблем является передача внутриквартальных сетей на обслуживание энергетикам и заключение прямых договоров энергоснабжения. Тем самым не только выстраивается единая цепочка «генерация — транспортировка — сбыт энергии», но и возникает единый центр ответственности за обеспечение надежного и качественного теплоснабжения всех потребителей без исключения. Однако этот и многие другие вопросы возможно решить только при активном участии федеральных и региональных органов власти.