• Содержание номера
  • Рейтинг:  2 
 

Гарантирующие поставщики: перспективы развития

 

Автор

Нестолий Вячеслав, Советник генерального директора по правовым вопросам ООО <Центр частного права электроэнергетики>

 

    Законы о реформировании электроэнергетики исходят из необходимости существования как энергосбытовых организаций в собственном смысле этого термина (т. е. финансовых институтов, приобретающих права на получение электроэнергии из электрических сетей для своих клиентов-потребителей, а также энергосбытовых организаций, осуществляющих генерацию электроэнергии на собственных электростанциях), так и энергосбытовых организаций sui generis (т. е. энергосбытовых организаций особого рода). Таковыми являются так называемые гарантирующие поставщики. Гарантирующий поставщик согласно п. 4 ст. 38 федерального закона № 35 от 26.03.2003 г. <Об электроэнергетике> - это особая разновидность энергосбытовой организации, которой при осуществлении хозяйственной деятельности не могут быть предоставлены преимущества перед другими энергосбытовыми организациями, за исключением случаев, установленных федеральными законами2. Другими словами, федеральные законы могут предусматривать для гарантирующих поставщиков, осуществляющих хозяйственную деятельность, преимущества по отношению к иным энергосбытовым компаниям.
    Согласно федеральному закону № 35 от 26.03.2003 г. <Об электроэнергетике> тарифы на электрическую энергию, которая поставляется потребителям энергосбытовыми организациями - не гарантирующими поставщиками, являются свободными, складываются под влиянием спроса и предложения, не подлежат государственному регулированию (п. 2 ст. 40). Таким образом, тарифы на электроэнергию, получаемую потребителями от гарантирующих поставщиков, свободными не являются, подлежат государственному регулированию и не изменяются под воздействием спроса и предложения. В соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 40 федерального закона № 35 от 26.03.2003 г. на розничных рынках осуществляется государственное регулирование сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков, которые включаются в цену на электроэнергию, поставляемую гарантирующими поставщиками потребителям. Предложение и спрос на электроэнергию могут оказывать лишь косвенное воздействие на цены (сбытовые надбавки) гарантирующих поставщиков. Вышеназванные сбытовые надбавки (цены, тарифы) в первую очередь будут складываться под влиянием инфляции. По мнению профессора Л. А. Лунца, выдающегося юриста, ученого и практического работника, в странах государственно-монополистического капитализма вопрос о тарифах на услуги по снабжению газом, электроэнергией и водой, вернее вопрос об изменении тарифов в соответствии с индексом товарных цен, вверен особым правительственным комиссиям, постановления которых могут быть обжалованы в судебном порядке3. Далее Л. А. Лунц цитирует работу Нуссбаума Money in the Law: <Суды весьма озабочены тем, чтобы охранять интересы лиц, вложивших свои капиталы в такие предприятия, от того, что суды называют конфискацией>4, - и подчеркивает, что, по словам Нуссбаума, конфискацией, или конфискационными тарифами, в американской практике именовались такие тарифы на снабжение газом, электроэнергией или водой, которые ввиду изменившихся обстоятельств перестали быть <справедливой ценой>, или не обеспечивают <справедливой прибыли>, или не соответствуют затратам на капитальное строительство5. Таким образом, резюмирует Л. А. Лунц, падение покупательной силы доллара отражается на увеличении названных тарифов, которое постоянно утверждается судом6. Другими словами, тарифы (сбытовые надбавки) на электроэнергию гарантирующих поставщиков неизбежно будут увеличиваться вслед за падением покупательной силы рубля.

    Тарифы на электроэнергию, получаемую потребителями от гарантирующих поставщиков, свободными не являются, подлежат государственному регулированию и не изменяются под воздействием спроса и предложения.

