ТЭБ Москвы: энергетическая и стоимостная структуры

 

Автор

Антонов Николай, Главный эксперт ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике», к. э. н.

 

    С принятием новой редакции ФЗ от 23.11.09 № 261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» резко активизировалась деятельность в сфере энергосбережения. Однако, несмотря на сформулированные в законе требования, разработку программ энергосбережения и индикаторов их выполнения, основной элемент, призванный фиксировать в комплексе предыдущее и новое состояние производства и потребления энергетичес­ких ресурсов, отсутствует. Речь идет о таком инструменте, как топливно-энергетический баланс (ТЭБ) региона/муниципального образования (МО), интегрирующего балансы производства и потребления отдельных энергоносителей.
    Отражая в одной таблице все важнейшие энергетические связи и пропорции (значение отдельных энергоресурсов в энергетическом балансе и отдельных секторов в потреблении отдельных энергоресурсов) ТЭБ позволяет получить полную и связанную энергетическую картину региона. Одновременно при учете тенденций социально-экономического развития территорий, включая топливно-энергетического комплекс, ТЭБ может служить основой для прогнозирования спроса и предложения энергоресурсов в регионе/МО. Без этого инструмента весьма затруднительно целенаправленное проведение политики энергосбережения в территориальных образованиях. Попытки разработать такой энергобаланс предпринимаются в некоторых регионах/МО, но при этом внимание уделяется натуральным показателям без стоимостной оценки вклада отдельных энергоресурсов в общий ТЭБ. Следует учитывать, что энергосбережение в нашей стране в первую очередь преследует цель снижения издержек функционирования экономики и общества, а во вторую — пытается решить проблемы экологии. Поэтому, на наш взгляд, параллельно с оценкой ТЭБ в энергетических единицах необходимо давать его стоимостную характеристику.
    В данной статье сделана попытка оценить масштабы энергопотребления в натуральных и стоимостных показателях в Москве. Для рассмотрения выбрана структура конечного энергопотребления1, на которое в ТЭБ приходится основной расход энергии. В качестве точки отсчета взят 2008 г. (пик постперестроечного подъема экономики), поскольку данные по этому году дают более объективное представление, чем данные кризисного 2009-го, что также справедливо и для анализа процессов повышения энергоэффективности. Обычно в кризисные периоды существенно увеличиваются энергоемкости секторов экономики, в основном из-за недогрузки производственных мощностей, роста условно-постоянных затрат энергии и роста доли бытового сектора в суммарном расходе энергоносителей.
    В целом конечное потребление топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) в Москве с учетом потерь в сетях в 2008 г. составило 32,4 млн т у.т.2,. На рис. 1 представлена структура этого потребления в натуральном и стоимостном выражениях3.
    Структура конечного потребления в стоимостной форме, более важная с точки зрения экономии средств, показывает, что основное место занимают нефтепродукты (почти половину) и электроэнергия (25%) вследствие их высокой стоимости как наиболее качественных и востребованных энергоносителей.
    На рис. 2 приведена структура потребления энергии по основным видам экономической деятельности и жилищному сектору Москвы. В конечном расходе энергии преобладают потребители непроизводственной сферы — население (бытовой сектор) и сфера услуг, включая личный транспорт, — почти 64% расхода энергоресурсов, а вместе с общественным транспортом — более 76%. Для сравнения: в России, по данным Росстата, — соответственно 37 и 51%.
    ТЭБ Москвы отражает статус города как столицы и крупнейшего мегаполиса страны с постиндустриальной экономикой, а также как транспортного центра. На Москву приходится почти 25% суммарного валового регионального продукта (ВРП) страны. При этом вклад промышленности в экономику города относительно невысок — менее 17%. Это почти вдвое ниже, чем в РФ (32,7%). Более 71% ВРП столицы в 2008 г. создано в сфере услуг, включая торговые и деловые услуги. Для сравнения: в целом по стране — менее 46%5.
    Рис. 3 хорошо иллюстрирует пост­индустриальный статус Москвы через энергоемкость ее ВРП по сравнению с энергоемкостью ВВП некоторых стран мира и России. В сопоставимых условиях в Москве этот показатель существенно (в 2—3 раза) ниже, чем в развитых странах мира, и примерно в 5 раз ниже, чем в России.
    В целом конечное потребление жидкого топлива в Москве, включая сжатый и сжиженный газ, составило около 9,7 млн т у.т. На рис. 4 представлена структура конечного потребления этого топлива.
    Заметим, что из общей суммы потребления нефтепродуктов транспортом примерно 1,5 млн т у.т. в виде керосина и авиационного бензина расходуется авиатранспортом. По сути, это «бункеровка» воздушных судов, при которой лишь малая доля из указанного объема непосредственно расходуется на территории Москвы (воздушные суда заправились и улетели).
    Органы государственной статистики не строят подробного баланса производства и потребления тепла по субъектам РФ. Это связано как с технологическими особенностями производства этого вида энергии6, так и с проблемами его учета. Учет тепловой энергии на уровне конечных потребителей стал проводиться только в последние годы. Построение баланса тепла требует привлечения целого ряда форм государственной статистической отчетности, агрегирующих информацию в несхожих, весьма специфических структурах, нередко служащих целям контроля за распределением бюджетных средств и не привязанных к видам экономической деятельности (классификатору ОКВЭД), на которые перешла государственная статистика шесть лет назад. Кроме того, большинство этих форм напрямую не нацелено на учет именно тепла. В результате на основе форм государственной статистической отчетности трудно получить однозначный и детализированный баланс производства и потребления теплоэнергии в пределах городских границ Москвы, как, впрочем, и других территориальных образований.
