"У энергоинжиниринга в России хорошие перспективы"

 

Автор

Безукладников Петр, Генеральный директор ОАО "Группа Е4"

 

    Интервью с генеральным директором ОАО "Группа Е4" Петром Безукладниковым

    ЭР: Петр Вольфрамович, что происходит сейчас на рынке инжиниринговых услуг для электроэнергетики?

    П. Б.: В настоящее время, помимо инжиниринговых компаний, уже представленных на рынке, данному направлению начинают также уделять внимание представители смежных сфер. При этом наблюдается и обратный интерес. В связи с тем, что в стране непрерывно растут объемы промышленного производства, у компаний, которые исторически специализировались на энергоинжиниринге, появляется желание применить свои силы в смежных сферах, тем более что их возможности и компетенция позволяют это сделать. Иными словами, сейчас идут процессы взаимопроникновения разных секторов инжиниринга: например, из области научно-исследовательских, проектных и монтажно-наладочных работ в энергетике компании передвигаются в промышленный инжиниринг, из которого, в свою очередь, организации переходят в область энергетических инженерно-консультационных услуг.

    ЭР: Какие виды услуг для клиентов энергетической отрасли наиболее востребованы?

    П. Б.: Известно, что генерирующие компании (ТГК и ОГК), сформированные в ходе реорганизации РАО "ЕЭС России", планируют в ближайшие годы масштабный ввод новых блоков. На это уйдет несколько лет, а дополнительная мощность понадобится уже в ближайшее время. Поэтому сейчас становится актуальным увеличение мощности за счет усовершенствования оборудования. Возможно, это не столь эффектно, как ввод нового энергоблока, однако, на мой взгляд, данная мера вполне оправдывает себя. Модернизация не требует землеотводов, проведения множества согласований с разрешительными инстанциями (экологами, архитекторами и т. д.) - т. е. является гораздо более экономичной. В связи с этим я думаю, что с приходом новых собственников данная идея получит дальнейшее распространение.
    Также клиенты регулярно заказывают услуги энергоаудита, установку приборов коммерческого учета и технико-экономическое обоснование, позволяющее им понять, стоит ли пользоваться услугами нынешнего поставщика энергии, или же лучше построить собственные энергетические мощности.

    ЭР: На Ваш взгляд, какие компании являются лидерами рынка в области инжиниринга?

    П. Б.: Существуют компании с исторически сложившимся привилегированным положением. В качестве примера могу привести ОАО "Технопромэкспорт", которое еще до создания рынка инженерно-консультационных услуг как такового, не имея собственных проектных, строительных и монтажных подразделений, получало множество заказов по централизованной инвестиционной программе РАО "ЕЭС России". В настоящее время на этот рынок вышел ряд новых участников, таких как ОАО "Стройтрансгаз", ЗАО "Инжиниринговая компания КВАРЦ" и Группа Е4. Действительно крупных инжиниринговых компаний немного. Нередко мелкие подрядчики позиционируют себя как организации, предоставляющие услуги строительства электростанций "под ключ". Однако существует следующая проблема: такие генподрядчики, имея годовой оборот 1-2 млрд руб., принимают заказы на строительство, скажем, блока со сходной стоимостью работ (1 млрд руб.). При этом компания с трудом может получить банковскую гарантию, и возникает вопрос: сможет ли она потянуть этот риск, учитывая, что годовой объем работ по данному контракту превышает весь его оборот за тот же период времени? То есть при наличии проблем у подрядчика даже по одному проекту последствия для заказчика могут быть непредсказуемыми. На мой взгляд, клиенты постепенно учатся этой новой для себя работе - правильному заказу генподрядных работ. Важно понимать, что генеральный подряд на строительство - это не только физическое выполнение работы, но и верно рассчитанные риски. Если в банковском или страховом секторе обработкой рисков занимаются десятки людей, то в энергоинжиниринге - сотни и тысячи человек, выполняющих подрядные работы.

    ЭР: Останутся ли в итоге, на Ваш взгляд, на рынке генподрядов только крупные игроки?