    В настоящей работе уже отмечалось, что регулируемые государством тарифы на электроэнергию (услуги по ее передаче) - предмет и результат дискуссий между различными органами исполнительной власти, крупными хозяйствующими субъектами7, а роль органов тарификации заключается в грамотном, арифметически и юридически правильном оформлении принятых решений8. Справедливая цена, справедливая прибыль, справедливый тариф на электроэнергию есть тариф (сбытовая надбавка), установленный в полном соответствии с процедурой, определенной соответствующим нормативным правовым актом9, не вызывает протеста со стороны потребителей электроэнергии. Согласно ст. 3 федерального закона № 41-ФЗ от 14.04.1995 г. <О государствен-ном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации> государственное регулирование тарифов преследует наряду с другими целями защиту экономических тарифов потребителей от монопольного повышения тарифов и создания механизма согласования интересов производителей и потребителей электрической и тепловой энергии10. Если тариф, установленный государственным органом, вызывает протест потребителя, то чаще всего это свидетельствует о существенном нарушении интересов потребителя, допущенном регулирующим органом, в том числе в связи с несоблюдением процедуры, позволяющей защитить его экономические интересы. Как пишет итальянский специалист в области сравнительного правоведения Уго Маттеи, <решение проблемы справедливой компенсации (добавим, что всякий тариф на электроэнергию есть в том числе и компенсация издержек владельца по содержанию электросетей в рабочем состоянии) лежит не в области выработки новых по своей сути концепций, но заключено в самом механизме правоприменения>11. Иначе говоря, закономерен тариф, установленный при соблюдении справедливой процедуры.
    Утвержденные Правительством РФ стандарты раскрытия информации субъектами оптового и розничного рынков электрической энергии предписывают субъектам электроэнергетики публиковать сведения о тарифах на услуги субъектов естественных монополий в электроэнергетике и на электроэнергию, произведенную генерирующими станциями12. Тем самым косвенно легализуется практика сокрытия информации о механизме образования тарифов на электроэнергию и услуги, связанные с ее передачей. Согласно п. 18 ранее действовавших Правил государственного регулирования и применения тарифов (цен) на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации при утверждении тарифов на электрическую (тепловую) энергию на заседаниях правлений органов, устанавливающих данные тарифы, имели право присутствовать любые лица13.

    Тарифы (сбытовые надбавки) на электроэнергию гарантирующих поставщиков неизбежно будут увеличиваться вслед за падением покупательной силы рубля.

