Ит-решения в энергетике. От количества — к качеству

Рубрика:

ИТ в энергетике

 

Автор

Сундуков Олег, Генеральный директор «Ай Ти Энерджи»

 

    Интервью с генеральным директором «Ай Ти Энерджи» Олегом Сундуковым
    ЭР:Как вы оцениваете сегодняшнее состояние ИТ-отрасли?
    О. С.: Нынешние информационные технологии в энергетике значительно отличаются от тех, что использовались до образования РАО «ЕЭС России» и в период существования холдинга. Для первого этапа развития ИТ (до РАО ЕЭС) характерно появление множества небольших информационных систем, предназначенных в основном для выполнения простых функций (в лучшем случае — для управления бизнес-процессом), реализация которых не требовала особых затрат. Второй этап начался во времена РАО ЕЭС, и это была попытка избавиться от обилия ранее внедренных локальных АРМов, заменив их одним комплексным решением в рамках АО-энерго.
    Сегодня рынок ИТ проходит третий этап своего развития. Предприятия накопили массу несистематизированных проектных разработок и теперь думают, что с ними делать. Стоит отметить, что после ликвидации холдинга вместе со структурной перестройкой энергокомпаний перегруппировались и функционирующие в них ИТ-системы, отдельные части которых оказались несовместимы друг с другом. Поэтому сейчас много средств и усилий тратится на то, чтобы их интегрировать.
    Кроме того, рынок ставит большое количество абсолютно новых для электроэнергетики задач, соответственно, ИТ-отрасли предстоит период активного роста по всем направлениям.
    Например, существует ряд сегментов, которые уже неструктурированно заполнены. Речь идет о системах управления, связи и т. д. Из-за увеличения тарифов многие энергокомпании под этот тренд закупали лишнее оборудование. Оно постепенно стареет и вместе с тем отвлекает на себя человеческие и денежные ресурсы. Сейчас все понимают, что тарифы уже не могут увеличиваться прежними темпами, и расходы на ИТ должны быть сбалансированными. Но прежнее «наследие» весьма осложняет жизнь. Когда ИТ-компании обращаются к заказчику и предлагают внедрить новые решения, основанные на принципах эффективности, тот показывает им ранее созданные комплексы стоимостью в десятки миллионов долларов, которые сейчас задействованы лишь на 15%. Таким образом, складывается неоднозначная ситуация: с одной стороны, для реализации рыночных целей нужны ультрасовременные комплексные системы, а с другой — есть то самое приобретенное впрок имущество, висящее, что называется, камнем на шее.
    ЭР:Насколько сильна конкуренция в секторе ИТ-услуг? Как повлиял кризис на развитие ИТ-отрасли?
    О. С.: На мой взгляд, острая конкуренция складывается в секторе традиционных услуг. Это строительство ЦОДов, телекоммуникации, связь, инженерная инфраструктура, внедрение базовых модулей SAP, Oracle. При этом она фактически отсутствует в секторе новых для российского рынка продуктов, обеспечивающих, например, такие направления, как автоматизация деятельности энергокомпаний на оптовом и розничных рынках. Что же касается кризиса, то прежде всего он способствовал формированию более рационального подхода, то есть на перспективу теперь никто ничего не покупает — все живут сегодняшним днем и реальными потребностями.
    К тому же нельзя забывать, что многие проекты запускались под лозунгом выхода на фондовый рынок, где предприятия оцениваются в том числе с позиции совершенства ИТ-обеспечения, информационной прозрачности бизнес-процессов и т. д. Сейчас очевидно, что эти задачи отступают на второй план, и отдельные проекты, основными драйверами которых были акционеры, полностью остановлены.
    ЭР:После завершения реформирования отрасли информационный обмен в ней, по сути, был нарушен. Согласны ли вы с этим утверждением?
    О. С.: Технически информационный обмен до сих пор имеет место, но достоверность данных постепенно снижается. Дело в том, что в РАО ЕЭС отраслевую информацию получали и анализировали специализированные службы, а впоследствии руководство использовало ее в принятии управленческих и производственных решений. Любая ошибка в исходном материале влекла за собой серьезные последствия.
    Сейчас данные по-прежнему поступают и обрабатываются, но оперативные выводы по ним никто не делает. Это первая причина. Вторая — отсутствие общей информационной базы и единой методики расчета показателей. Здесь заложена очень важная проблема, которой, к сожалению, пока не уделяется должного внимания.
    Следует отметить, что информационный обмен так или иначе влияет на распределение ответственности, а без достоверной информации об истинном состоянии оборудования и о результатах инвестиционной деятельности все решения менеджера энергокомпании становятся предметом его личной ответственности.
