Бизнес-оценка информационных технологий

 

Автор

Потоцкий Михаил, Председатель совета директоров компании IT Expert

 

    На протяжении столетий человечество преследуют вечные вопросы. Сообщество профессионалов, имеющих отношение к информационным технологиям, намного моложе - ему не более полувека, но такой вопрос появился и для него: в чем ценность современных, подчас дорогостоящих, информационно-технологических средств и их польза для бизнеса?
    В мире за последние десятилетия объем отчислений в сферу ИТ значительно возрос и в настоящее время для промышленности составляет в среднем до 10-20% от чистой прибыли компании, а в период интенсивного развития - даже больше. Ответив на вопрос, куда идут эти средства и какую пользу приносят, будет проще их обосновать и, в конечном итоге, получить в требуемом объеме.
    В течение второй половины ХIX и в XX веке были разработаны фундаментальные экономические теории и правила управления, которые дали ответ на вопрос: как наиболее эффективно организовать работу, чтобы получать максимальную отдачу от использования капитала. Техническая революция того времени во многом заключалась в практической реализации экономических принципов на основе бурно развивающихся технических средств. Инвестиционное проектирование, концепция изменения стоимости денег во времени и, как результат, такие экономические показатели, как чистая приведенная стоимость, внутренний коэффициент дисконтирования и др. позволили ответить на вопрос: чем инвестиции в средства "А" лучше, чем инвестиции в проект "В".
    С появлением ИТ как одного из средств производства данные принципы начали использоваться и в этой области. Проводимые в 60-е гг. расчеты давали простой, понятный для бизнеса результат. Например, в некоторой компании вместо отдела расчета зарплаты численностью 50 человек с общим годовым бюджетом 1 млн долл. (20 тыс. долл. на 1 чел. в год) приобретается вычислительная машина и программа стоимостью 700 тыс. долл. со сроком службы не менее пяти лет, позволяющая сократить персонал отдела расчета зарплаты до пяти человек. При этом три человека будут нужны для обслуживания техники. Таким образом, без учета дисконтирования и при условии полной амортизации оборудования экономия за пять лет составляет:

    (1000000 долл. х 5 лет) - (8 чел. х 20000 долл. х 5 лет + 700000 долл.) = 3500000 долл.

    Экономия очевидна: вычислительные машины полезны и инвестировать в них необходимо. Именно таким образом все начинают действовать, направляя огромный приток средств в сферу высоких технологий, быстро получая ощутимую отдачу от них и заполняя пустовавшую ранее экономическую нишу. Вскоре в промышленно развитых странах вся механическая вычислительная работа была переложена на вычислительные машины. В результате конкурентной борьбы возможности снижения цен, расширения рынка и роста прибыли были исчерпаны, и вопрос возник снова. Нужно ли продолжать инвестировать в ИТ? Или дополнительный качественный эффект получить уже невозможно и нужно лишь поддерживать и модернизировать имеющиеся средства в рамках текущего операционного бюджета?
    В каких единицах измерять полезность?
    Вопрос усложнился: что еще могут дать новые технологии, кроме сокращения затрат времени на выполнение вычислительных операций? Именно такой подход дает ключ к ответу. Как только становится понятна польза и способ ее экономической оценки, становится возможным использовать все известные методы расчетов инвестиционных проектов и получить прямой финансовый результат.
    В некоторых случаях это удается сделать. Типичным примером принятия решения о выборе ERP-системы является оценка экономической эффективности системы путем точного учета остатков материалов и продукции на складах, повышения оборачиваемости складских запасов или их сокращения. В данном случае мы имеем дело с прямыми экономическими категориями, подходящими для инвестиционного анализа. Однако применение того же подхода к оценке эффективности ERP-модуля "Учет персонала" невозможно, так как прямая экономическая выгода не столь очевидна, и таких примеров множество. В чем же польза данного модуля и многих других важных компонент ERP-системы, разработанных с целью подготовки управленческой информации для руководства компании? В конечном итоге, какова экономическая ценность верного управленческого решения высшего руководства компании, принятого на основе достоверной, всесторонней и правильно представленной информации о деятельности компании? Цена такого решения очень высока, но стоимость ERP-системы также значительна, и необходимо принять решение - внедрять ее или нет. Какими методами сопоставления затрат и выгод следует руководствоваться в таких случаях?
    В современном мире ценность новых технологий заключаются не только в высокой скорости выполнения вычислительных расчетов, но и в сборе, анализе, передаче и представлении информации, поэтому расчет экономического эффекта - непростая задача. По мнению Gartner Group1, всесторонний достоверный экономический расчет возможен не всегда (как в вышеприведенном примере). При принятии решений об инвестициях в ИТ все более важными становятся качественные, нематериальные преимущества, которые при пересчете их в количественные показатели требуют множества допущений, и в результате этого достоверность экономической оценки значительно снижается. Согласно оценкам Gartner Group, основанным на анализе принципов принятия решений об инвестициях в ИТ во многих компаниях, на этапе расчета экономической эффективности ИТ-проекта проявляется предвзятость в использовании экономических методик для обоснования решения, к которому уже есть приверженность руководства с учетом анализа качественных нематериальных преимуществ проекта.
    Однако методы анализа ценности ИТ и принятия решений об ИТ-инвестициях существуют. Одним из наиболее популярных в мире подходов является метод Gartner Group "Бизнес-ценность ИТ" (Business Value of IT - BVIT). Данный метод является практическим воплощением более широкой концепции TVO (Total Value of Opportunity), развивающей подход TCO (Total Cost of Ownership). Его суть заключается в том, что проводить анализ бизнес-ценности ИТ и принимать решения об инвестициях следует с точки зрения пяти перспектив, а экономическая перспектива является только одной из них. Это означает, что если экономические оценки показывают значимый достоверный результат, то вывод очевиден, но если прямые экономические расчеты трудны для применения, обладают высокой степенью условности и неоднозначности, то это еще не значит, что инвестиции в ИТ неценны и неэффективны.
    Полным комплектом перспектив, по которым согласно рекомендациям Gartner Group необходимо проводить анализ ценности ИТ и на чем основывать процесс принятия решений об инвестициях в ИТ, являются:

