"У российской угольной промышленности появился шанс занять достойное место"

 

Автор

Белова Анна, Заместитель генерального директора - директор по стратегии и корпоративному развитию ОАО "СУЭК"

 

    Интервью с заместителем генерального директора - директором по стратегии и корпоративному развитию ОАО "СУЭК" Анной Беловой

    ЭР: Мировой топливный рынок в последнее время переживает бурный рост цен на все виды угля. По Вашему мнению, как Россия вписывается в международную конъюнктуру?

    А. Б.: Действительно, в последний год мы стали свидетелями беспрецедентного явления на мировом рынке угля. Никто из международных аналитиков даже не мог предполагать такого роста цен, который порой достигает 10% в неделю. С конца прошлого года все основные виды угля подорожали более чем на 100%. Подобного не наблюдалось ни на одном другом рынке энергоресурсов. В результате конкурентоспособность добываемого в нашей стране угля значительно увеличилась. В условиях, когда цены на мировом рынке перевалили 120-долларовый рубеж, а российский экспортный уголь является маржинальным по сравнению с добываемым в Австралии, Индонезии, Колумбии, отечественным угольщикам пришло время пересмотреть стратегические направления развития. Ведь нам, по большому счету, довольно сложно конкурировать с основными иностранными производителями, поскольку в стоимости российского угля значительную долю составляют транспортные издержки.

    ЭР: Как Вы думаете, чем обусловлен столь резкий рост мировых цен на уголь?

    А. Б.: Можно говорить, во-первых, о системных причинах и, во-вторых, о причинах, вызванных стечением обстоятельств, которые повлияли на динамику мировых цен на уголь. К первой категории относится бурный рост потребительского спроса на электроэнергию. Последние 10 лет все развитые и развивающиеся страны испытывали экономический подъем и практически исчерпали внутренние ресурсы для поддержания соответствующего ему уровня энергообеспеченности. Неблагоприятным же стечением обстоятельств я бы назвала, к примеру, очень суровую зиму в Китае и введение правительством этой страны запрета на экспорт собственного угля. До недавнего времени Китай был нетто-экспортером угля, производя 250 млрд тонн в год. Увеличение потребностей в энергоснабжении растущей китайской экономики превратило страну в нетто-импортера. Это неудивительно, так как темпы прироста энергопотребления здесь составляют почти половину от мировых. Одновременно произошло еще несколько событий, следствием которых стала острая нехватка угля в мире. Например, затопление шахт в Австралии, локаут в Южной Африке.

    ЭР: Поясните, пожалуйста, что является определяющим в повышении конкурентоспособности российского угля?

    А. Б.: Если мы говорим об экспорте, то на конкурентоспособность нашей угольной отрасли влияют четыре главных фактора.
    Прежде всего, одна из самых высоких в российской промышленности степеней износа основных фондов.
    С начала нынешнего десятилетия в среднем по отрасли инвестиции составляли 1-2 доллара на тонну продукции. Только последние три года цифра выросла до 4-7 долларов, но этого недостаточно. По мнению аналитиков крупнейшей мировой горнорудной компании BHP-Billiton, для поддержания текущего уровня производства необходимо инвестировать не менее 10 долларов на тонну, а для конкурентного развития, внедрения новых технологий около 15-20 дол-ларов. Отставание российских компаний по этому показателю приводит к низкой производительности труда, повышению аварийности, вызванной отказами и неэффективной эксплуатацией устаревшего оборудования.
    Значительно увеличивают цену российского угля транспортные затраты - это второй фактор. Помимо того, что само по себе транспортное "плечо" составляет 3-5 тыс. километров, тарифная политика ОАО "РЖД" также способствует повышению конечной стоимости нашей продукции. Например, с января текущего года была введена дополнительная нагрузка на железнодорожный тариф в размере 1%, связанная с развитием инфраструктуры в Сочи, а с 1 июля тариф увеличился еще примерно на 8-10% за счет перекладывания на грузоотправителя инвестиционной составляющей на цели развития инфраструктуры. Хотя все это значительно снижает конкурентоспособность российского угля, сегодняшние цены на мировом рынке все-таки позволяют нам конкурировать с иностранными производителями. При падении цен до уровня начала 90-х годов большая часть российского угольного экспорта будет потеряна по объективным причинам. Основной стратегический способ снизить транспортную состав-ляющую в cost-to-market - повышение калорийности и качества угольной продукции и перевод ее таким образом в другую тарифную категорию.
    Третьим фактором является отставание в изменениях нормативно-правовой базы, регулирующей работу отрасли. Действующие отраслевые инструкции и регламенты давно служат тормозом для внедрения современных высокотехнологичных комплексов, обеспечивающих производительность труда на уровне мировых стандартов. Трудовое законодательство, в свою очередь, жестко ограничивает продолжительность смены шестью часами, хотя все конкурентоспособные угольные предприятия в Китае, Австралии, Южной Африке давно перешли на восьмичасовые смены.
    Четвертым фактором я бы назвала полное отсутствие мер поддержки отрасли со стороны государства. Существенную помощь могло бы оказать решение следующих вопросов: предоставление государственных гарантий при закупке оборудования, субсидирование процентной ставки по кредитам, введение дифференцированной ставки НДПИ, ускоренной амортизации и другие меры.

