«Конкуренция как доминанта преобразований»

 

Автор

Киселев Василий, Председатель правления Некоммерческого партнерства Гарантирующих поставщиков и Энергосбытовых компаний (НП ГП и ЭСК)

 
    Интервью с председателем правления Некоммерческого партнерства Гарантирующих поставщиков и Энергосбытовых компаний (НП ГП и ЭСК) Василием Киселевым
    ЭР: Год 2009-й стал одним из самых сложных для энергосбытовых компаний. Как вы оцениваете его результаты? Какие события могли бы выделить в качестве основных?
    В. К.: Безусловно, главным «событием» года стала авария на Саяно-Шушенской ГЭС. Ее последствия, бесспорно, уже оказали и еще окажут огромное влияние на дальнейшее развитие всей отрасли в целом и энергосбытового бизнеса в частности, поскольку он является одной из ее неотъемлемых частей и может развиваться только в русле общих для энергетики векторов.
    Если же говорить именно об энергосбытовом сообществе, то 2009 г. был крайне непростым. Начался он с пикирования макроэкономической ситуации в стране, что серьезно отразилось на сбытовых компаниях, и длительным и очень сложным столк­новением с сетевиками по поводу их прямых договоров с потребителями на предоставление услуг по передаче электроэнергии. Затем мы столкнулись с огромной накопленной задолженностью покупателей на розничных рынках и необходимостью что-то с ней делать, как-то урегулировать, а заканчивается год аварией на Саяно-Шушенской ГЭС, введением изменений в порядок расчетов с пользователями и ограничений режима потребления, а также ожиданиями того, чем же в итоге обернется лишение ГП 2-го уровня статуса ГП с 1 января 2010 г. в связи с невыходом на оптовый рынок.
    Основные проблемы, безусловно, пришлись на начало года, когда многие ГП стояли на пороге банкротства: значительно сократилось потребление электроэнергии у некоторых наиболее крупных предприятий вследствие падения внешнего спроса на их продукцию; существенно возросла и продолжала быстро увеличиваться розничная дебиторская задолженность; активизировались сетевые компании, которые твердо решили внедрить в жизнь идею «прямых договоров», несмотря на кризисные реалии; банки перестали кредитовать сбыты для покрытия кассовых разрывов оборотных средств либо начали выдавать кредиты под неподъемный процент. В дальнейшем обстановка слегка нормализовалась — во многом из-за стабилизации общей экономической ситуации в стране, чему способствовали ползущие вверх цены на нефть, нагнетаемые усилием международных спекулянтов, а также благодаря принятым Минэнерго России и НП «Совет рынка» антикризисным мерам. К последним стоит отнести синхронизацию платежей на розничных рынках с платежами, которые необходимо производить на ОРЭ, ужесточение порядка введения ограничений в режим потребления и изменение схемы финансовых расчетов ГП со своими пользователями.
    ЭР: С какими трудностями помимо финансового кризиса и неплатежей столкнулись энергосбытовые компании в уходящем году и каковы пути их преодоления?
    В. К.: Главные энергосбытовые проблемы этого года уже названы выше — неплатежи, резкое снижение полезного отпуска электроэнергии на розничных рынках (вместо ожидавшегося и заложенного при расчете тарифов роста на 4—5%), недоступность кредитования, кассовые разрывы, угроза «прямых договоров». Но самая серьезная из них — неплатежи в настоящее время, к сожалению, практически неразрешима. Да, действительно, можно жестко лимитировать режим потребления, синхронизировать расчеты на рознице и на ОРЭ, попытаться «невзирая на лица» ограничить неплательщиков. Однако не следует забывать, что должники 2009 г. — это в основном социально важные объекты, которые являются главными источниками поступления налогов в регионах и доходов в федеральный и местные бюджеты. К тому же это крупнейшие работодатели, обеспечивающие занятость многих тысяч наших сограждан. Естественно, что их неплатежи выходят за рамки договорных взаимоотношений с ГП и за пределы экономических мотивов и административных воздействий, они становятся политическими и общественно-социальными вопросами. Это значит, что до момента улучшения ситуации в этих компаниях (может быть, ввиду окончания мирового кризиса, внутренней модернизации предприятий или успешного переключения с экспортной ориентированности на внутренний спрос) проблема огромных задолженностей существовала и будет существовать. И урегулировать ее придется политически, то есть зачастую в интересах потребителя-неплательщика, но не ГП.
    Все остальные сложности 2009 г., как показало время, в целом преодолимы за счет совершенствования законодательства, привлечения государственных банков к решению проблем ГП, договоренности, учета выпадающих доходов в тарифах следующих периодов и т. д.
    ЭР: Как вы оцениваете укрупнение рынка, происходящее в настоящее время? Каким образом будут развиваться события в ближайшей перспективе?
    В. К.: Укрупнение рынка имело место и в предыдущие годы. Эта тенденция была очевидна еще в самом начале реформы. Нормативные акты только узаконили невозможность совмещения монопольных и конкурентных видов бизнеса в энергетике. Однако и генерирующие компании, и потребители, и сбытовые холдинги, и региональные сетевые компании все время стремились к укрупнению с момента начала продаж «РАО ЕЭС» своих «дочек». И это правильно: энергокомпании пытаются нащупать резервы к повышению эффективности своей деятельности через вертикальную и горизонтальную интеграцию, масштабность, сокращение непроизводственных и трансакционных издержек. В данном случае важно следить, чтобы у укрупняющихся компаний вместе с усилением рыночной власти не появлялась мотивация (и возможность) к антиконкурентным действиям. Контролировать это должна Федеральная антимонопольная служба. Обратите внимание: все серьезные сделки должны быть одобрены ФАС. Таким образом, любое укрупнение (или, наоборот, разукрупнение) в отрасли, если оно полностью лежит в правовом поле, стоит оценивать положительно, так как здесь неизбежно кроется экономический мотив.