  • стратегическое согласование - долгосрочное согласование стратегии ИТ-инвестиций и корпоративных целей и задач;
  • воздействие на бизнес-процессы - возможность ИТ оказать влияние на реинжиниринг бизнес-процессов предприятия;
  • архитектура - интегрированность, масштабируемость, гибкость и устойчивость ИТ систем к различного рода возможным переменам в бизнес-окружении предприятия;
  • прямая окупаемость - традиционно понимаемые преимущества внедрения ИТ-решения, выраженные в экономических показателях, таких как сокращение затрат, окупаемость, чистая приведенная стоимость и т. д.;
  • риски - возможность внедряемых ИТ-решений влиять на все виды рисков предприятия.
        Так, некоторая компания "А" может находиться в хороших финансовых условиях, быть достаточно стабильной и иметь высокие показатели по прибыли. В таком случае задача прямой окупаемости вложений в ИТ для нее сейчас не самая важная. В условиях высокой конкуренции, когда экстенсивные пути развития бизнеса уже исчерпаны, компания ищет выход на новые рынки, то есть в те сегменты, в которых она видит свои стратегические интересы. Это может быть сделано, например, через привлечение партнеров, которые специализируются на финальных операциях по обработке продукции в соответствии с требованиями отдельных групп заказчиков, то есть выполняют тьюнинговые операции. При этом компания "А" обеспечивает значительное увеличение оборота своей продукции путем создания партнерской сети и специализации на выпуске полуфабрикатов. Грамотная реализация такой стратегии при отсутствии гибкой ERP и CRM-системы невозможна. Но основное преимущество данных систем состоит в возможности кардинального изменения бизнес-процессов, надежной управляемой интеграции с бизнес-партнерами, выхода на новые стратегические перспективы бизнеса и посредством этого получения значительной экономической выгоды. Очевидно, что простой расчет экономической эффективности проекта будет отличаться высокой степенью условности и отсутствием достоверной входной информации.
        Таким образом, согласно исследованию Gartner Group на смену подходу, состоящемыу в оценке полной себестоимости ИТ-решения (TCO) и его привязке к экономическим результатам от внедрения систем, пришел подход, который предусматривает анализ полной ценности возможностей (TVO - Total Value of Opportunity) и принятие решения об инвестициях в ИТ в зависимости от привлекательности этих возможностей для компании в данный момент и затрат на их получение.

