«Во всем виноваты низкие тарифы на энергоресурсы»

 

Автор

Дубинский Максим, Руководитель направления «Энергоэффективность и энергосбережение» компании Р.В.С.

 
    Интервью с руководителем направления «Энергоэффективность и энергосбережение» компании Р.В.С. Максимом Дубинским
    ЭР: Максим, в последнее время на уровне Президента, Правительства РФ предпринимаются важные шаги, направленные на сбережение и эффективное использование электрической энергии и тепла. Как вы оцениваете данные инициативы? Насколько, по вашему мнению, проблема энергосбережения сегодня актуальна?
    М. Д.: Существование этой проблемы в нашей стране уже давно и всем очевидно. Сегодня есть свидетельства того, что и властными институтами, и бизнес-сообществом осознается необходимость создания адекватной, отвечающей современным вызовам системы механизмов государственного регулирования в области энергосбережения и энергоэффективности, включающей в себя меры как законодательного, так и организационного характера. В этом смысле упомянутый закон является востребованным документом, который в долгосрочной перспективе может значительно повысить эффективность российской экономики в целом.
    Вместе с тем его реализацию тормозит отсутствие нормативной документации, призванной конкретизировать многие аспекты участия в энергосбережении субъектов рынка и государственных организаций. Так, лишь 20 февраля 2010 года было подписано  ПП РФ № 67 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам определения полномочий федеральных органов исполнительной власти в области  энергосбережения  и повышения энергетической эффективности». От того, насколько оперативно в ближайшее время будут действовать федеральные и региональные министерства и ведомства, во многом зависит — станет ли закон реальным механизмом или погрязнет в чиновничьих кабинетах.
    ЭР: Какие перспективы внедрения программ энергосбережения на промышленных предприятиях вы видите?
    М. Д.: Конечно, большинство руководителей предприятий понимают остроту проблемы и существенное влияние на себестоимость продукции затрат на энергетические ресурсы. При том что уровень тарифов в России в разы ниже, чем в промышленно развитых странах, доля расходов на энергоресурсы сопоставима с зарубежными показателями. Повторюсь, на верхнем уровне понимание проблемы есть. Быстрота и масштаб реализации подобных программ обусловлены, как бы банально это ни звучало, динамикой роста тарифов. Если все тарифы начнут расти так же стремительно, как, например, на природный газ, то программы энергосбережения станут осуществляться гораздо эффективнее.
    ЭР: Каковы роль и место энергоаудита в мероприятиях по энергосбережению?
    М. Д.: В первую очередь следует отметить, что согласно принятому закону в период с 1 января 2010-го и до 31 декабря 2012 года организации практически всех секторов экономики должны пройти обязательное энергетическое обследование. Однако многие пока не торопятся это делать. Виной тому, с одной стороны — низкие тарифы, с другой — достаточно большой временной интервал. Тем не менее энергоаудит — базисный элемент управления энергопользованием на предприятии. Невозможно управлять объектом, если нет полноценного понимания его состояния. При этом результат (качество управления энергоресурсами) напрямую зависит от качества энергообследования.
    Кроме того, Закон РФ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности…» вводит практику обязательного участия энергоаудиторов в деятельности специализированных саморегулируемых организаций. Но пока работа все еще ведется «по старинке». В основном к энергоаудиту допускаются организации, зарегистрированные в Меж­отраслевой ассоциации энергоэффективности и нормирования. Причина задержки перехода к новой модели взаимоотношений — отсутствие у Министерства энергетики РФ инструкции, регламентирующей порядок регистрации СРО. Столь актуальный документ с середины декабря прошлого года находится на рассмотрении в Мин­юсте. Иначе говоря, на сегодняшний день в стране отсутствуют зарегистрированные СРО, специализирующиеся в сфере энергетического обследования, а значит, деятельность энергоаудиторов с точки зрения закона — неправомочна.
    ЭР: Как, на ваш взгляд, в ближайшее время изменится ситуация на рынке энергоаудиторских услуг? Ожидаете ли вы роста конкуренции в связи с формированием новых правил работы?