    П. Б.: Я думаю, да. Как только структура собственности генкомпаний стабилизируется, начнется ускоренная структуризация рынка. В зависимости от изменения цен на энергию будут меняться инвестиционные планы заказчиков, соответственно, станут корректироваться и программы подрядчиков. Содержание дорогостоящих маркетинговых служб, способных наладить контакт со многими участниками рынка и построить более или менее оправданный прогноз (обеспечить сбалансированную программу работ), является для мелких фирм достаточно затратным.
    Кроме того, каждая строительная компания нуждается в новом оборудовании. При этом, например, современные подъемные краны, способные удерживать 200-300 т, и другая техника стоят довольно дорого, и поэтому их могут купить только крупные компании.

    ЭР: Каковы основные проблемы рынка инжиниринговых услуг в России и мире сегодня?

    П. Б.: Главная проблема заключается в том, что в настоящее время инжинирингом готово заниматься меньшее количество людей, чем 20-30 лет назад. Число абитуриентов всего мира, желающих поступить в политехнические институты, пока остается приемлемым за счет таких стран, как Индия и Китай, однако в России и развитых странах уже существует дефицит инженеров.
    Данная проблема в значительной мере решается повышением привлекательности условий работы. Если начинающий инженер, приходящий сейчас в крупную инжиниринговую компанию, получает примерно 20 тыс. руб. в месяц, то в течении трех-пяти лет он может стать руководителем проекта и получать уже 100 тыс. руб. заработной платы и несколько сот тыс. руб. премии за успешную реализацию проекта. Таким образом, в течение десяти лет такой работник сможет позволить себе покупку машины, квартиры и загородного участка, особенно с учетом развитых сейчас потребительского кредитования и ипотеки. Такая перспектива, на мой взгляд, способна заинтересовать любого выпускника. Разумеется, данная профессия требует определенной рекламы в целях повышения ее престижа. Вводы крупных энергоблоков, которые ожидаются в ближайшие три-пять лет, при соответствующем PR-обеспечении привлекают внимание к инжинирингу и способствуют приходу специалистов в отрасль. Необходимо учитывать и то, что специалисту важен не только уровень получаемой им заработной платы, но и собственный престиж, обеспечивающий уважительное отношение близких и друзей к его работе. Отмечу также, что заработная плата нашего промышленно-производственного персонала в настоящее время выросла до уровня 60 тыс. руб. в месяц у лучших работников.
    Также можно выделить проблему управления проектами в целом, т. е. управления всеми частями проекта - проектированием, строительством, монтажом и пуско-наладкой и др. При этом следует учитывать возможные риски, которыми нужно умело управлять. При администрировании проектов также нельзя обойтись без специальных навыков, которые приобретаются со временем, чему крупные инжиниринговые компании уделяют повышенное внимание: создаются специальные центры, собираются проектные команды, покупается соответствующее программное обеспечение. Если один проект можно вести "на коленке", то при необходимости вести десятки проектов без качественного программного обеспечения (к примеру, такого, как Primavera) обойтись крайне сложно. В Группе Е4 подобное программное обеспечение уже успешно внедрено.

    ЭР: Как Вы оцениваете отечественных и зарубежных производителей энергетического оборудования?

    П. Б.: И у тех, и у других есть свои достоинства и недостатки. Российские производители лучше знают рынок и обладают таким историческим преимуществом, как уже установленное на электростанциях оборудование. В настоящее время, как правило, к уже имеющимся станциям пристраиваются дополнительные энергоблоки, а не возводятся новые станции с новым оснащением. Таким образом, на станциях уже используется какое-то оборудование, причем в основном отечественного производства. С точки зрения последующей эксплуатации, заказчику выгоднее и проще иметь дело с одним производителем техники: если в одном цехе стоят турбины одного производителя, во втором - другого, в третьем - третьего, то приходится иметь дело сразу с тремя сервисными компаниями, что является весьма затратным. Главными недостатками российского оборудования являются дизайн, далеко не лучший по сравнению с западными аналогами, а также не всегда высокие показатели производительности. Кроме того, некоторые образцы просто не выпускаются в стране: например, котлы с циркулирующим кипящим слоем, (ЦКС) необходимо заказывать у зарубежного поставщика (Alstom, Foster Wheeler), элегазовые генераторные выключатели и др.
    В то же время в РФ производится неплохое вспомогательное оборудование: отечественные заводы вполне способны удовлетворить спрос на насосы, электроприводы и металлоконструкции. Поэтому, я думаю, российские производители в основном конкурентоспособны: школа еще осталась, компетентные люди есть, мощности сохранились.

