Страхование в энергетике: пути развития

 

Автор

Орлов Владимир, Директор по страхованию предприятий ТЭК ОАО "КапиталЪ Страхование"

 

    Для понимания некоторых аспектов становления и развития страхования в отечественной энергетике необходимо мысленно вернуться на несколько лет назад, когда этот сегмент страхового рынка только зарождался. Следует сразу оговориться, что в рамках данной статьи умышленно опускаются вопросы разных видов личного страхования, таких как ДМС и НС, а также страхования рисков в атомной энергетике. Речь пойдет о страховании имущества как одной из основных форм страховой защиты энергопредприятий.
    Начиналось все достаточно просто. В первой половине90-х гг. прошлого века перед АО "Мосэнерго" стояла задача поиска займов на строительство новых блоков и реконструкцию уже существующих, в первую очередь - на проект сооружения шестого бло-ка ТЭЦ № 26. Финансирование привлекалось из-за рубежа, а западные банки, в частности Европейский банк реконструкции и развития, требовали застраховать имущественные риски энергокомпании в свою пользу для обеспечения займа.
    В то время в отрасли уже была создана СК "Энергогарант", специалисты которой сформировали программу страхования предприятий электроэнергетики. Эта первая комплексная программа и была внедрена в АО "Мосэнерго".
    Дальнейшее развитие страхования шло в основном в рамках сотрудничества с СК "Энергогарант". Впрочем, в регионах различные энергокомпании начинали работать и с местными страховщиками, в результате чего говорить о какой-либо единой общеотраслевой программе страхования не приходилось. Скорее, имел место весьма хаотичный, бессистемный процесс организации страховой защиты хозяйствующими субъектами своих интересов.
    Проанализировав положение делв середине 1990-х гг., РАО "ЕЭС Рос-сии" приобрело малоизвестную, но обладающую всеми необходимыми лицензиями страховую компанию "Лидер". Эта сделка стала определяющей в развитии страхования предприятий электроэнергетики практически на 10 последующих лет.
    Команде специалистов СК "Ли-дер" совместно с сотрудниками РАО удалось создать эффективную универсальную программу страхования всех энергетических активов холдинга. Появились стандарты и единые условия страховой защиты. Здесь надо отметить, что используемые подходы были действительно эффективны - процент выплат по отношению к сборам превосходил средние показатели того времени по стране. В целом программу выстроили таким образом, чтобы в первую очередь урегулировать проблемы технического характера, в частности с помощью низких франшиз, что во время хронической нехватки средств на ремонт и закупку запасных частей оказалось более чем оправданно.
    К началу XXI века стало понятно: собственная страховая компания - это, по сути, перекладывание денег из одного кармана в другой, риски же в итоге остаются на одних и тех же акционерах. Следовательно, надо было либо диверсифицировать деятельность компании на страховом рынке в направлениях, не связанных с энергетикой, либо менять программу страховой защиты и роль своего страховщика в такой программе.
    В 2000-х гг., когда утвердили план реформирования электроэнергетики, в котором одним из ключевых пунктов значилось избавление от непрофильных активов, участь СК "Лидер" была решена, и компанию выставили на продажу. При этом, чтобы не допустить хаоса в страховании стратегических активов и сохранить эффективность страховой защиты, в РАО ЕЭС в 2002 г. создали страхового брокера - СБ "Энергозащита".
    Энергохолдинг вошел в состав брокера шестьюдесятью процентами уставного капитала, оставшиеся сорок процентов принадлежали одному из международных страховых брокеров.
    С новой компанией были подписаны соглашения о брокерском обслуживании, и она стала проводить конкурсы страховщиков для каждого АО-энерго. В соответствии с критериями отбора сразу отсеивались мелкие и ненадежные фирмы, в результате чего бльшая часть рисков предприятий электроэнергетики была застрахована в ряде крупнейших страховых компаний России на единых унифицированных условиях, которые практически не отличались у разных страховщиков, поскольку определялись конкурсной документацией.
    Таким образом, в области страхования до 1 июля 2008 г. РАО "ЕЭС России" работало со своими дочерними структурами ("Энергогарант", "Лидер" и "Энергозащита"). Хотелось бы подчеркнуть: именно с дочерними и аффилированными, а не кэптивными страховыми компаниями, как часто называли "Энергогарант" и "Лидер", что неправильно.
    Наличие своего страхового брокера - "in-house broker" - признается нормальной мировой практикой. СБ "Энергозащита" до 1 июля 2008 г. таковым и являлся, не будучи кэптивной компанией.
    Многие новые владельцы энергетических активов имеют дружественные страховые фирмы, с помощью которых строят свою работу, однако без прямого аффилирования. Это абсолютно закономерно и понятно: крупная бизнес-структура работает по принципу "одного страхового окна", чем достигается простота управления рисками и активами, а также эффективность программы страхования.
    Но в России практически нет электроэнергетических компаний, которые бы владели собственными страховыми фирмами. В ряду исключений - несколько очень небольших СК, которые достались новым акционерам "в нагрузку" к основным активам.
    Еще недавно страховщики в борьбе за клиента, вышедшего из-под монопольного контроля, готовы были предлагать весьма широкое страховое покрытие по достаточно низким ставкам. Такая ситуация в страховании предприятий электроэнергетики стала вполне закономерным итогом прекращения деятельности РАО "ЕЭС России". Но сегодня, в том числе в связи с кризисом, положение, как известно, меняется в сторону увеличения стоимости страховой защиты.
    В перспективе с отечественными энергетиками будут работать только крупные СК, которые повысят свои тарифы вслед за мировым ростом ставок на рынке перестрахования, а также с целью компенсации страховых случаев. Последних только в 2008 г. отмечалось великое множество, при этом в десяти случаях ущерб измерялся суммами свыше десяти млн долл., а порой и в несколько десятков миллионов.
    Энергетические предприятия, ко-торые сейчас входят (или войдут) в состав более крупных структур, в дальнейшем, скорее всего, станут использовать кэптивных и/или дружественных страховщиков родительского холдинга.
    Что касается независимых энергокомпаний, то у них в ближайшие годы появления кэптивных страховщиков ожидать не стоит. Но уже через несколько лет те, кто сохранят самостоятельность и не вольются в какую-либо финансово-промышленную группу или холдинг (например, СУЭК, Газпром, РЖД), обязательно рассмотрят вопрос создания собственного кэптива. Ведь кэптивный страховщик, помимо оптимизации страховой защиты, дает возможность инвестировать временно свободные денежные средства на международных фондовых и инвестиционных площадках, которые, несомненно, восстановятся после финансового кризиса.
    Уместно будет заметить, что явления, аналогичные происходящим сейчас в сфере страхования энергетических активов, наблюдались несколько лет тому назад при приватизации нефтяных компаний. Здесь в течение двух-трех лет царил относительный хаос, но затем система самоотрегулировалась, и в настоящее время работа по страхованию нефтяных и газовых предприятий сосредоточена в руках нескольких крупных страховщиков.
    Вероятнее всего, в 2009-2010 гг. разные игроки будут пытаться сегментировать обширный портфель страхования энергорисков, но к 2011-2012 гг. рынок этих услуг должен полностью стабилизироваться и занять равновесное положение.