    НА ОСТРИЕ ТЕХНОЛОГИЙ

        Архитектура: равнение на сервисы
        Общие положения

        Появление сервисно-ориентированной архитектуры (SOA) в начале ХХI века можно рассматривать как результат эволюции распределенных вычислений, с одной стороны, Web-технологий - с другой, и компонентного подхода к созданию приложений - с третьей.
        SOA является архитектурой, обеспечивающей образование так называемых слабых связей между взаимодействующими приложениями благодаря сервисам, созданным по определенным правилам и используемым многократно. По существу, это новая философия, предлагающая заменить физическое объединение компонентов, способное осуществлять лишь обмен данными между ними, организацией отношений компонентов на базе оказания взаимных услуг. Таким образом, привычные жесткие связи между приложениями (например, с помощью вызовов процедур) уступили место принципиально иному средству - слабо связанным сервисам (компонентам), под которыми подразумеваются автономные модули, содержащие дискретную бизнес-функциональность, способные обрабатывать данные и оперировать ими и взаимодействующие с окружающей средой с помощью сообщений. Еще одно важное свойство сервисов - возможность одновременного использования их разными приложениями.
        Главные достоинства такого подхода, построенного на применении WWW-стандартов, - обеспечение гибкости крупных программных решений, легко собираемых из "компонентных кубиков", зачастую ориентированных на разные платформы; сохранение ранее вложенных инвестиций (поскольку изменение одного сервиса не влечет за собой изменение всех остальных); возможность распределения ресурсов (сервисы могут создаваться в разных концах мира).
        В ближайшие годы сервисно-ориентированная архитектура может стать стрежневой структурой, консолидирующей концепции и разработки крупнейших ИТ-производителей. Сегодня гиганты индустрии - SAP, Oracle, IBM - демонстрируют свои первые достижения в этой области.
        Частные достижения
        Соревнование гигантов на гибкость

        Аналитики компании Forrester Research в своем недавнем исследовании оценили шансы лидеров - SAP и Oracle - в их конкурентной борьбе за преимущественное положение на рынке в области SOA. Согласно результатам исследования преимущество SAP заключается в более раннем старте, лучшей партнерской стратегии и более четкой формулировке перспектив своей новой технологии. С другой стороны, Forrester Research дает высокую оценку платформе промежуточного уровня Oracle и поддержке открытых стандартов в решениях компании. Стратегии двух производителей по созданию бизнес-приложений нового поколения сходны в их ориентации на SOA на базе отраслевых стандартов. Однако различий в них гораздо больше, благодаря чему заказчики получают реальную возможность выбора. Запуск разработки mySAP на базе сервис-ориентированной архитектуры SAP Enterprise Service Architecture (ESA) запланирован на 2007 г., выход первой версии платформы Oracle Fusion намечен на 2008 г.
        Решение IBM для энергетики на базе SOA
        В 2006 г.корпорация IBM представила на российском рынке мощное архитектурное решение для электроэнергетики - SAFE (Solution Architecture for Energy), обеспечивающее возможности по созданию единых отраслевых сервисов.
        SAFE выстраивает SOA с помощью интерфейсов для различных характерных для энергопредприятий приложений (геоинформационных систем - GIS, систем контроля аварийных отключений - OMS, систем управления персоналом, АИИС КУЭ и др.).
        Основой SAFE, как и в других реализациях SOA, служит корпоративная сервисная шина (ESB), обеспечивающая связь между сетевым уровнем и уровнем приложений.
        Фундаментом для развертывания архитектуры SAFE, как правило, служит общеотраслевая открытая объектная модель - "Общая информационная модель для энергокомпаний" (Common information model (CIM) for Energy and Utilities), рекомендованная МЭК. Эта модель удобна тем, что используя открытые стандарты для структурирования данных и объектов, она в масштабе отрасли сводит к минимуму путаницу, связанную с различными описаниями одинаковых объектов.
        С помощью SAFE энергопредприятия могут создавать ориентированные на сервисы персонифицированные рабочие места на основе портальных технологий, интегрировать системы управления технологическими процессами с корпоративными системами управления, использовать сервисы оптимизации бизнес-процессов и расширенной аналитики и пр. Все это помогает на новом уровне в комплексе решать насущные для электроэнергетики задачи: управление жизненным циклом активов, мобильной рабочей силой и выполнением работ, энергосбытовой деятельностью и взаимодействием с потребителями. А главное - обеспечивает необходимую гибкость ИТ-архитектуры в процессе адаптации ее к часто меняющимся в отрасли бизнес-правилам и нормам.

  •