    ЭР: В каком положении находятся сейчас российские проектные центры и научно-производственные компании? Что будет происходить с ними в перспективе?

    П. Б.: Состояние российских проектных центров (ПЦ) и научно-производственных компаний (НПК) сейчас не самое хорошее, однако совершенно точно можно сказать, что они находятся на пути к "выздоровлению". Изменения обусловлены требованиями рынка: впервые за долгое время появился спрос на услуги ПЦ и НПК. До этого в течение последних 15 лет спроса практически не было, люди не были востребованы, обновлений не происходило.
    Современное положение российских ПЦ и НПК можно сравнить с состоянием больного человека, привязанного к постели, который после выздоровления будет двигаться медленно и только спустя некоторое время сможет бегать. В проектных центрах достаточно умных людей, которые, видя, что их работа вызывает постоянный интерес и достойно оплачивается, смогут формировать базы данных, знакомиться с производителями нового оборудования и предлагать современные технические решения.
    Я считаю, что "реанимирование" компаний может ускориться, если РАО "ЕЭС России" продаст проектные центры. В настоящее время программа приватизации ОГК и ТГК уже объявлена, определены сроки и механизмы выделения дочерних компаний из головной структуры, однако положение инженерных центров до сих пор под вопросом. Спрос на новые вводы у генерирующих компаний уже существует, и инженерные центры можно "отпускать в свободное плавание", т. е. продавать стратегическим инвесторам, крупным инжиниринговым компаниям с четким пониманием областей, на которых им предстоит специализироваться и развивать, а также учетом средств, которые они готовы вложить в проектные центры и научно-производственные компании. Поэтому чем быстрее РАО "ЕЭС России" начнет продажу ПЦ и НПК, тем раньше их положение стабилизируется и они начнут ускоренно развиваться.

    ЭР: Как Вы оцениваете перспективы развития инжинирингового бизнеса в российских условиях реформирования электроэнергетики?

    П. Б.: Я считаю, что у энергоинжиниринга хорошие перспективы развития, тем не менее существует одна серьезная проблема. Строительство заказанных в этом и следующем годах объектов энергоотрасли будет точно завершено, однако неизвестно, будут ли введены все блоки общей мощностью 40 ГВт, запланированные РАО "ЕЭС России. Поэтому инжиниринговые компании как непосредственные исполнители заказа оценивают сейчас перспективы инжиниринга с некоторой осторожностью и не могут полностью фокусироваться на инженерно-консультационных услугах в энергетике. Например, Группа Е4 продолжает поддерживать контакты с заказчиками в других отраслях, где предприятия имеют ясные и четкие инвестиционные программы, на реализацию которых уже выделены средства. Таким образом, перспективы развития у энергоинжиниринга существуют, однако они будут зависеть от макроэкономической ситуации как в стране, так и за рубежом (в частности, от цен на нефть и газ).

    ЭР: На что Вы планируете направлять свои научные и инженерные силы в будущем?

    П. Б.: Научные силы нашей Группы сосредоточены в Центральном котлотурбинном институте им. Ползунова (ЦКТИ) и компании "СибКОТЭС", которая известна наличием котла с кольцевой топкой. Он представляет собой нечто среднее между традиционным узко специализированным котлом и котлом с циркулирующим кипящим слоем (ЦКС) и способен работать на разных видах углей. И в ЦКТИ, и в СибКОТЭС имеются свои научные технологические школы, поэтому в ближайшей перспективе наши инженерные силы будут направлены на разработку и производство котельно-турбинного оборудования.

    ЭР: Где преимущественно сосредоточена деятельность Вашей компании?

    П. Б.: 90% объектов нашей компании сосредоточено в России и несколько объектов - в Казахстане (в начале года был запущен новый энергоблок в Астане - ТЭЦ Астаны). Наши проектировщики получают больше зарубежных заказов: например, для российских металлургов в дальнем зарубежье они проектируют новые тепло- и электроэнергетические блоки, в том числе в Африке.
    Иными словами, проектировщики экстерриториальны, а производственные подразделения находятся в основном в РФ и странах СНГ. Мы считаем, что данный рынок очень перспективен, поэтому необходимо сфокусироваться именно на нем, не распространяя свою деятельность на территории всего мира. Реализация программы "энергоудвоения" нашей страны является первоочередной.