    М. Д.: Мы практически уверены в том, что на рынке появится большее количество игроков. Возможно, в силу нашего менталитета и ввиду того, что новый закон позволяет физическим лицам вступать в СРО и оказывать услуги энергоаудита, уже сейчас наблюдается рост числа некоммерческих парт­нерств, основная задача которых заключается не в повышении энергоэффективности потребителей, а в поиске легких денег.
    Тем не менее, на наш взгляд, размножение игроков в данном сегменте рынка не приведет к усилению конкуренции. Сегодня существует ограниченное число компаний, способных на высококомпетентном уровне проводить энергообследование с целью не просто получения энергопаспорта, а действительного повышения энергоэффективности предприятия.
    В этом плане мы выгодно отличаемся от большинства компаний: специалисты Р.В.С. имеют богатый опыт реализации комплексных проектов в области энергосбережения и энергоэффективности.
    ЭР: Какими отличительными характеристиками, по вашему мнению, должен обладать профессиональный аудитор? На что заказчику в первую очередь следует обратить внимание при выборе подрядчика?
    М. Д.: Во-первых, надо детально ознакомиться с референс-листом компании энергоаудитора: где и какие выполнялись работы. При этом, возможно, стoит потратить немного времени и перепроверить приведенные в листе данные. Во-вторых, необходимо учитывать специализацию подрядчика, поскольку на рынке представлены в том числе и компании, имеющие достаточно узкий отраслевой профиль. В-третьих, следует выяснить качество подготовки специалистов, наличие сертификатов и т. п. Остальные риски можно снять, внимательно изучив договор и заранее определив для себя, что вам конкретно требуется от энергоаудитора.
    ЭР: Расскажите, пожалуйста, о наиболее крупных проектах, реализуемых вами сегодня.
    М. Д.: Нашей компанией в последнее время были выполнены интересные проекты энергоаудита в авиастроительной отрасли. Так, в прошлом году специалистами Р.В.С. успешно осуществлено комплексное энерготехнологическое обследование ульяновского завода «Авиастар-СП». По результатам энергоаудита предприятие получило:
  • энергетический паспорт, разработанный согласно ГОСТ 51379?99 и зарегистрированный в Меж­отраслевой ассоциации энергоэффективности и нормирования;
  • отчет об обследовании, включающий топливно-энергетический баланс, информацию о тепловых потерях в зданиях, сооружениях и технологических агрегатах завода;
  • перечень мероприятий по энерго­сбережению, систематизированный относительно сроков окупаемости и объемов инвестиций;
  • комплексную программу повышения энергоэффективности производства.
    В начале 2010 года мы приступили к выполнению заказа на энерго­аудит Уральского завода гражданской авиации. В рамках проекта будут разработаны мероприятия по повышению энергоэффективности ряда энергоемких объектов и технологических процессов, среди которых: система снабжения сжатым воздухом, комплекс теплогенерации, система отопления, печные агрегаты, система освещения. По результатам обследования наши специалисты выполнят технические и финансовые расчеты, сделают технико-экономическое обоснование всех энергосберегающих инноваций.
    Кроме локального энергоаудита нами будет оказан комплекс консалтинговых услуг по созданию системы энергетического менеджмента (СЭМ) и оптимизации процессов бизнес-администрирования энергетического сектора предприятия. СЭМ позволит добиться максимально возможной энергоэффективности производственного процесса и повысить качество управления энергетическими ресурсами.
    ЭР: В европейских странах (в Дании, Великобритании) программы энергосбережения внедряются давно и успешно. Как вы думаете, каковы перспективы реализации аналогичной программы в России, насколько мы отстаем в этом направлении от развитых стран?
    М. Д.: На данный момент мы отстаем, к сожалению, очень сильно. Тем не менее я бы оценил среднесрочные перспективы как достаточно неплохие. Постепенное распространение в нашей стране практики внедрения энергосберегающих программ федерального, регионального и муниципального уровней дает такую надежду. Конечно, велик риск формального подхода, когда подобные программы разрабатываются лишь ради выполнения требований вышестоящих органов. Вероятно, так может происходить до тех пор, пока энергосбережение не станет жизненно важным делом. А эта задача вновь возвращает нас к теме заниженных тарифов для промышленных потребителей...