Надежды на ВИЭ

Рубрика:

ВИЭ

 

Автор

Чупров Владимир, Руководитель энергетической программы Гринпис России

 

    Распоряжение Правительства Российской Федерации, утверждающее основные направления государственной политики в сфере использования возобновляемых источников энергии, было подписано в январе текущего года. Ключевым элементом принятого документа является оказание финансовой поддержки энергопредприятиям, работающим на основе ВИЭ. Такой поддержки в России до сих пор не было. Министерство энергетики РФ теперь обязано создать соответствующие механизмы для этого.
    Энергетическая отрасль в целом и возобновляемая энергетика в частности не могут развиваться без помощи со стороны государства. Об этом свидетельствует имеющийся международный опыт. Общемировые субсидии в секторе традиционной генерации составляют около 300 млрд долл. ежегодно. На прямые дотации российской атомной энергетике выделяется примерно 2,5-3 млрд долл. (строительство новых АЭС и объектов утилизации радиоактивных отходов), на развитие гидроэнергетики - порядка 1 млрд долл. в год.
    Помимо прямых субсидий практикуются и скрытые, среди них:

  • государственное финансирование воинских частей, осуществляющих охрану атомных станций;
  • освобождение от налога на недвижимость хранилищ радиоактивных отходов ОАО "Концерн Энергоатом";
  • недовыплаты на хранение и переработку радиоактивных отходов и т. д.
    По оценкам организации Гринпис России, без господдержки себестоимость атомной энергии была бы выше в 1,3-2 раза.
    Суммарные инвестиции в развитие генерации на основе ВИЭ с получением примерно 12 млрд кВтч к 2010 г. составят около 20 млрд руб. (менее 1 млрд долл.). К 2020 г., когда в данном сегменте предполагается увеличить выработку до 67 млрд кВтч (4,5% от всей производимой электроэнергии), вложения могут достигнуть 120 млрд руб., или порядка 5 млрд долл. Таким образом, к 2020 г. поддержка ВИЭ-генерации будет сопоставима с нынешним объемом финансирования предприятий атомной и крупной гидроэнергетики.
    Принятые показатели не вносят существенных изменений в стоимость электроэнергии на оптовом рынке. Так, в случае введения системы "зеленых сертификатов" (перераспределения выручки на ОРЭМ за счет обязательной покупки всего объема генерации на базе ВИЭ) средняя добавка составит около 2 коп. за кВтч к 2010 г. и 8 коп. за кВтч к 2020 г.
    Финансовая поддержка предприятий, использующих ВИЭ, имеет ряд важных преимуществ перед субсидированием сектора традиционной энергетики:
  • инвестирование в возобновляемую энергетику не подразумевает развитие топливного цикла, как это происходит в ядерной и угольной генерации;
  • энергоисточники на основе ВИЭ не зависят от ископаемого топлива, которое в итоге конечно (в том числе уран для атомных реакторов);
  • строительство энергоисточников на базе ВИЭ ведется гораздо быстрее, чем строительство АЭС или крупных ГЭС: например, ветропарк мощностью в десятки МВт сооружается в срок от шести месяцев до года;
    ВИЭ-электростанции способны работать в базовом режиме, не создавая при этом (как угольные или атомные) экологических проблем.
    В целом принятие российской программы развития возобновляемой энергетики можно приветствовать, но только как первый, причем весьма робкий, шаг. Например, Китай в течение вышеупомянутого срока планирует повысить долю ВИЭ в общем объеме генерации до 15%, Евросоюз - до 20-30%. В середине января текущего года министр энергетики Египта заявил, что 20% потребляемой в стране электроэнергии к 2020 г. будет производиться ветростанциями.
    Динамика развития данного сегмента свидетельствует о том, что достижение таких показателей реально. Мировой прирост установленной мощности ветровой энергетики в 2008 г. составил 36%, что означает ввод 27 ГВт новых мощностей. Для сравнения: в этом же году не было подключено ни одного нового реактора в атомной генерации.
    Несмотря на довольно скромные цели российской программы у нее уже появились оппоненты. Представитель ФК "Уралсиб" Александр Селезнев полагает, что развитие ВИЭ будет зависеть от цен на нефть: если они сложатся на низком уровне, выгоднее окажется использовать традиционные виды топлива, если же ценовые параметры продемонстрируют восходящую динамику, то альтернативная энергетика выйдет на первый план. Это распространенное заблуждение. Его опасность в том, что, ориентируясь на спекулятивный рынок нефти, можно попросту потерять время и оказаться в хвосте развития мировой энергетики. Стоит отметить и специфическую "стратегию" России: пока нефть штурмовала верхние ценовые границы, правительство игнорировало проблему ВИЭ, зато приняло дорогостоящие программы строительства гигантских ГЭС и АЭС.
    Средства массовой информации зачастую приводят мнения отраслевых экспертов, основанные на устаревших подходах. В частности, указывается, что себестоимость строительства альтернативных энергоустановок гораздо выше, чем стоимость возведения объектов традиционной тепловой генерации. На практике сооружение ветропарков по цене сопоставимо со строительством станций в сегменте углеводородной энергетики (1-1,5 тыс. долл. за кВт установленной мощности). Газовая генерация стоит те же 1-1,5 тыс. долл. за кВт, но не надо забывать, что ветропарку не нужны газ и уголь, а также миллиарды долларов на добычу газа и строительство/обслуживание газопроводов.
    Объекты атомной и малой гидроэнергетики обходятся дороже - порядка 2-2,5 тыс. долл. за кВт. При этом, к примеру, в атомной энергетике требуются дополнительные существенные затраты на разработку урановых шахт, строительство заводов по производству ядерного топлива и утилизации использованного.
    Стоимость энергообъектов, работающих на солнечной энергии, составляет примерно 5 тыс. долл. за кВт, но гелиогенерация также не требует топлива. Энергетическая окупаемость солнечных панелей (затраты на их производство в соотношении к объему всей энергии, производимой за жизненный цикл этого оборудования) в несколько раз ниже, чем энергетическая окупаемость атомного энергоблока. Причем стоимость установленного "солнечного" кВт стремительно падает в отличие от цены атомной генерации, которая также стремительно растет. В целом удешевление использования ВИЭ происходит на фоне постоянного удорожания угольной и атомной генерации.
    Бытует также мнение, что в России мало мест, пригодных для размещения объектов на основе возобновляемых источников энергии. В некоторых печатных изданиях даже приводится такой "закрытый" список: ветряная генерация - это Калмыкия и Калининград, приливные - Мурманск, геотермальные - Камчатка, малые ГЭС - Кавказ. На самом деле этот список можно существенно расширить: "солнце" - Прибайкалье, Краснодарский край, Черноземье, геотермальная энергетика - практически повсеместно (при освоении технологии глубинного бурения), "приливы" - Архангельская область, Камчатка. Что касается ветрогенераторов и малых ГЭС, то гораздо проще перечислить территории, где они не могут работать.
    Особая привлекательность объектов на возобновляемых источниках энергии состоит в том, что они способны функционировать в отдаленных и труднодоступных регионах, куда каждый год с традиционно огромными экономическими потерями поступает так называемый "северный завоз". Доставка топлива с "Большой земли" требует миллиардов рублей ежегодно. Но самое главное - уже сегодня потенциал ВИЭ составляет примерно 30% от общего потребления первичной энергии России. Иначе говоря, каждая третья сжигаемая тонна нефти и кубометр газа могут быть замещены энергией ветра, солнца, биомассы.