    По данным формы Росстата 1-теп, производство тепловой энергии в Москве в 2008 г. по источникам тепла всех форм собственности составило 84 257 тыс. Гкал, со стороны было получено 42 257 тыс. Гкал, всего поступило 126 538 тыс. Гкал теплоэнергии. Потери теплоэнергии исчисляются 6 681 тыс. Гкал, или около 5,3% от поданной в сеть тепловой энергии. Таким образом, отпуск тепловой энергии равнялся 119 857 тыс. Гкал, в том числе собственным потребителям отпущено 79 397 тыс. Гкал, другим предприятиям (перепродавцам) — 40 460  тыс. Гкал. В последнем случае невозможно выявить границы поставки тепла: часть потребителей, которым поставляют тепло перепродавцы, находятся за пределами административных границ Москвы. Оценка ориентировочной структуры теплопотребления, сформированная по данным статистических форм Росстата и Департамента топливно-энергетического хозяйства правительства г. Москвы, приведена на рис. 5.
    Поставки тепла населению, организациям и предприятиям сферы услуг являются определяющими как в стране в целом, так и в Москве. В стране доля этих потребителей в конечном потреблении тепловой энергии (с учетом потерь при распределении) составляет, по данным Росстата, около 55%, в Москве она существенно выше — почти 80%. Крупнейшими промышленными и транспортными потребителями тепла в городе являются Московский нефтеперерабатывающий завод, Мосводоканал, Московский метрополитен, Мосгортранс, объекты РЖД, Мосавтотранс, предприятия стройматериалов и крупные и средние предприятия текстильной промышленности.
    Структура конечного потребления электроэнергии, в том числе 606 тыс. т у.т. потерь в сетях, представлена на рис. 6. Основную долю (более 46%) занимает непроизводственная сфера — бытовой сектор7 и «Прочее потребление, включая сферу услуг». Почти 34% потребления приходится на промышленность в составе обрабатывающих производств и потребителей сектора Е (последний — кроме подраздела ОКВЭД «Производство электроэнергии»). Подробный анализ структуры потребления электроэнергии по классам производств ОКВЭД в обрабатывающих производствах невозможен, т.к. более 73% потребления — это нераспределенное Росстатом между классами потребление множества мелких и оборонных предприятий. Из общего потребления электроэнергии транспортом (361 тыс. т у.т., или 3101 млн кВт•ч) более 66% пришлось на работу метрополитена, 22% — железных дорог, 12% — трамваев и троллейбусов.
    В конечном потреблении газа (3,3 млн т у.т. без потребителей сектора Е) преобладают сфера услуг и жилой сектор (в совокупности 58%, доля сферы услуг — почти 40 п.п.) и обрабатывающие производства (32%). На строительство, транспорт и связь, сельское хозяйство приходится 10% потребления.
    Несколько подробнее остановимся на потреблении энергии в самом значимом секторе Москвы — бытовом (населением) — с общим потреблением энергии в размере примерно 13,8 млн т у.т. Энергетическая (слева) и стоимостная (справа) структуры потребления представлены на рис. 8.
    При 30%-ной доле нефтепродуктов в энергобалансе бытового сектора их стоимостная доля почти в два раза выше (54%). Для тепла соотношение обратное: при 54%-ной доле в энергетическом эквиваленте ее стоимостная доля составляет примерно 31%, причем учтен объем дотаций, выплачиваемых из городского бюджета на покрытие разницы между экономически обоснованным тарифом и реальным платежом потребителей за тепловую энергию. Доля потребления электроэнергии в энергетическом эквиваленте уступает ее стоимостной доле почти в полтора раза даже несмотря на то, что примерно половина домохозяйств Москвы использует электроплиты для приготовления пищи и соответственно оплачивает электроэнергию по сниженному тарифу (70% от тарифа для квартир без электроплит). Доля газа, расходуемого на приготовление пищи и горячее водоснабжение — ГВС (в городе примерно 150  тыс. квартир имеют газовые водонагреватели), составляет 4,5% и крайне мала в стоимостном выражении — менее 1%.
    Что касается собственно внутриквартирного энергопотребления, то здесь преобладает потребление энергии на нужды отопления и ГВС8 (рис. 7).
    Представленный анализ структуры потребления энергии, возможно, поможет провести дополнительный анализ и выбрать приоритеты в области повышения эффективности использования энергии в Москве. В разных секторах и для разных энергоносителей существуют свои мероприятия и свои подходы. Сейчас основное внимание сконцентрировано на мероприятиях в жилищном фонде и бюджетных учреждениях, прежде всего на повышении эффективности теплоснабжения. Многие вопросы повышения эффективности использования тепловой энергии упираются в платежеспособный спрос потребителей, который у большинства населения относительно невелик, и в этих условиях модернизировать жилищный фонд (а энергосбережение является дополнительным эффектом модернизации) за счет средств населения весьма проблематично. Между тем, как было показано выше, основное место в энергобалансе города по стоимости занимают нефтепродукты (связано с транспортом) и электроэнергия. Но возможности энергосбережения неф­тепродуктов труднореализуемы. Это потребует не только интенсивного развития систем общественного транспорта, совершенствования дорожной сети и сопутствующей ей инфраструктуры, новых градостроительных решений (меры долговременные и очень капиталоемкие), но и стимулирования использования автомобилей меньшего размера и с меньшим объемом двигателя. Более подробное освещение этих вопросов — тема уже иного исследования.