    Ныне действующие правила, хотя и декларируют открытость заседаний коллегий (правлений) регулирующих органов при рассмотрении дел об установлении тарифов, соответствующего положения не содержат (п. 19)14. В отличие от ранее действовавших правил (п. 18) сегодня не предусматривается публикация информации о дате, времени и месте рассмотрения дела об установлении тарифов в СМИ, а также на официальном сайте регулирующего органа в сети Интернет. Другими словами, возможности потребителей электроэнергии защищать свои интересы при утверждении тарифов на электроэнергию (услуги по ее передаче) в сравнении с периодом действия постановления Правительства РФ № 226 от 02.04.2002 г. существенно снизились.
    Чрезмерно высокий тариф на услуги по передаче электроэнергии может привести к нерентабельности приобретения электроэнергии на оптовом рынке и тем самым будет препятствовать осуществлению предпринимательской деятельности энергосбытовой организации. Такой тариф <неформально> изымает часть собственности потребителя. Нерентабельность приобретения крупным квалифицированным потребителем электроэнергии на оптовом рынке свидетельствует об отсутствии экономической обоснованности тарифа. Отсюда следует, что рядовая энергосбытовая организация, не являющаяся гарантирующим поставщиком или не занимающаяся генерацией электроэнергии, есть не просто образование оптового рынка, самостоятельное юридическое лицо, финансовое структурное подразделение вертикально или горизонтально интегрированной компании, покупающее и продающее права на получение электроэнергии из сетей Федеральной сетевой компании или сетей региональной энергосистемы, но и институт, постоянно, на профессиональной основе представляющий интересы крупных промышленных потребителей в государственных органах исполнительной власти при утверждении тарифов на электроэнергию (услуги по ее передаче). Бесспорно, что такого представителя лишены потребители электроэнергии, не входящие в состав монополистического объединения или не заключившие по каким-либо причинам договоры с энергосбытовой компанией и вынужденно покупающие электроэнергию у гарантирующих поставщиков.
    Затронув столь болезненные для субъектов электроэнергетики вопросы тарифного регулирования, вернемся к прочим преимуществам гарантирующих поставщиков в осуществлении хозяйственной деятельности в сравнении с иными энергосбытовыми организациями. Ранее уже упоминалось о положениях ст. 6 федерального закона № 36-ФЗ от 26.03.2003 г., где содержится запрет на совмещение деятельности по передаче электроэнергии и оперативно-диспетчерскому управлению с деятельностью по производству и продаже электроэнергии15. Группам лиц и аффилированным лицам также запрещается совмещать передачу электроэнергии и оперативно-диспетчерское управление с производством и продажей электроэнергии в границах одной ценовой зоны оптового рынка. Статья запрещает с 1.01.2005 г. одновременно обладать на каком-либо законном основании (титуле) имуществом, непосредственно предназначенным для транзита электроэнергии и оперативнодиспетчерского управления в электроэнергетике, и имуществом, предназначенным для производства и продажи электроэнергии. Согласно той же статье хозяйствующие субъекты, не обеспечившие выполнение установленных требований до 1.01.2005 г., подлежат принудительной реорганизации (в форме разделения или выделения) в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Здесь же в соответствии с федеральными законами Правительство РФ наделяется полномочиями устанавливать иные особенности деятельности хозяйствующих субъектов, нарушивших установленные ст. 6 федерального закона № 36-ФЗ от 26.03.2003 запреты. Впрочем, в соответствии с положениями той же статьи ее запреты не распространяются на территориальные сетевые организации, которым присвоен статус гарантирующего поставщика в порядке, предусмотренном ст. 38 федерального закона <Об электроэнергетике>.
    Другими словами, гарантирующему поставщику разрешается совмещать обладание имущественными комплексами, обеспечивающими генерацию электроэнергии, ее передачу, оперативно-диспетчерское управление, с финансовой деятельностью на оптовом и розничных рынках электроэнергии (мощности). Аффилированные лица гарантирующего поставщика могут одновременно оказывать влияние на управление гарантирующим поставщиком, который является территориальной сетевой организацией, а также самостоятельной энергосбытовой компанией, оперирующей на оптовом рынке, и корпорацией, генерирующей электрическую энергию. В отличие от прочих энергосбытовых компаний гарантирующий поставщик вправе входить в состав финансово-промышленной группы, осуществляющей производство, передачу, потребление, оперативно-диспетчерское управление и продажу электроэнергии. Рядовые энергосбытовые компании вправе входить лишь в монополистичес-кие объединения, не занимающиеся передачей электроэнергии, а также оперативно-диспетчерским управлением в сфере электроэнергети-ки. Данные преимущества повышают инвестиционную привлекательность гарантирующих поставщиков. Стало быть, гарантирующий поставщик представляет собой ценность сам по себе, в силу своего статуса, предоставленной ему лицензии, а не в силу принадлежащего ему имущества. И если невозможна конкурентная борьба с гарантирующим поставщиком, то возможна борьба либо за приобретение статуса гарантирующего поставщика, либо за контроль над гарантирующим поставщиком. Подобная борьба не редкость не только в отечественной, но и в мировой практике.

    Гарантирующему поставщику разрешается совмещать обладание имущественными комплексами, обеспечивающими генерацию электроэнергии, ее передачу, оперативно-диспетчерское управление, с финансовой деятельностью на оптовом и розничных рынках электроэнергии (мощности).