    ЭР:Что следует предпринять, чтобы переломить указанную тенденцию?
    О. С.: Наиболее целесообразным видится создание единого центра сбора и анализа всей отраслевой отчетности. А за отдельными профильными организациями нужно закрепить функции определения ее параметров (например, за АПБЭ и ЦДУ ТЭК — в сфере балансов и прогнозирования, за ЦКБ «Энергоремонт» — в области ремонтной деятельности и т. д.). Наличие единого центра сбора и обработки информации и открытый доступ к ней всех заинтересованных пользователей поможет резко повысить как достоверность даных, так и качество их анализа, что в свою очередь будет способствовать росту эффективности управленческих решений.
    ЭР:А насколько это реально с точки зрения конфиденциальности?
    О. С.: Безусловно, речь идет о той производственной отчетности, которую компании готовы раскрыть. В частности, многих интересует информация о направлениях энергосбережения и оптимизации топливообеспечения. Такими данными предприятия могли бы делиться в формате взаимовыгодного обмена. Есть множество и других областей деятельности энергокомпаний, где требуется информационная кооперация, ведь сейчас каждый живет в своем мире и порой не имеет полной рыночной картины.
    Здесь нужна законодательная инициатива, в соответствии с которой компании будут обязаны обнародовать часть сведений, а другая часть может быть предоставлена по желанию самих игроков.
    ЭР:Расскажите, пожалуйста, как сегодня строится ваше взаимодействие с Министерством энергетики РФ по вопросам организации информационных потоков в отрасли?
    О. С.: Мы являемся соразработчиками системы информационно-аналитического обеспечения Мин­энерго России. Проект как раз основан на предположении, что в ближайшем будущем, а точнее, в 2010 году, появятся закон либо регламенты информационного обмена. «Ай Ти Энерджи» совместно с ФГУ «Российское энергетическое агентство» создали действующий образец системы, которая способна обрабатывать большой поток поступающих из различных источников данных. Мы занимаемся технологической стороной, включая необходимую ИТ-инфраструктуру, подсистемы сбора, очистки, верификации и анализа данных, их хранения, а также подсистемы управления информацией, АРМ пользователей и аналитиков. Агентство же отвечает за регламентно-правовую базу, процессы сбора и обработки информации и методическое обеспечение работы системы.
    ЭР:Какую роль, на ваш взгляд, сыграла проблема несовершенного информационного обмена в августовской трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС?
    О. С.: Прямой зависимости здесь нет — даже ежесекундное поступление информации не смогло бы предотвратить аварию. Но давайте рассмотрим последствия.
    В Сибири и на Урале в связи с техногенной катастрофой на СШ ГЭС в среднесрочной перспективе (до пяти лет) будет наблюдаться существенный дефицит электроснабжения (до 2 млрд кВт·ч в месяц) и значительное увеличение себестоимости производства электроэнергии (почти вдвое). Поддержание топливного баланса потребует дополнительно около 7 млн тонн угля, для транспортировки которого понадобится порядка 200 тыс. вагонов. В этот период выплавка алюминия в регионе (доля электроэнергии в его себестоимости — не менее 25%) станет проблематичной. Нужна будет срочная модернизация, замена топливного (угольного) оборудования на большинстве тепловых станций региона (их 45) в целях снижения ценовых, технологических и производственных рисков. Уже в 2010 году мощность исчерпавших ресурс и выведенных из эксплуатации турбин составит около 7 500 МВт, или более 20%, с дальнейшим их выбыванием — в среднем на 4% в год.
    В приведенном анализе присутствует ряд цифр, касающихся не только электроэнергетики, но и других отраслей. Эти и многие другие показатели требуют мониторинга, так как цена ошибки вследствие вовремя не принятых на их основе решений чрезвычайно велика. Здесь нельзя обойтись без информационных технологий: только с их помощью можно надежно отслеживать сотни и тысячи показателей, характеризующих текущее и перспективное состояние отрасли. Трагедия в Саянах закономерно вынудила руководство энергокомпаний обратить внимание на целый ряд отраслевых ИТ-проектов. Стало очевидно, что их нельзя замораживать — наоборот, необходимо внедрять, несмотря на кризис и стремление участников рынка максимально сократить издержки.
    ЭР:Какие направления ИТ в настоящее время наиболее востребованы в энергетике? Как будет трансформироваться спрос на ИТ-услуги в ближайшей перспективе?
