"Потребность в классических страховых продуктах в электроэнергетике сохраняется"

Рубрика:

ИТ в энергетике

 

Автор

Ратушный Александр, Начальник управления страхования энергетических рисков ЗАО "Страховой брокер "Малакут"", к. э. н.

 

 

    Интервью с начальником управления страхования энергетических рисков ЗАО "Страховой брокер "Малакут"", к. э. н. Александром Ратушным

 

    ЭР: Александр, как бы вы охарактеризовали уровень заинтересованности субъектов отечественного рынка электроэнергии в страховании своих рисков?

    А. Р.: К моему глубокому сожалению, в настоящее время в среде руководителей энергопредприятий страхование не является приоритетным инструментом риск-менеджента. Но справедливости ради надо заметить, что в отличие от других отраслей промышленности в энергетике страхование используется в том или ином объеме каждой компанией.
    Основа этому была заложена еще во времена РАО "ЕЭС России", когда существовали единые стандарты страховых программ и инструкции по организации страховой защиты. В конечном счете, глубина страховой защиты зависит от заинтересованности топ-менеджмента именно в таком способе управления энергорисками. В целом же электроэнергетику можно охарактеризовать как один из передовых, с точки зрения страхования, секторов экономики.

    ЭР: Иначе говоря, развитие страхования в энергетике - это исключительно заслуга РАО ЕЭС или есть и другие побудительные мотивы, например высокая степень убыточности некоторых бизнес-единиц?

    А. Р.: На мой взгляд, это прежде всего заслуга энергетической монополии, менеджмент которой понимал масштабы рисков в отрасли. Ни для кого не секрет, что основные фонды в электроэнергетике сегодня сильно изношены, и негативные события, в том числе полный или частичный выход оборудования из строя в результате поломки или иных причин, способны нанести катастрофический ущерб предприятиям. Страхование же позволяет в достаточно короткие сроки, не ухудшая финансового положения энергокомпании, ликвидировать последствия таких событий и покрыть убытки. Кстати, это особенно актуально во время финансового кризиса, поскольку при серьезных убытках, наступивших в результате страхового случая, не представляется возможным быстрое привлечение необходимого объема финансовых заимствований извне для компенсации потерь.

    ЭР: В последнее время в энергокомпаниях становится все более популярным внедрение комплексных систем управления рисками. В связи с этим снижается ли потребность в привлечении традиционной страховой защиты?

    А. Р.: Действительно, интерес к внедрению подобных систем в среде энергетиков растет. Мы это ощущаем по своим партнерам, которых консультируем в вопросах формирования структуры риск-менеджмента. Вместе с тем уверенно могу констатировать, что потребность в классических страховых продуктах все-таки сохраняется.
    Впрочем, в условиях финансово-экономического кризиса энергокомпании начинают, что называется, затягивать пояса, ищут пути минимизации страховых премий. И здесь без преувеличения особое значение приобретает роль профессионального консультанта - страхового брокера, который в силу специфики своей деятельности знаком со всеми возможными методиками оптимизации страховых программ, способами снижения размеров премий или увеличения объемов страхового покрытия.

    ЭР: В 2008 году закончилась структурная реформа в отрасли, на предприятия пришли новые собственники, в том числе иностранные, началась реализация инвестпрограмм. По вашим наблюдениям, изменилось ли отношение к страхованию со стороны энергетиков, увеличился ли поток заключаемых договоров?

