Автор: Нигматулин Булат



Атомная энергетика в России и в мире: состояние и развитие (Часть 3)
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики
Прогноз мирового электропроизводства на АЭС на долгосрочный период (2015—2050 гг.) является составной частью прогноза общего мирового электропроизводства на всех типах энергоустановок.
В свою очередь, собственно прогноз общего мирового электропроизводства определяется прогнозами мирового электропотребления и электрическими потерями.
Прогноз мирового электропотребления является производной от прогноза развития мировой экономики, т.е. прогнозов темпов роста мирового ВВП и его структуры, определяемых темпами роста численности населения Земли, ростом его благосостояния, развитием технологий, эффективностью производства и многим другим.
Прогноз динамики роста мирового ВВП, численности населения Земли и энергопотребления в 2015—2050 гг.
В недавно опубликованной работе «Мир и Китай. Энергетический прогноз — 2050 (World аnd China. Energy Outlook 2050 — CNPC ETRI 2016), подготовленной Economics & Technology Research Institute при китайской нефтегазовой корпорации CNPC, приводятся прогнозы роста мирового ВВП и ВВП крупнейших стран мира до 2050 г.
Согласно прогнозу, в 2050 г. мировой ВВП должен увеличиться до 157 трлн долл. со среднегодовым темпом роста 2%. При этом ВВП США по сравнению с 2014 г. возрастет в 2 раза со среднегодовым темпом роста 1,9%, ВВП Китая — в 5,4 раза со среднегодовым темпом роста 4,8%, ВВП Индии — в 9,1 раза со среднегодовым темпом роста 6,3%. Доля ВВП Китая в общемировом ВВП вырастет с 18% в 2014 г. до 35,6% в 2050 г.
Атомная энергетика в России и в мире: состояние и развитие (Часть 2)
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики
За время существования гражданской атомной энергетики (около 60 лет) были разработаны или достаточно подробно описаны четыре ключевых ядерных топливных цикла (ЯТЦ), т.е. системы долговременного обеспечения АЭС ядерным топливом:

открытый ЯТЦ (ОЯТЦ) с легководными реакторами (ЛВР). Эта система является основной в мире. Используется в России, США, Китае и абсолютном большинстве стран. Ее дальнейшее совершенствование будет направлено на возможность увеличения глубины выгорания топлива за счет улучшенных материалов оболочек твэлов и характеристик безопасности, а также упрощения и удешевления конструкции ЛВР;

модифицированный открытый цикл с использованием МОКС-топлива и технологии ЛВР. Эта система является единственной альтернативой открытому ЯТЦ, которая применяется в коммерческом масштабе. МОКС-топливо используется во Франции с 1970-х гг., а также сжигалось в реакторах Германии, Швейцарии, Бельгии и Японии. В настоящее время в США (штат Южная Каролина) строится завод по производству МОКС-топлива для утилизации избыточного оружейного плутония (сейчас объект заморожен). Россия, Великобритания, Китай находятся на разных стадиях использования МОКС-топлива или планируют его применение;

замкнутый ядерный топливный цикл с быстрыми реакторами (ЗЯТЦ с БР). Эта система рассматривается из-за имеющейся у нее теоретической возможности максимально эффективно поглощать природный уран. Тем самым удается обеспечить устойчивое развитие атомной энергетики на протяжении столетий при одновременном сокращении объемов долгоживущих радионуклидов и окончательном захоронении отходов ядерного топлива, что позволяет разместить больше отработанного ядерного топлива в одних и тех же хранилищах. Кроме того, ЗЯТЦ с БР существенно снижает потребность в добыче природного урана и в конечном счете вообще исключает необходимость его обогащения. Работа отдельных элементов ЗЯТЦ с БР, а именно реактора на быстрых нейтронах — БН, охлаждаемого натрием, продемонстрирована в России, Франции, планируется в Японии, Китае и Индии. Цикл не выведен на уровень коммерческой реализации;
открытый ЯТЦ с высокотемпературными реакторами. Определяющей характеристикой здесь является присутствие в ней высокотемпературного реактора, в котором температура поднимается выше 600 °С. Эта система отобрана из-за ее потенциала к замещению ископаемого топлива во всех секторах энергетики, а не только в электрогенерации. Примерами энергоемких отраслей, где можно использовать высокопотенциальное технологическое тепло, являются производство цемента, металлургическая промышленность, а также нефтепереработка и нефтехимия. Высокопотенциальное технологическое тепло также подходит как топливо для транспорта с целью получения водорода путем прямого разложения воды вместо электролиза или разложения природного газа. Высокая эффективность преобразования энергии может сделать экономически оправданным практическое применение сухого охлаждения и теплового опреснения морской воды.
Атомная энергетика в России и в мире: состояние и развитие
Булат Нигматулин , Генеральный директор Института проблем энергетики
С пуском первой в мире АЭС в Обнинске в 1954 г. началось развитие гражданской атомной энергетики в России и за рубежом, которое впоследствии претерпело целый ряд драматических моментов, в первую очередь связанных с крупномасштабными авариями на АЭС «Три-Майл-Айленд» (США, 1979 г.), Чернобыльской АЭС (СССР,  Украина, 1986 г.) и АЭС «Фукусима-1» (Япония, 2011 г.).

На первоначальном этапе (в 1960—1979 гг. и далее до 1986 г.) происходило бурное развитие атомной энергетики в мире, обсуждалась даже ее мессианская роль для будущего человечества как относительно дешевого, потенциально безграничного источника энергии. Считалось, что атомная энергетика с генерацией только на АЭС с реакторами на тепловых нейтронах будет ограничиваться недостаточным объемом извлекаемых запасов природного урана по доступной себестоимости, т.к. в этих реакторах неэффективно (около 1%) используется энергия, аккумулированная в природном уране. Это стимулировало во многих странах разработку технологий замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ) с реакторами на быстрых нейтронах (БН), охлаждаемых натрием. В этих реакторах использование энергии, накопленной в природном уране, увеличивалось в 50 раз. В СССР и во Франции были построены опытно-промышленные АЭС с реакторами на быстрых нейтронах.

На втором этапе (1980—1990 гг. и до 2011 г.), после аварий на АЭС «Три-Майл-Айленд» в США и Чернобыльской АЭС, вопросы безопасности АЭС стали главными проблемами, сдерживающими развитие атомной энергетики. Во многих странах, включая Советский Союз, кардинально изменилось общественное мнение в вопросе атомной энергетики. Возникли массовые экологические движения, выступившие против возведения АЭС. Как следствие, ужесточились требования к безопасности станций. Соответственно существенно усложнились проекты АЭС, расходы на их реализацию увеличились. Кроме того, заметно повысилась конкурентоспособность газовых ТЭС с внедрением парогазового цикла (ПГУ с КПД до 55—60%) вместо традиционного паротурбинного цикла (с КПД до 38—40%), а также в 1986 — начале 2000-х гг. и повторно после 2011 г. в 1,5—2,5 раза снизилась цена газа. В развитых странах прекратился рост электропотребления и соответствующий рост электропроизводства. В результате произошло резкое замедление развития атомной энергетики по сравнению с первым этапом. При этом заметно увеличились извлекаемые запасы природного урана в мире по приемлемой себестоимости, позволяющей обеспечить развитие атомной энергетики с реакторами на тепловых нейтронах в обозримом будущем. Появилось понимание того, что коммерческое использование ЗЯТЦ с БН ограничивается только ядерными державами и экономически неконкурентоспособно.

Третий этап начался после аварии на АЭС «Фукусима-1» в Японии. Его можно назвать «постфукусимским развитием мировой атомной энергетики». Этот этап характеризуется «замораживанием» или сокращением производства электроэнергии на АЭС в развитых странах из-за массового снятия с эксплуатации энергоблоков АЭС, достигших предельного срока службы, замещением доли АЭС в энергобалансе стран ТЭС с ПГУ и ВИЭ, конкурентоспособность которых будет только возрастать. Для ТЭС с ПГУ это связано с запуском новых технологий и сохранением низкой цены газа на достаточно длительный срок. Для ВИЭ — это непрерывное внедрение новых технологий и соответствующее удешевление электропроизводства. Само строительство новых энергоблоков АЭС в различных странах будет ограничиваться недостатком инвестиций в их капиталоемкие проекты, длительным периодом согласования с регулирующими органами. Для повышения конкурентоспособности АЭС требуется существенное упрощение и удешевление собственно проектов, в первую очередь реакторного отделения (ядерного острова), стоимости оборудования энергоблока, строительства и монтажа на площадке, а на стадии эксплуатации — сокращение операционных затрат и стоимости ядерного топлива. На данный момент в мире отсутствуют технологии, которые обещают переломить тенденцию к дальнейшему росту удельных капитальных вложений и соответственно стоимости производства электроэнергии на АЭС. Российские же проекты (ВВЭР-ТОИ) уступают примерно на 20—30% по удельным капитальным вложениям на установленный 1 КВт мощности перспективным проектам конкурентов из США, Китая (АР1000 и ESBWR) и Республики Корея (PWR APR-1400).

В этих условиях ожидать серьезного роста мировой атомной энергетики не приходится. Наиболее вероятным является дальнейшее снижение доли атомной энергетики в мировом энергетическом балансе. Таким образом, проблема топливо­обеспечения, которая представлялась основной на первом этапе, теряет свою актуальность. Открытый ЯТЦ с ЛВР применяется и будет применяться на практике до тех пор, пока ЗЯТЦ не станет экономически выгодным. Однако для существующего уровня мирового электропроизводства на АЭС извлекаемых запасов природного урана хватит минимум на 100—130 лет (в зависимости от себестоимости добычи). При оптимистичном (максимальном) прогнозе роста электрогенерации на АЭС в 2016—2050 гг. извлекаемых запасов природного урана хватит примерно на 60—80 лет. Причем это без учета новых разведанных запасов и новых технологий добычи (например, из морской воды), а судя по опыту прогнозируемого «исчерпания газовых и нефтяных резервов», можно предположить, что новые запасы урана так или иначе будут найдены.
Платит за все потребитель
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики, д.т.н., профессор
Сразу могу отметить тот факт, что в 2016 г. полностью оправдались мои ожидания по поводу развития отечественной электроэнергетики, основанные на реальном спросе на электроэнергию в стране.
Это прогноз был опубликован еще в 2008 г. В то время его сильно критиковали, а один известный профессор-энергетик даже заявил, что я противник развития российской электроэнергетики. Но теперь всем очевидна правильность моих расчетов, учитывающих постоянство структуры российской экономики (как и экономики любой другой страны) на горизонте 15—20 лет. Потребление электроэнергии по состоянию на конец 2016 г. составляет максимум 1%. При этом цена на нее одна из самых высоких в мире и продолжает расти. Конечно, если ее правильно оценивать — не в пересчете по курсу доллара ЦБ РФ, когда за два года (2014—2016 гг.) электроэнергия в России подешевела вдвое, а, например, как затраты конечного потребителя в долях ВВП (в России — 5%, в США — 2,4%, в Германии — 3,5%) или через стоимость доллара по паритету покупательской способности (ППС), определяемую по всей корзине ВВП. В 2014 г. 1 долл. по ППС был равен 21 руб., а в 2016 г. — 22 руб. (по данным Росстата).
Управление военной экономикой Германии во время Второй мировой войны (сентябрь 1939 — май 1941 г.)
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики
Журнал «ЭнергоРынок» публикует вторую часть статьи Б. Нигматулина, посвященную вопросам управления экономикой Германии в период Второй Мировой войны. Проблемы управления и допущенные ошибки министров Третьего Рейха сыграли одну из ключевых ролей в поражении страны, более того они с высокой точностью проецируются на те методы, которые зачастую являются приоритетными при принятии управленческих решений в современной России.
Управление военной экономикой Германии во время Второй мировой войны (сентябрь 1939 — май 1941 г.)
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики
Оценивая трагические события середины ХХ столетия, можно сделать вполне закономерный вывод: поражение Германии в войне с Советским Союзом было предопределено экономически. Конечный успех любого предприятия напрямую зависит от методов и стиля управления. И в этом контексте для сегодняшней России становится ключевым проведение исторических параллелей между катастрофическими ошибками руководителей гитлеровской Германии, судьбоносными решениями тогдашних руководителей СССР и нынешним положением дел в отечественной экономике. Тем более что все это с точностью проецируется на развитие конкретной отрасли.
Тридцать лет в зоне отчуждения
Булат Нигматулин, Независимый эксперт
Интервью с заместителем министра по атомной энергетике РФ в 1998—2002 гг.
Работа над ошибками
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики (ИПЭ), д.т.н.
Год 2015-й является показательным для развития российской экономики. Как и в 2008 г., мы испытали на себе зависимость нашей экономики от «нефтяной иглы». Несмотря на попытки диверсифицировать экономику, мы не успели воспользоваться уроками прошлого, в связи с чем нам приходится активно пересматривать свое будущее.

