ЧВЭ и ЧНЭР российской энергетики (ч. 2. Парадоксы неэффективного регулирования)1

 

Автор

Богданов Александр, Главный технолог, начальник сектора энергоаудита ТЭС и ЭС ЗАО «Е4 СибКОТЭС»

 

    Парадокс №1 «Давай котельнизацию России!»
    В моей статье «Котельнизация России — беда национального масштаба»2 был приведен конкретный пример оценки экономического ущерба от переключения 77 Гкал/ч от действующих ТЭЦ-4 и ТЭЦ-5 на вновь построенные 8—10 котельных фирмы «Октан» в центре тепловых нагрузок Омска.
    Строительство котельных с переключением от ТЭЦ проходило под флагом повышения энергетической эффективности. Устраивались совещания федерального уровня, был приглашен председатель Росстроя страны, всем демонстрировались чудоводогрейные котельные с технологией энергосбережения 60-летней давности. Да, водогрейные котлы были покрашены красивой краской, к котлу прикреплена блестящая табличка, появилась электронная автоматика и КПД каждой котельной, работающей на газе, мог быть иногда доведен до 95%. Но, заменив тепло отработанного пара ТЭЦ на тепло водогрейной котельной, город потерял технологический эффект — порядка 80% от годового расхода каждой котельной!
    Водогрейные котлы не зря называют «пиковыми» котлами. Их нужно использовать, но при этом работать они должны только в режиме догрева к «базовому» источнику тепла к паровым турбинам либо в крайнем случае к паровым котельным. Время использования максимума нагрузок водогрейных котлов должно быть в 8—10 раз меньше, чем у базовых источников, и не превышать 400—800 часов в году. Такие котлы очень дешевы при покупке, но в четыре раза менее эффективны при эксплуатации. Водогрейные котельные вообще должны быть запрещены как позавчерашний день. Они не могут обеспечить живучесть и надежность теплоснабжения. Любой перебой в электроснабжении водогрейной котельной вызывает ее мгновенную остановку. Возможно только комбинированное производство тепла и электроэнергии. Там, где не хватает тепловых нагрузок, надо проектировать небольшие паровые котельные с паровым приводом для производства электроэнергии для собственных нужд, с паровым двигателем — для относительно крупных механизмов: дымососов, вентиляторов, сетевых насосов, мазутных насосов3 и т.д.
    Однако никаких последствий для регулирующих органов этот пример не имел. «Моська лает, слон идет». Парадокс заключается в том, что чрезвычайно неэффективный энергетический регулятор (ЧНЭР), применивший скрытое перекрестное субсидирование, даже не захотел понимать, что именно его решение является источником роста энергоемкости и непрерывного роста тарифов, и нести за это ответственность. Мало того, имея резерв неиспользованных мощностей порядка 1718 Гкал/ч (~33,8% от максимума нагрузок), регулятор и надзирающий орган согласовывает отключение от действующих ТЭЦ и строительство морально устаревших технологий в виде водогрейных котельных. Почему? Что ЧНЭР не знает, что безнравственно переводить «кровь на воду»? Конечно, знает! На этот вопрос, возможно, есть ответ: «Многие источники теплоснабжения строятся с огромным и необоснованным запасом мощности. Мотив простой: чем больше мощность, тем больше откат. Избыточное резервирование мощности существенно удорожает эксплуатацию систем. В Польше в тариф на тепло не включает затраты на содержание избытка мощности свыше 25%»3.
    Парадокс № 2«А где отечественные огурцы?»
    Устраняя якобы негативное наследие плановой экономики в период 2003—2004 гг. и имея по сути правильное задание об исключении перекрестного субсидирования в энергетике, регулирующий орган Омской области принял решение об исключении 50%-ного снижения тарифов для тепличных хозяйств. ЧНЭР, слепо выполняя указание вышестоящей инстанции, принимает совершенно правильное решение о повышении тарифов ЗАО «Тепличный», получающего тепло напрямую от котлов ТЭЦ-2, и абсолютно неправильное решение о повышении тарифов ЗАО «Овощевод», получающего тепло отработанного пара от паровых турбин ТЭЦ-4. В результате Омская ТЭЦ-4 потеряла низкотемпературную тепловую нагрузку до 100 Гкал/ч и соответственно до 40 мВт выработки электроэнергии на тепловом потреблении. В результате механического регулирования ЧНЭР ЗАО «Овощевод» было вынуждено построить собственную маленькую котельную, значительно сократить производство, и вместо омских огурцов город и область были завалены китайскими огурцами.
    Именно безграмотные решения ЧНЭР привели к тому, что область заменила собственное производство комбинированной электрической энергии ТЭЦ-4 покупкой конденсационной энергии с оптового рынка до 180 млн кВт•ч (~10% производства энергии ТЭЦ-4). Как следствие — тройной ущерб для экономики области: а) заменили собственное производство высокоэкономичной электроэнергии на базе теплового потребления с КПД 80% покупкой конденсационной электроэнергии с КПД 35%; б) заменили собственную продукцию на завозную; в) оставили без работы и без отопления жителей поселка Горячие Ключи.
    Парадокс №3 «ЧНЭР остался в стороне!»
    Но на этом беды от неэффективного регулирования тарифа по ЗАО «Овощевод» не заканчиваются. Из-за роста тарифов на тепло ЗАО «Овощевод» принимает решение от отказа в теплоснабжении от турбин ТЭЦ-4. Для теплоснабжения жителей, уволенных с теплицы «Овощевода», в поселке Горячие Ключи была также построена собственная котельная. Теплотрасса от ТЭЦ-4 на ЗАО «Овощевод» и поселок Горячие Ключи была быстро демонтирована.