    ЭР: Какое направление сбыта продукции для компании СУЭК Вы считаете наиболее перспективным?

    А. Б.: На сегодня мы определили ряд перспективных регионов. Уже несколько лет нашим традиционным рынком является Западная Европа, куда мы поставляем почти три чет-верти своих экспортных объемов. Но наиболее интересный, растущий рынок это, конечно, Восток, и именно на нем будет сфокусирована сбытовая деятельность компании. Мы открываем представительство нашей трейдинговой "дочки" в странах юговосточного региона. В этом году заканчиваем строительство угольного балкерного терминала в порту Восточный.

    ЭР: Высокие цены выгодны отечественным угольщикам. Как они воспользовались этой ситуацией?

    А. Б.: В настоящее время осуществляются инвестиции в освоение месторождений угля экспортного качества и, соответственно, в развитие инфраструктуры экспорта. Это положительная тенденция, поскольку пока возможности инфраструктуры для поставки товара на экспорт очень ограничены. Мы не обладаем достаточным количеством вагонов, пропускная способность железных дорог и портов также недостаточна. В качестве примера значительных инвестиций могу привести строительство современного балкерного угольного терминала в бухте Мучка на Дальнем Востоке. СУЭК инвестировала в данный проект свыше 8 млрд рублей. В июле запланирована первая пробная отгрузка. Терминал рассчитан на перевалку 12 млн тонн угля в год, в дальнейшем пропускная способность может быть увеличена до 18 млн тонн. Новый грузопоток обеспечит полную загрузку БАМа при условии своевременной прокладки Кузнецовского тоннеля и модернизации железнодорожной инфраструктуры.

    ЭР: В феврале Правительством России была утверждена Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года. Одним из ее приоритетов является увеличение доли станций, использующих уголь для производства энергии. Способен ли рынок в заданных объемах удовлетворить спрос на угольное топливо для новых мощностей?

    А. Б.: Рынок, безусловно, способен удовлетворить эти потребности - хотя бы потому, что в отличие от запасов нефти и газа, перспектива добычи которых измеряется десятками лет, запасов угля хватит на столетия. Но одно только наличие гарантированных резервов и освоенных месторождений не является основанием для столь серьезного увеличения доли угольной генерации. К сожалению, в нашем государстве иногда бывает так, что при разработке какого-то стратегического направления не обеспечивается принятие следующего уровня документов, необходимых для конкретной реализации стратегических намерений, и, как следствие, без государственной поддержки действительные темпы отстают от прогнозируемых. Мы видим это уже сейчас, когда в периоды пиковых нагрузок на угольных станциях топлива зачастую не хватает.
    Кроме того, возникает вопрос, насколько эффективна угольная генерация как способ замещения газовой? Калорийность угля минимум на 30% ниже, чем газа, поэтому экономическая целесообразность замены одного вида топлива на другой очевидна лишь при условии либерализации цен на газ. Искусственное дотирование этих цен на внутреннем российском рынке значительно сдерживает развитие угольной энергетики.
    Еще одно существенное обстоятельство - недостаточность транспортной инфраструктуры. Необходимо, чтобы параллельно с ростом угольной выработки в электроэнергетике и увеличением добычи угля "расшивались узкие места" в железнодорожной логистике. Уже сегодня, без ввода в эксплуатацию новых угольных энергоблоков, большинство угольных компаний в определенные месяцы сталкиваются с серьезными проблемами при доставке топлива потребителям из-за ограничений пропускной способности на железной дороге. "Узкими местами" чаще всего являются погрузочно-разгрузочные комплексы на станциях, пропускная способность отдельных железнодорожных веток и нехватка полувагонов для перевозки угля.
    Инвестиционные планы большинства угольных компаний сформированы с учетом значительного увеличения добычи и отгрузки продукции на перспективу до 2012-2020 годов, поэтому с точки зрения производственных возможностей нашей отрасли нет никаких непреодолимых преград для поставки на рынок того количества угля, которое потребуется.

    ЭР: Не могли бы Вы оценить эффективность использования угольного топлива на электростанциях?