«Нечестный киловатт»: за чьи проблемы платит потребитель?
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики
Важно сопоставить, много или мало платит российский потребитель за электроэнергию по сравнению с другими странами. Такое сравнение макроэкономически правильно можно провести двумя способами.
Корректировка прогноза электропотребления в РФ до 2020 г. с учетом экономического кризиса в России
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики
В работах «Анализ прогнозов электропотребления в различных программах Минэнерго России» («ЭнергоРынок», 2013, № 5), «Прогнозы максимальной электрической нагрузки и требуемого увеличения мощности, развитие действующих и строительство новых генерирующих мощностей в ЕЭС России на период 2013—2019 гг.» («ЭнергоРынок», 2014, № 4, 5), были представлены и обоснованы прогнозы электропотребления в России в до 2020 г. на базе двух сценариев — оптимистичного и базового.

Экономические основы подвига советского народа в условиях войны
Булат Нигматулин, Генеральный директор института проблем энергетики, профессор, д.т н.
Состояние экономик Советского Союза и Германии к началу Великой Отечественной войны существенно различалось. Так, Советский Союз только подошел к завершению активной фазы развития индустриальной базы, намеченной на третью пятилетку (1938—1942 гг.), тогда как Германия еще до Первой мировой войны имела мощную промышленность.
Экономика и электроэнергетика Сибирского Федерального округа и Новосибирской области. Среднесрочный прогноз (Часть 2)
Булат Нигматулин, Генеральный директор Института проблем энергетики, профессор, д.т н.
Продолжение. Начало см.: «ЭнергоРынок», 2015, № 1.
Экономика и электроэнергетика Сибирского Федерального округа и Новосибирской области. Среднесрочный прогноз (Часть 1)
Булат Нигматулин, Генеральный директор

Предложенная методика будет использована для расчета прогнозов темпов роста ИОК, ВРП и электропотребления в Сибирском Федеральном округе (СФО) и отдельно в Новосибирской области (НО).

Украина. Ціна незалежності. Уроки для России
Булат Нигматулин, Генеральный директор

На постсоветском пространстве 16 марта 2014 г. произошло неординарное событие. В Крыму и городе Севастополе был проведен референдум с очень высокой явкой. В нем приняли участие почти 83,1% лиц, имеющих право голоса. При этом 96,77% граждан выступили за выход Крыма и города Севастополя из состава Украины и присоединение к России на правах субъектов РФ. Закономерность подобного результата не вызывает сомнений — слишком много нерешенных проблем накопилось в Украине за годы ее независимости, и это наглядно подтверждает анализ макроэкономики страны за 1990—2013 гг. в сравнении с соседними с ней государствами.