    По свидетельству профессора Ю. Г. Басина, министерство энергетики Республики Казахстан после образования акционерной компании национальных электросетей KEGOC изымало вне установленного порядка принадлежащее данной компании имущество и передавало его другим юридическим лицам16. Интересны действия казахстанских собственников электростанций, предпринявших попытки, как пишут Ю. Г. Басин и М. К. Сулейменов, получить гарантии (курсив мой. - В. Н.) безотказного использования объема энергетических мощностей17. Раскрывая правовую природу гарантий пользования электрической сетью, названные авторы говорят о том, что собственник электросети обязан гарантировать наличие свободных мощностей в любое время, когда энергоснабжающая организация потребует их предоставить: <Он не имеет права заключать контракты на эти мощности с третьими лицами и обязан не делать ничего, что бы помешало отправителю их использовать>18. Обязанность собственника электросетей резервировать энергетические мощности для энергоснабжающих организаций есть вещное обременение, которое возлагается на собственника электросетей договором <о предоставлении этих мощностей в пользование и которое переходит при передаче сетей другому владельцу>19. Обязательства владельца электросетей включают в себя, помимо обязанности беспрепятственного и гарантированного допуска к пользованию электросетями, еще и обязанность передачи электроэнергии на расстояние, т. е. то, что охватывается обязательством на предоставление услуг по передаче электроэнергии20. При том что цитируемая работа содержит ряд недостатков и ошибочных суждений, в итоге ее авторы приходят к обоснованному выводу: принадлежащее владельцу электростанции право пользования чужими электросетями есть вещное обременение сервитутного типа21.

    Примечание
    1 Cм.: ЭнергоРынок. 2004. № 5 (6). С. 60-63; № 6 (7). С. 52-56.
    2 Собрание законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1177.
    3 См.: Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран // Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. - М.: Статут, 1999. С. 201.
    4 См.: Лунц Л. А. Указ. соч. С. 201.
    5 См.: Лунц Л. А. Указ. соч. С. 201.
    6 См.: Лунц Л. А. Указ. соч. С. 202.
    7 См.: Энергооракулы // Ведомости. 2004. 4 марта.
    8 См.: ЭнергоРынок. 2004. № 6 (7). С. 52-56.
    9 О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации: постановление Правительства Российской Федерации № 109 от 26.02.2004 г. // Собр. законодательства РФ. 2004. № 9. Ст. 791.
    10 О внесении изменений и дополнений в федеральный закон <О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации>: федеральный закон № 38-ФЗ от 26.03.2003 г. // Собр. законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1180.
    11 См.: Маттеи У. Основные принципы права собственности // Маттеи У., Суханов Е. А. Основные положения права собственности. - М.: Юристъ, 1999. С. 292.
    12 Стандарты раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии: утверждены постановлением Правительства РФ № 24 от 21.01.2004 г. // Собр. законодательства РФ. 2004. № 4. Ст. 282.
    13 Правила государственного регулирования и применения тарифов (цен) на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации: утверждены постановлением Правительства РФ № 226 от 02.04.2002 г. <О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии> // Собр. законодательства РФ. 2002. № 15. Ст. 1431.
    14 Правила государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации: утверждены постановлением Правительства РФ № 109 от 26.02.2004 г. <О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации> // Собр. законодательства РФ. 2004. № 9. Ст. 791.
    15 Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федерального закона <Об электроэнергетике>: федеральный закон № 36-ФЗ от 26.03.2003 г. // Собр. законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1178.
    16 См.: Басин Ю. Г. Правовые проблемы концентрации капитала в условиях свободного рынка и необходимости защиты публичных интересов // Цивилистические записки. Межвуз. сборн. научн. трудов. - М.: Статут, 2001. С. 40.
    17 См.: Сулейменов М., Басин Ю. Обременения вещных прав в гражданском обороте // Басин Ю. Г. Избранные труды по гражданскому праву. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 339.
    18 См.: Басин Ю. Г. Избранные труды по гражданскому праву. - СПб., 2003. С. 339
    19 Басин Ю. Г. Указ. соч. С. 339.
    20 Басин Ю. Г. Указ. соч. С. 340.
    21 Басин Ю. Г. Указ. соч. С. 341.

 
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему