Критический фактор развития

 

Автор

Гребенщиков Геннадий, Региональный директор по Россиии странам СНГ ОАО "ВО "Технопромэкспорт""

 

    Интервью с региональным директором по Россиии странам СНГ ОАО "ВО "Технопромэкспорт"" Геннадием Гребенщиковым

    ЭР: Правительство РФ определило, что электроэнергетика как инфраструктурная отрасль должна развиваться опережающими темпами по сравнению с остальной экономикой. При этом одна из основных задач заключается в наращивании мощностей. Геннадий Васильевич, охарактеризуйте, пожалуйста, возможности участия российских инжиниринговых компаний в процессах технологического оснащения энергопредприятий. Способны ли они удовлетворить спрос отечественных энергетиков?

    Г. Г.: Прекратив свою деятельность, РАО "ЕЭС России" оставило "в наследство" новым субъектам рынка пятилетнюю инвестиционную программу в объеме 4,3 трлн рублей. По большинству указанных в ней проектов именно российские инжиниринговые компании, в том числе и созданные совсем недавно, взяли на себя функции EPC/EPCM-контракторов. Иностранные же инжиниринговые структуры без особой охоты стремятся на российский рынок, хотя в своем багаже имеют навыки управления, отработанные организационные и технические решения, кроме того, они зачастую являются и производителями оборудования, что значительно упрощает реализацию проектов. В целом это понятно: иностранцам необходимо учитывать особенности российского рынка, преодолевать разницу в менталитете, стандартах работы; трудности у зарубежных партнеров возникают и при использовании наших ГОСТов, и даже в ходе оформления проекта. Опять же западным фирмам непривычно участвовать в тендере на сооружение энергообъекта "под ключ", когда заказчик отводит всего полтора-два месяца на подготовку технико-коммерческого предложения.
    Иными словами, работа в России для иностранных инжиниринговых организаций связана со значительными рисками. И пока, судя по количеству проектов у иностранцев, отрицательные факторы перевешивают. С другой стороны, сложившуюся ситуацию молодые отечественные генподрядчики воспринимают как шанс занять свою нишу в данном сегменте бизнеса и стремятся выйти на рынок, несмотря на дефицит имеющегося опыта.
    Планы энергетиков по развитию генерации позволили нашей компании расширить географию бизнеса и частично переместить вектор деятельности на российский рынок (в отличие от советских времен).
    В ряду построенных ВО "Техно-промэкспорт" "под ключ" в России энергообъектов можно назвать два блока ПГУ по 450 МВт на Северо-Западной ТЭЦ, первый энергоблок с ПГУ мощностью 325 МВт на Ивановской ГРЭС, два блока по 25 МВт на Мутновской геотермальной электростанции, ТЭЦ "Международная" (ПГУ 120 МВт)для проекта "Москва-Сити".

    ЭР: Могли бы Вы сравнить отечественные и зарубежные технические разработки?

    Г. Г.: Некоторые виды основного и вспомогательного оборудования для энергетики, изготавливаемые отечественной промышленностью, отстают от лучших зарубежных аналогов или вовсе не производятся в России. Например, у нас пока не выпускают современные высокоэффективные газовые турбины F-класса с КПД, превышающим 38%, и единичной мощность 270 МВт, тогда как зарубежные предприятия давно освоили их производство (и даже начали выпускать газовые турбины с КПД более 43%). Такие турбины используются в парогазовых установках мощностью 400-750 МВт. Помимо этого, за рубежом эксплуатируются котлы с циркулирующим кипящим слоем, которых в России тоже не производят.
    Причины отставания известны. Основная заключается в отсутствии инвестиций в развитие энергомашиностроения в течение длительного периода, начиная с 1990 года. Ощущается и острая нехватка квалифицированных кадров.
    Тем не менее в последнее время наметились определенные перспективы. Недавно компания "Силовые машины" заключила лицензионное соглашение с концерном "Сименс" на производство газовой турбины F-класса мощностью 270 МВт. Возможно, через три или четыре года появятся современные отечественные парогазовые установки с КПД более 57%. Кроме этого, российская компания "ЭМАльянс" приступила к изготовлению котла с циркулирующим кипящим слоем, который будет поставлен на Череповецкую ГРЭС.

    ЭР: Какое оборудование сегодня наиболее востребовано российскими энергокомпаниями?

    Г. Г.: Чаще всего заключаются контракты на строительство парогазовых установок, использующих в качестве топлива природный газ. Их эффективность значительно выше, чем паросиловых энергоблоков. Вместе с тем российские генерирующие компании начали реализовывать проекты по сооружению угольных электростанций с паросиловыми энергоблоками на сверхкритических параметрах. Думаю, в дальнейшем это направление будет развиваться, поскольку Правительством Российской Федерации поставлена задача увеличения доли угля в топливном балансе.

    ЭР: Существуют ли сегодня масштабные проекты по снижению экологической нагрузки со стороны электростанций, которые осуществляются с привлечением инжиниринговых компаний? Насколько они эффективны?