Энергоснабжение Крыма: сценарии развития
Нигматулин Булат, профессор, д.т.н.
23 марта 2014 г. Президент РФ В. Путин подписал законы о вхождении Крыма и Севастополя в состав России. После этого встал вопрос об электроснабжении Крымского полуострова со стороны России, т.к. на территории Крымского полуострова отсутствуют крупные электрогенерирующие мощности. Собственное электроснабжение Крыма осуществляется от Запорожской АЭС и других генерирующих мощностей, находящихся на территории Украины.
Прогнозы максимальной электрической нагрузки и требуемого увеличения мощности, развитие действующих и строительство новых генерирующих мощностей в ЕЭС России на период 2013—2019 гг. (Часть 2)1
Нигматулин Булат, Генеральный директор Института проблем энергетики (ИПЭ), профессор, д.т.н.
Для обоснования величин установленной мощности ЕЭС России в прогнозе ИПЭ 2013 г. сначала проанализируем прогнозы Минэнерго России от 2011, 2012 и 2013 гг.
Прогнозы максимальной электрической нагрузки и требуемого увеличения мощности, развитие действующих и строительство новых генерирующих мощностей в ЕЭС России на период 2013—2019 гг. (Часть 1)
Нигматулин Булат, Генеральный директор Института проблем энергетики (ИПЭ), профессор, д.т.н.
Данный материал является третьим из цикла шести статей, в которых представлено заключение экспертов Института проблем электроэнергетики (ИПЭ), сделанное по Схеме и программе развития ЕЭС России на 2013—2019 гг. (утверждены Минэнерго России в апреле 2013 г.). В первой статье сформулированы замечания к указанным документам («ЭнергоРынок» № 2, 2014 г.), во второй доказано, что принятый министерством среднегодовой темп роста электропотребления в 1,82% завышен как минимум вдвое («ЭнергоРынок», № 2 и 3, 2014 г.).
Замечания к Схеме и программе развития ЕЭС России в 2013—2019 гг.1 Часть 2
Нигматулин Булат, Генеральный директор Института проблем энергетики, д.т.н.
Обоснованный прогноз электропотребления в стране невозможен без принятого сценария (сценариев) развития экономики страны или, что то же самое, темпов изменения ВВП. С другой стороны, можно показать, что ежегодный темп изменения ВВП в любой стране существенно зависит от темпа изменения инвестиций в основной капитал (ИОК).
В зоне особого внимания
Нигматулин Булат, Генеральный директор Института проблем энергетики, д.т.н.
Энергетическая стратегия любой страны определяется прогнозом развития экономики, т.е. темпами роста или замедления ВВП. В энергостратегии России до 2035 г. (ЭС-2035) темп роста ВВП в России значительно понижен по сравнению с ЭС-2030. В инновационном сценарии ЭС-2035 (базовый вариант) в период 2013—2035 гг. среднегодовой темп роста ВВП прогнозируется в 3,8%, а в консервативном риск-сценарии — в 2,8%. Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации рекомендовало к утверждению первый профессиональный стандарт в электроэнергетике «Работник по оперативному управлению объектами тепловой электростанции». Такое решение принято по итогам заседания Экспертного совета по профессиональным стандартам при Минтруде России, которое состоялось 25 марта во вторник. Этот отраслевой стандарт был подготовлен Межрегиональным отраслевым объединением работодателей поставщиков энергии (Объединение РаПЭ) и прошел обсуждение в отраслевом сообществе с участием представителей энергокомпаний-работодателей, Министерства энергетики РФ и Общественного объединения – «Всероссийский Электропрофсоюз».
Анализ прогнозов электропотребления в различных программах Минэнерго России
Нигматулин Булат, Первый заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий,председатель экспертного совета Сообщества потребителей электроэнергии
Разработка схемы и программы развития ЕЭС России определяющим образом зависит от принятого среднегодового темпа роста энергопотребления. В рассматриваемых материалах Минэнерго России (версия 2012 г.) темп роста энергопотребления в 2012—2018 гг. принят равным 2,14—2,95%, в среднем — 2,33% в год.

Страница: ← Предыдущая  |  Следующая