    За два года до событий на ТЭЦ-4 точно такая же ситуация сложилась на ТЭЦ-5. В поселке Ростовка, получающего тепло от ТЭЦ-5, была построена собственная котельная. Теплотрасса от Омской ТЭЦ-5 на поселок Ростовка была также демонтирована. В результате жители Ростовки и Горячих Ключей были вынуждены оплачивать в тарифах на тепловую энергию стоимость строительства новых, никому не нужных котельных. Однако парадокс заключается в том, что объяснять разгневанному населению причины высоких тарифов направили не руководителей ЧНЭР, которые своим прямым решением отказались от централизованного теплоснабжения от ТЭЦ-4 и ТЭЦ-5 и обосновали рост тарифов и строительство котельных, а представителей ни в чем неповинного Министерства жилищного коммунального хозяйства. ЧНЭР остался в стороне!
    Именно на этом примере необходимо понять, что ни в коем случае нельзя соглашаться с применением различных методик разнесения затрат топливо на тепло и электроэнергию на основе физического метода либо метода эквивалентной котельной «КЭС-Холдинга» от 2010 г. Мы это уже проходили! Для решения задачи снижения энергоемкости в целом по региону допустим только эксергетический метод В.М. Бродянского, доработанный до практического применения по принципам методики Вагнера от 1961 г.
    Парадокс № 4 «А где наше пиво?»
    В свое время бывший пивзавод «РОСАР» (Омск) обратился с предложением о значительном развитии производства пива. Для этого необходимо было увеличить потребляемую мощность. Чтобы компенсировать затраты на увеличение пропускной способности электрических сетей, ЧНЭР было принято решение о включении затрат по обеспечению технической возможности и прироста мощности в тарифы на электроэнергию всех потребителей Омска. Согласно этой логике, каждый покупатель электроэнергии в Омской области, оплативший в тарифе затраты на развитие пивзавода, может прийти на пивзавод и потребовать компенсацию своей доли затрат в пиве. Условно каждый пенсионер — собственник однокомнатной квартиры может потребовать с завода компенсацию, допустим, одну бутылку в год, трехкомнатной квартиры — три бутылки в год, а детский сад — ящик пива в год. Парадокс заключается в том, что ЧНЭР, обосновавший рост тарифов и применивший скрытое перекрестное субсидирование, вместо наказания, получает поощрения и благодарности за понимание ситуации и обеспечение прироста налогов от реализации пива.
    В заключение хочется перейти от негативных фактов к позитивным жизнеутверждающим предложениям. В настоящее время утверждена Государственная программа энергосбережения и повышения энергетической эффективности на период до 2020 г. Наконец-то на первый план выдвинута технологическая экономия энергии. Потенциал повышения энергетической эффективности России составляет более 40% от уровня потребления энергии. В абсолютных объемах это не менее 403 млн т у.т./год. По своей работе часто слышу неофициальные возражения, что, мол, 40% — надуманная цифра, что к условиям электросетевого комплекса это неприменимо. Да, для тех, кто владеет расчетами только в киловаттах или в гигакалориях в час на уровне школьной физики, это действительно кажется нереальным! Нужно учится и учиться, приобретать новые знания, использовать проверенные и новые технологии. Для начала эффективным собственникам и эффективным регуляторам надо узнать, чем отличается понятие «энергия» от понятий «эксергия» и «анергия», и научится считать энергоемкость в тоннах условного топлива.
    Молодец Президент РФ Д.А. Медведев, что без многолетних увязок и согласований волевым решением выпустил коротенький, всего в 38 строчек, Указ от 04.06.08 № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики», где впервые поставил задачу о снижении энергоемкости ВВП на 40%. Спустя полтора года, настоял на принятии ФЗ «Об энергосбережении…» и еще через год обеспечил разработку Государственной программы энергосбережения и повышения энергетической эффективности на период до 2020 г.
    Выводы и предложения
    Программа снижения энергоемкости ВВП на 80% зависит от эффективности тарифной политики, экономического управления и регулирования и только на 20% — от технических решений.
    Регулятору экономики энергетики, чтобы не быть ЧНЭР, надо постоянно учиться технологии управления, основывать регулирующее действие на основе понимания энергии, эксергии и анергии.
    При принятии управляющего решения каждый эффективный собственник и каждый эффективный регулятор должен проверять свое решение на соответствие принципам эффективного регулирования энергоемкости, которые должны быть самым главным инструментом.
    Без определения конкретной ответственности федеральных и региональных органов регулирования программу снижения энергоемкости ВВП не выполнить.
    На работу регулирующих органов не должно оказываться воздействие со стороны региональных руководителей, для этого перекрестное субсидирование необходимо перевести из скрытого в явное.
    У каждого эффективного собственника, каждого эффективного регулятора на стенке рядом с портретом президента следует в золотой рамке повесить 12 правил В. М. Бродянского.
    (Продолжение следует)