    Есть ли тенденция к дальнейшему укрупнению в отрасли и в сбытовой сфере, сейчас сказать сложно. В настоящее время рынок замер в ожидании новых законодательных директив. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС обнажила множество проблем, к примеру ослабление технического контроля за оборудованием при избыточном расширении холдингов, негативное влияние центрального офиса на региональные филиалы, когда последних лишают возможности самостоятельно принимать важные решения в угоду капитализации головной компании. Все это может привести к тому, что государство начнет принудительно разделять наиболее крупные холдинги на более мелкие структуры, так как становится понятно, что помимо экономической эффективности, на которую реформаторы обращали основное внимание вплоть до недавнего времени, не стоит также забывать и о технологических вопросах и безопасности.
    Впрочем, у процесса размельчения энергокомпаний тоже немало слабых сторон, в частности снижение финансовой устойчивости, конфликт интересов, повышение непроизводственных расходов в целом по отрасли.
    В данном случае необходимо нащупать «золотую середину», чтобы не было возврата к гигантам типа «РАО ЕЭС» и в то же время не возникала ситуация, когда в каждом регионе функционируют десятки мелких (на уровне станции) сетевых, сбытовых и генерирующих компаний.
    ЭР: Какие изменения в работе рынка вы ожидаете в наступающем году?
    В. К.: Основные события, которые ожидают сбытовой бизнес в следующем году, — это грядущее определение судьбы ГП 2-го уровня из-за невыхода на ОРЭ и конец переходного периода реформирования электро­энергетики.
    Что будет с ГП-2, прояснится уже в первые дни 2010 г. Если вспомнить 2008 г., то тогда постановление Правительства РФ, которое внесло коррективы в Правила розничных рынков и продлило ГП-2 срок для выхода на ОРЭ до 1 января 2010 г., вышло 9 января 2008 г. и при этом стало неожиданностью для рынка. Кто может поручиться, учитывая к тому же, что лишение ГП-2 их статуса чревато множеством проблем, вообще практически лишено смысла и несвое­временно в острую фазу кризиса и за год до окончания переходного перио­да реформирования, что и сейчас в последний момент не произойдет нечто подобное?
    Конец переходного периода реформирования примечателен тем, что, во-первых, именно в 2010 г. должны быть опубликованы Правила функционирования отрасли и розничного рынка, в частности в условиях целевой модели, а во-вторых — именно в 2010 г. необходимо организационно и морально готовиться к новым реалиям. Каковы они будут, пока неизвестно, и это вносит некую неопределенность в условия функционирования сбытового сообщества. К чему готовиться? Что развивать? На что тратить силы, время и ресурсы? Какую стратегию избрать? Пока что эти вопросы не имеют однозначного ответа…
    ЭР: Что, на ваш взгляд, окажет наибольшее влияние на деятельность энергосбытовых компаний в 2010 году? И каковы в целом перспективы развития сбытового бизнеса?
    В. К.: Существенное влияние на сбытовой бизнес в 2010 г. должна оказать будущая концепция функционирования розничного рынка электроэнергии в условиях целевой модели. На данный момент ее контуры не определены. Перед Минэнерго России поставлен срок до конца второго полугодия 2010 г. не только утвердить концепцию, но и подготовить основанные на ней Правила функционирования рынка для утверждения их Правительством РФ.
    В настоящее время на слуху две основные модели будущего целевого розничного рынка электро­энергии. Одну из них, разработанную НП «Совет рынка», часто называют «революционной», а вторую, предложенную самими участниками рынка, — «эволюционной». При этом обе концепции предусматривают очень серьезные изменения относительно сбытового бизнеса и нынешнего розничного рынка в целом. Не исключено, что вскоре появятся и другие альтернативные программы. Что в итоге будет взято за основу Минэнерго России, сейчас, возможно, не понимает и само министерство, хотя времени осталось уже совсем немного.
    Говорить о перспективах сбытового бизнеса сейчас, судя по всему, еще рано — надо сначала дождаться утверждения концепции целевой модели функционирования розничного рынка. На данном этапе любые прогнозы или дебаты о перспективах того или иного сбыта сродни гаданию на кофейной гуще. Неясно и будущее всего сбытового сегмента в целом: в последнее время идут дискуссии о необходимости объединения сбыта с сетями для повышения их надежности (после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС они приобрели сильную поддержку), также не утихают и призывы повернуть вспять реформу и вернуться к объединенным АО-энерго, которые могут быть более устойчивыми в плане аварийности, чем разделенные энергосегменты — сбыты, сети, генераторы.
    Надеюсь, при всех новациях конкуренция будет в составе доминант преобразований, а еще лучше — критерием выбора вариантов развития отрасли.