    О. С.: Сейчас можно выделить две основные задачи, определяющие политику энергетических компаний в сфере ИТ — надежность энергоснабжения ОЭС и повышение эффективности самого предприятия, под которой понимается некий баланс между удовлетворением рыночных потребностей и оптимальной загрузкой собственных мощностей. Например, для обеспечения энергобезопасности ОЭС применяют довольно сложные программы телемеханизации, системы технологического управления. С точки зрения прикладных задач повышения эффективности перспективным направлением является трейдинг, особенно в вертикально интегрированных компаниях, вроде ОАО «СУЭК» и ЗАО «КЭС-Холдинг», осуществляющих фактически полный цикл работ — добычу энергоносителей, производство электроэнергии и ее сбыт. Если рассматривать теплогенерацию, то здесь крайне важен выбор оптимального режима загрузки оборудования.
    В сбытовом секторе, который находится в стадии преобразований и где появляются новые крупные игроки, внимание будет акцентировано на системах, ориентированных на взаимодействие с клиентом, а также системах учета электроэнергии. Стоит отметить, что после ликвидации РАО ЕЭС каждая компания ведет учет поставляемой электроэнергии по-своему. Определить достоверность данных сложно, и порой это становится благодатной почвой для злоупотреблений. Поэтому в текущем году скорее всего будут востребованы или по крайней мере начнут внедряться системы, которые позволят всем участникам энергетического рынка осуществлять учет электроэнергии по единой методике. На федеральном уровне это реализовать проблематично из-за масштабности задачи, зато вполне возможно в регионах.
    ЭР:Как вы оцениваете нынешнее положение вашей компании на рынке? Какие видите перспективы и какие задачи стоят перед вами как перед руководителем на краткосрочный и среднесрочный периоды?
    О. С.: Начнем с того, что «Ай Ти Энерджи» находится под контролем государственных энергокомпаний. В связи с этим одним из важнейших направлений нашей деятельности является эксплуатация ЦОДов и оказание соответствующих услуг предприятиям энергетики. Важно, что благодаря нашему статусу мы можем брать на себя ответственность в работе с данными и в поддержке непрерывности процессов, напрямую влияющих на надежность и безопасность функционирования энергосистемы страны. Это направление всегда присутствовало в деятельности компании и будет в дальнейшем развиваться.
    Не менее важное направление для нас — сильная отраслевая аналитика, ее мы совместно с ФГУ «Российское энергетическое агентство» планируем не только сохранить, но и усовершенствовать. Агентство создает службу, которая будет заниматься консолидаций и анализом информации, связанной с вопросами практической реализации политики государства в области энергоэффективности и энергосбережения.
    Помимо этого мы продолжим предоставлять услуги, связанные с технической поддержкой и сопровождением программного обеспечения.
    В последнее время ряд крупных предприятий ТЭК задумались о реорганизации своих корпоративных ИТ-служб, и здесь я вижу «Ай Ти Энерджи» в качестве компании, которая будет принимать активное участие в процессе путем предоставления методологической и технической поддержки.
    ЭР:Как, вы считаете, станет развиваться рынок ИТ в ближайшее время?
    О. С.: Ранее я уже говорил, что сейчас мы переживаем третий этап становления ИТ-сегмента в энергетике и пытаемся навести здесь порядок. Сегодня участники рынка уже накопили некоторый опыт успешных и неудачных внедрений и сделали соответствующие выводы.
    Впереди следующий, четвертый этап, который, безусловно, будет нацелен на укрупнение решений, и вопрос в том, последует ли за этим, скажем так, «перевнедрение». Проходят годы, и многие системы приближаются к сроку своей амортизации. Поэтому в ближайшее время руководству компаний предстоит решать, стоит ли продлевать им жизнь, если они используются неэффективно. Скорее всего, такие комплексы придется списать и заменить новыми, которые будут задействованы уже на 100%. При этом требования к системным интеграторам начнут ужесточаться. Если раньше рынок диктовал условия, превышающие возможности интеграторов, то сейчас ситуация обратная. Однако завтра все опять может измениться, рынку понадобятся услуги иного порядка, и интеграторы снова окажутся некомпетентыми, поскольку продолжают оперировать «базой», используемой в смежных отраслях, а не в энергетике. К тому же в ИТ-компаниях часто не хватает специалистов с профильным образованием. Поэтому уже сейчас надо готовиться к предстоящему этапу, понимая, что «перевнедрение» неизбежно.