    А. Р.: Я бы не сказал, что количество договоров увеличилось, но и отказов от страхования имущества, ДМС или от обязательных видов мы пока не отмечаем.
    Стоит сказать, что новые акционеры детально и здраво подходят к разработке программ страховой защиты, учитывают особенности станций, специфику той или иной ОГК или ТГК. Зачастую размер страхового покрытия даже расширяется по сравнению с существовавшим ранее. Например, при страховании имущества энергопредприятий до недавнего времени базисом служило страхование от поименованных рисков, сейчас - в русле международной практики и рыночных тенденций - в качестве базиса используется страхование "от всех рисков", более детально прорабатываются варианты страхования машин и оборудования от поломок.
    Поскольку генерирующие компании приступили к выполнению инвестиционных программ, все больший интерес проявляется к страхованию строительно-монтажных рисков. Общепринятая мировая практика подразумевает обязательное комплексное страхование СМР при реализации крупных инвестиционных проектов. Соответствующие принципы закладываются в ЕРС/М-контрактах, договорах генподряда. Заказчики - ОГК и ТГК - как правило, передают обязанности по обеспечению страховой защиты подрядчикам. К сожалению, кризис существенно снизил деловую активность в реализации инвестпроектов, что в свою очередь сказалось на операциях по страхованию СМР.

    ЭР: Одна из основных задач страхового брокера - помощь в урегулировании убытков. Как вы расцениваете поведение отечественных страховых компаний на рынке энергорисков?

    А. Р.: У многих клиентов, и не только в электроэнергетике, существует устойчивое заблуждение, будто страховщикам выгодно затягивание процесса урегулирования, а в некоторых случаях и отказ от возмещения ущерба. На наш взгляд, это не соответствует действительности. Грамотно и оперативно урегулировать убыток для страховщика - вопрос деловой репутации. Уверяю вас, ни одна страховая компания не желает ее испортить, особенно в среде солидных клиентов, коими являются энергетики.
    Вместе с тем существуют объективные причины, когда процедуры выплат растягиваются во времени. Например, при наличии сложностей в предоставлении каких-либо документов об убытке или неоднозначности в оценке ущерба. Именно поэтому мы своим клиентам всегда рекомендуем в договоре страхования предусматривать возможность привлечения к процессу урегулирования третьей стороны - независимых сюрвееров, которые бы составляли свой отчет о причинах возникновения страхового события и калькулировали соответствующий ущерб.

    ЭР: В целом насколько убыточны энергориски?

    А. Р.: Страховых случаев в отрасли происходит достаточно много, но процент убыточности в электроэнергетике не очень значителен. Нельзя сказать, что данный рынок является убыточным для страховщиков. Именно по-этому страховые компании проявляют весьма высокую деловую активность и участвуют в тендерах.

    ЭР: Какова сегодня степень конкуренции между страховщиками на этом поле?

    А. Р.: В 90-х годах прошлого века страхование объектов РАО "ЕЭС России" в основном осуществлялось в рамках сотрудничества с СК "Энергогарант", позднее - с компанией "Лидер". Затем был создан кэптивный страховой брокер, а на рынок вышло уже несколько отечественных страховщиков. В настоящее время реально в этом секторе работают не более десяти ведущих российских страховых компаний.
    Откровенно говоря, рынок страхования энергетических рисков до сих пор остается относительно закрытым, однако следует уточнить, что таковым он является в плане подписания прямых договоров страхования. Если иметь в виду договоры перестрахования, то широкая вовлеченность в этот процесс участников рынка страховых услуг, в том числе международного, существовала и раньше, есть и сейчас.
    Нынешняя ситуация, естественно, диктует новые рыночные условия. Акционеры энергокомпаний имеют свои взгляды в отношении процедур проведения тендеров, поэтому список страховщиков имеет тенденцию к расширению. Я бы сказал, что на рынке наблюдается усиление конкуренции. Это прежде всего связано с тем, что теперь энергетики могут самостоятельно выбирать страховую фирму, основываясь на рыночных принципах: стоимости программ страхования, опыте и репутации страховщика. Хотя некоторая аффилированность страховщиков и страхователей порой ощущается, и решения о заключении договора нередко принимаются в соответствии с этим обстоятельством.

    ЭР: После входа в отечественную энергетику иностранных акционеров растет ли на рынке присутствие зарубежных страховщиков?