    А. Б.: Уголь в качестве топлива для предприятий электроэнергетики име-ет свои плюсы и минусы.
    Если угольное месторождение находится рядом с генерирующим предприятием, то в долгосрочном периоде топливная составляющая в стоимости одного кВт.ч угольных электростанций весьма низка и конкурентоспособна. При увеличении расстояния экономическая эффективность начинает резко снижаться вследствие роста транспортных затрат. Поэтому можно говорить о том, что уголь в качестве топлива отлично подходит для станций в тех регионах, где он и добывается.
    Минусы угля как топлива по сравнению с газом общеизвестны. Это количество вредных выбросов действующих станций, наличие золо-шлакоотвалов, больший объем потребляемой воды (в том числе из-за мокрого золоудаления в производственном процессе). Между тем во всем мире сейчас активно инвестируют в создание новой угольной энергетики, в так называемые "чистые" угольные технологии, которые способны обеспечить более дорогой, но экологически приемлемый вариант развития угольной генерации. Впервые в нынешнем году и мы в СУЭК начали системно изучать данный вопрос.

    ЭР: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития угольного рынка в России?

    А. Б.: Анализ статистики 2006-2007 годов показал, что темпы роста потребления электроэнергии в нашей стране ниже, чем это планировалось три года назад. Цифры свидетельствуют также об уменьшении объемов реализации угля на внутреннем рын-ке. Причем в 2007 году по сравнению с 2006-м наблюдалась тенденция сокращения его поставок на нужды электроэнергетики, несмотря на то, что была определена задача увеличения доли угольной генерации. В то же время растет потребление в качестве топлива газа. На мой взгляд, причины всего этого кроются в переносе сроков либерализации цен на газ на 2015 год, в высоких тарифах на железнодорожные перевозки, существенно увеличивающих стоимость угля, в росте общей инвестиционной стоимости реализации новых проектов, а также в инфляции, провоцирующей рост инвестиционных затрат.
    Компания СУЭК, при некотором снижении поставок угля на нужды электроэнергетики, сумела немного увеличить общий объем своего предложения на внутренний рынок.
    Конкуренты частично переориентировались на экспорт по причине хорошей конъюнктуры. Но нельзя сказать, что в России имела место не-допоставка угля для нужд энергетики, скорее, был покрыт весь объем внутреннего спроса.
    Говоря о перспективах развития угольного рынка в России, определяющими я бы назвала несколько условий.
    Главное для серьезного роста угольного рынка (без учета влияния климатических колебаний) - насколько успешно будет реализована упомянутая Генеральная схема размещения объектов энергетики. В свою очередь, это зависит от спроса на электроэнергию, цен на газ, от поддержки негазовой генерации и темпов строительства угольных энергоблоков. Даже если планы по вводу новых угольных генерирующих мощностей будут выполнены хотя бы частично, это создаст ощутимый дополнительный спрос на уголь.
    Второе важнейшее обстоятельство - ситуация с экспортными ценами. Мы сейчас имеем возможность экспортировать даже тот уголь, который раньше сбывали только на внутреннем рынке. Опережающими темпами идет освоение угольных месторождений, не планировавшихся к разработке в столь близкой перспективе. Но если цены упадут, или если железнодорожные тарифы станут расти еще быстрее, то часть экспортного угля вернется на внутренний рынок, что явится стимулом для развития угольной генерации за счет конкурентоспособных цен.
    Наконец, еще один существенный фактор - завершение реформы РАО ЕЭС и, как следствие, возникшая тенденция вертикальной интеграции производства угля и энергии в рамках компаний. Это также стимулирует быстрое проектирование и строительство новых угольных энергоблоков.
    Кстати, данный процесс "наложится" на изменение самой системы взаимоотношений угольщиков с энергетиками. Если раньше большая часть вопросов решалась на уровне РАО ЕЭС и бизнес-единиц, то теперь в продажах угля возрастет значение соб-ственно рынка. Надо уметь выстраивать серьезные отношения с независимыми компаниями, предлагать им конкурентоспособный продукт, понимать, что системы закупок у E.ON и у Enel различаются, и т. п.

    ЭР: С какими вызовами может столкнуться угольная отрасль России в будущем?

    А. Б.: В качестве основных вызовов я бы отметила следующие:

  • недостаточные темпы развития и модернизации ресурсно-производственной базы;
  • низкая динамика роста производительности труда и эффективности производства на российских предприятиях по сравнению с мировыми конкурентами;
  • нехватка инвестиционных средств у компаний угольной отрасли и отсутствие ощутимых усилий со стороны государства и ОАО "РЖД" для реализации масштабных инфраструктурных и логистических проектов;
  • замедление либерализации цен на газ и электроэнергию; отсрочка в формировании конкурентного рын-ка энергоносителей;
  • изменение принципов компенсации за наносимый ущерб окружающей среде;
  • недостаточность объемов инвестирования в НИОКР и инновационные технологии.
  • запаздывание в разработке и внедрении новых отраслевых технических регламентов и в изменении действующей нормативно-правовой базы.
        В заключение хотелось бы сказать, что, несмотря на значительное количество проблем, накопившихся в отрасли за последние 15 лет, сегодня у российской угольной промышленности появился шанс занять достойное место - как на внутреннем, так и на мировом рынке - при условии объединения усилий государства и отечественных угольных компаний.

  •