    Г. Г.: Внедрение парогазовых технологий при реконструкции электростанций сокращает вредное воздействие тепловой генерации на окружающую среду. Для этих же целей используются современные системы очистки дымовых газов от окислов серы и азота на угольных ТЭЦ.
    Существенно снизить экологическую нагрузку позволило бы повсеместное применение в электроэнергетике попутного нефтяного газа в качестве дешевого и экологически более чистого топлива. По официальным данным, ежегодно в России в процессе добычи нефти попутно добывается и порядка 55 млрд куб. м ПНГ, большая часть которого сжигается в факелах. Это наносит значительный ущерб окружающей среде. Кстати, по оценкам западных экспертов, Россия на начало 2007 года занимала первое место в мире по объемам сжигания ПНГ в факелах, тогда как в развитых странах до 95% попутного нефтяного газа используют для нужд электроэнергетики. В нашей стране, конечно, тоже есть опыт его применения в качестве топлива, но пока только в районах нефтедобычи на небольших газотурбинных установках с агрегатами единичной мощностью от 4 до 16 МВт.
    Отдельные нефтяные компании уже связывают планы по снижению объемов сжигаемого в факелах ПНГ со строительством электростанций на попутном нефтяном газе, поскольку себестоимость вырабатываемой ими электроэнергии в три раза ниже существующих тарифов единой энергосистемы, да и срок окупаемости значительно меньше. Я считаю, пришло время увеличивать мощность энергоблоков на этом виде топлива, что позволит совокупно решить многие проблемы в электроэнергетике, нефтедобыче, экологии. И мы готовы принимать в этом участие.

    ЭР: С какими трудностями приходится сталкиваться российской инжиниринговой компании при выходе на зарубежные рынки?

    Г. Г.: До последнего времени наша деятельность была связана главным образом с зарубежными заказчиками. Со дня своего основания в 1955 году ВО "Технопромэкспорт" ввело в эксплуатацию более четырехсот энергетических объектов в 50 странах мира. Суммарная установленная мощность этих объектов превышает 85 млн кВт.
    Пробиться на рынки зарубежных стран очень непросто, значительно легче их потерять. Чтобы успешно соперничать в условиях жесткой конкуренции с ведущими западными инжиниринговыми компаниями, нужно хорошо изучить местные условия, стандарты, возможности субподрядчиков. Необходимо иметь конкурентные преимущества, например, конкурентоспособные цены на отечественное энергетическое оборудование. Кстати, этого преимущества мы уже почти лишились с укреплением рубля и ростом цен на металлы. Объективно говоря, при выборе партнеров по бизнесу для нашей компании значение имеет не регион, а конкретные условия, связанные с тем или иным проектом, его бюджетная стоимость, гарантия платежей и т. д.

    ЭР: При реализации проекта за рубежом, выбирая субподрядчиков, Вы отдаете предпочтение отечественным партнерам или иностранным?

    Г. Г.: Мы используем различные варианты. Для осуществления проекта, к примеру, в Китае эффективнее привлечь местные строительные компании и технику, а не везти все это из России. А вот монтажные и пусконаладочные работы, требующие участия высококвалифицированных специалистов, мы выполняем с помощью российских организаций, с которыми у нас давно существуют тесные производственные отношения. Тем более что это мобильные структуры, имеющие опыт работы вдали от мест своего постоянного дислоцирования.

    ЭР: Оцените, пожалуйста, объективность проводимых тендеров на строительство в энергетике. Что бы Вы изменили в практикуемых сегодня тендерных процедурах?

    Г. Г.: Не могу сказать, что все тендеры по выбору EPC- или EPCM-контракторов на российском рынке до конца объективны и справедливы. Есть определенный потенциал для повышения качества конкурентных процедур. Например, организаторам конкурсов надо бы отводить не менее трех месяцев на подготовку участниками технико-коммерческих предложений. Се--годня подготовительный период ограничен одним - двумя месяцами. Этого времени недостаточно для качественной проработки проекта, получения гарантированных предложений от поставщиков, проведения требуемых расчетов.
    Часто не совокупные параметры предложения в тендере, а стоимостная составляющая играет главную роль в выборе заказчика. Мне кажется, что заказчик в большей степени должен учитывать опыт, референции, надежность и квалификацию будущего генподрядчика, поскольку именно от этого напрямую зависит качественная реализация проекта, а недооценка всего перечисленного приводит к проблемам для самого заказчика. Уже были случаи замены выбранных по результатам конкурса генподрядчиков на других исполнителей.
    Нередко генерирующие компании, уже определившись с генпод-рядчиком, не торопятся заключать с ним договор, что ставит инжиниринговую фирму в сложное положение: имеющиеся предложения от субпоставщиков со временем теряют силу и могут быть изменены по срокам или составу оборудования. Это приводит к увеличению стоимости проекта и к дополнительным затратам для генподрядчика.
    Наконец, для участников тендеров не всегда представляется возможным предусмотреть удорожание продукции и услуг субподрядчиков в связи с непредсказуемыми скачками цен на российском рынке. Думаю, было бы правильным в конкурсных процедурах заранее учитывать эскалацию цены на основе официально публикуемых данных. Подобная корректировка позволила бы в какой-то мере защитить генподрядчиков, привязав бюджетную стоимость проекта к объективным инфляционным процессам в экономике: ведь от начала выполнения проекта до его завершения проходит три или четыре года, а иногда и больше.

    ЭР: Можете ли Вы охарактеризовать причины существования в России дефицита оборудования и стройматериалов?

    Г. Г.: Значительный спрос на энергооборудование, вызванный активизацией генерирующих компаний в части ввода новых мощностей, привел к тому, что изготовители, в первую очередь газовых и паровых турбин, перегружены заказами, а их производственные мощности не беспредельны. Как следствие, предприятия не всегда могут уложиться в требуемые сроки поставки, что является препятствием для выполнения оговоренных с заказчиком парамет-ров реализации проекта. К тому же основное оборудование для энергоблоков большой мощности в России изготавливают лишь несколько заводов. Мы часто вынуждены обращаться к зарубежным производителям. Между тем ситуация у зарубежных поставщиков не лучше - они также перегружены заказами. Поэтому сегодня довольно сложно надеяться на поставку газовой или паровой турбины для ПГУ в договорные сроки. Именно данный факт является одним из критических условий при реализации проектов.