    А. Р.: В подавляющем большинстве случаев для участия представительств иностранных страховщиков в открытых тендерах существуют формальные препятствия, среди которых размер уставного капитала и объем собственных средств. Эти параметры у представительств зарубежных фирм соответствуют минимальным требованиям, установленным законодательством для осуществления страховой деятельности на территории России, но крайне незначительны в сравнении с аналогичными характеристиками крупных российских страховых компаний, что не устраивает энергетиков.
    Это не означает, что иностранные страховщики вовсе не участвуют в обеспечении страховой защиты российских энергопредприятий. Во-первых, все ведущие страховые фирмы имеют облигаторную перестраховочную защиту, которая размещена на западном перестраховочном рынке, во-вторых, если у российского страховщика не хватает соответствующей емкости облигаторной защиты по заключенному договору страхования, то возможно факультативное перестрахование риска. И здесь широкое поле деятельности для иностранных компаний.
    Помимо формальных препятст-вий есть и различия в подходах к оцен-ке риска. У западных страховщиков более жесткие стандарты оценки и, соответственно, свои принципы тарификации. И если говорить о вероятности прямого участия зарубежных коллег в страховании, то зачастую их предложения, мягко говоря, не конкурентоспособны.
    С другой стороны, иностранные перестраховщики предоставили возможность российским страховым компаниям существенно увеличить емкость облигаторных договоров. Базовый принцип облигаторного перестрахования заключается в том, что российская сторона может самостоятельно определять стоимость страхования без дополнительных согласований с западными партнерами, которые автоматически принимают риск и условия. Данный факт позволяет отечественным фирмам быть более гибкими в определении стоимости страхования в рамках емкости. При этом реальное собственное удержание российских страховщиков зачастую не превышает 2 млн долларов.
    Но, как правило, имущество энергокомпаний в нашей стране страхуется по балансовой стоимости, которая значительно ниже восстановительной. Кроме того, применяются дополнительные ограничения ответственности страховщиков - лимиты возмещения по страховому случаю. Поэтому договор страхования может быть заключен одним российским страховщиком и перестрахован двумя, максимум тремя, отечественными компаниями, без какой-либо потребности выходить на зарубежные рынки для организации факультативного перестрахования. Кстати, есть примеры, когда подобная схема размещения рисков энергетических компаний осуществлялась на российском рынке даже при страховании имущества по восстановительной стоимости.
    Таким образом, крупные риски, страхуемые по восстановительной стоимости и размещенные на российском страховом рынке, фактически передаются на зарубежный перестраховочный рынок.
    Главное, не стоит забывать, что заказчик сам определяет формат тендера и состав его участников. И здесь я хотел бы еще раз подчеркнуть роль страхового брокера. Именно брокер как профессиональный участник страхового рынка обладает необходимыми компетенциями для того, чтобы помочь заказчику (энергокомпании) в выборе условий страхования, а также в разработке стратегии страховой защиты с учетом финансовых возможностей клиента (размещение риска на российском страховом рынке или фронтирование риска на западный перестраховочный рынок).

    ЭР: В нашем разговоре мы уже касались темы кризиса, и все-таки как вы оцениваете его влияние на рынок страхования энергорисков?

    А. Р.: Во-первых, ощутимое сокращение инвестиционных программ энергокомпаний, как я уже говорил, закономерно ведет к ограничению потока договоров страхования строительно-монтажных рисков.
    Во-вторых, сегодня в энергетике наблюдается совершенно новый вектор движения со стороны страхователей. Он направлен на оптимизацию страховой защиты как по объему застрахованных рисков, так и по стоимости программ страхования. Кстати, это обусловлено не только кризисом, но и желанием новых собственников предприятий минимизировать свои издержки, в том числе путем совершенствования страховых программ.
    Вместе с тем я не ожидаю значительного сокращения объемов страховой премии по операционным рискам. То же самое касается и страхования персонала (ДМС и НС). Кризис - явление временное, деятельность же любой энергокомпании нацелена на долгосрочную перспективу, и исходя из этого ее менедж-мент выстраивает стратегию развития. Поэтому я не вижу предпосылок к резкому падению данного рынка. Хотя и существенного прироста, думаю, в ближайшее время тоже не будет в связи с замораживанием многих проектов строительства объектов электроэнергетики.